Rambler's Top100

Высокая мода - удел эмигрантов

Высокая мода - удел эмигрантов

Первая мировая война и  Октябрьская революция 1917 года привели к массовой миграции россиян. Тогда европейская культура сильно выиграла от эмигрировавших в нее русских аристократов. Например, высокую моду Парижа, как ни странно, создали русские, а многие современные бренды одежды в качестве своих отцов-основателей могут назвать эмигрантов из царской России.

ДОМА ВЫСОКОЙ МОДЫ

К окончанию Гражданской войны в России в мире сформировалось несколько центров белой эмиграции. Большая часть беженцев из сгоревшей в пожаре революции России нашла приют в Турции, Китае и во Франции. Причем в Париж в основном стремились наиболее богатые соотечественники, сумевшие вывезти с родины крупные капиталы и драгоценности. Вскоре им уже принадлежали фабрики, заводы, рестораны, а также ряд популярных газет. Одновременно с успехом мужской части белоэмиграции с неожиданной стороны проявили себя купеческие, княжеские и офицерские жены. Стремясь не отставать от своих мужей, они принялись активно открывать салоны модисток, которые быстро выросли в дома высокой моды. Причем если на родине светские дамы сами заказывали наряды из Европы, то оказавшись на чужбине, они были вынуждены не только завоевать рынок, но и диктовать свои вкусы и предпочтения строптивым европейцам. Первое время русских, которые в основном занимались вышиванием, росписью шляп, шалей или пошивом одежды, предпочитали не замечать. Напрасно!

Скоро в Париже появился первый русский дом моды - IRFE, один из лидеров современного мира моды. Название мирового бренда произошло от инициалов двух русских имен в латинской транскрипции: Ирина и Феликс. Правда, в мировой истории Феликс Юсупов больше известен благодаря криминальной истории, в которой он выступал одним из организаторов покушения на Григория Распутина. Оказавшись на чужбине, Юсупов проявил себя отличным бизнесменом, быстро смекнув, что на моде можно хорошо заработать! IRFE оказался первым французским домом моды, имевшим в названии имена владельцев. До него так нескромно не поступал ни один француз! Однако спустя десятилетия практика называть дома моды в честь себя, любимых, с легкой руки наших соотечественников распространилась на всю Европу. Клиентами князя и его красавицы жены оказалась вся финансовая, промышленная и светская элита Лондона, Берлина и Нью-Йорка.

После прибытия во Францию Феликсу Юсупову пришлось за несколько бриллиантов купить им с женой паспорта и визы. Оставшихся денег с трудом хватило на покупку дома в Булонском лесу в Париже. Первое время Ирине Юсуповой, родственнице императрицы, приходилось самой штопать одежду и стирать белье. Однако открытый Юсуповыми дом моды вновь сделал их обеспеченными людьми. Хотя платья для первой коллекции IRFE создавались чуть ли не на коленке. В ее создании Юсуповым помогали князь Никита Романов, Мария Воронцова-Дашкова, княгиня Елена Трубецкая. Эскизы нарядов рисовали на старых обоях, а соединяли их ползающие по полу княжны Оболенские.

Тем не менее, дебют прошел блестяще. Показ проходил в одном из лучших парижских отелей «Ритц», а моделями выступали знатнейшие аристократки бывшей Российской империи. Вышедшие на другой день глянцевые журналы наперебой расхваливали как саму коллекцию, так и талант и красоту утонченной Ирины Юсуповой. Просуществовал IRFE до 1930 года. Причиной закрытия стали Великая депрессия, поразившая США, где у Юсуповых была богатая клиентура, и наступавшие на пятки Шанель и Диор. Они предлагали более демократичную и дешевую одежду, тогда как IRFE специализировался на шикарных нарядах аристократов.

ЭПАТАЖ НА ГРАНИ ФОЛА

Для того чтобы покорить искушенную французскую публику, Юсупов прибегнул к поистине беспрецедентному приему: ввел моду на революционную одежду. Именно благодаря основателям IRFE пошла мода в Европе на бело-голубую полоску в платьях для дам, имитирующую матросскую тельняшку, пальто-бушлат и кожаные куртки. Правда, в революционные крайности впадали лишь самые смелые модницы Парижа, основная же масса предпочла кокошники, меховые отделки накидок для платьев и косоворотки, также предлагаемые модным домом Юсуповых. Бизнес рос как на дрожжах. Скоро появились филиалы в Брюсселе и Чикаго. IRFE с трудом справлялся с горой заказов - одежда в старорусском стиле внезапно заняла главенствующие позиции у модников Европы. Как ни странно, монополия Юсуповых продлилась недолго. Спустя семь лет пальму первенства на пошив одежды в славянском стиле у IRFE перехватили крупнейшие мировые бренды тех лет: «Шанель», «Люсиль», «Поль Пуаре» и «Агнесс», и мировые подиумы заполонили модели, одетые в лучших традициях загадочной России. Мода на одежду в псевдорусском стиле настолько захватила Европу, что, например, английская королева Мария, бабушка Елизаветы II, шла под венец в кокошнике.

КНЯЖЕСКИЙ БИЗНЕС

Юсуповы были не одиноки! Им в спину дышали жены остальных аристократов России, оказавшихся в Париже. Первое время швейный бизнес находился в подполье. Княгини-эмигрантки работали на дому или в гостиницах, где жили, изготавливая эксклюзивную одежду на заказ. Все изменилось в 1922 году благодаря обращению в Лигу Наций (предшественница ООН) нобелевского лауреата Фритьофа Нансена. Русские иммигранты получили паспорта беженцев, а следовательно, возможность легализоваться и вывести свой бизнес из тени. Прежде подпольные ателье, принадлежавшие эмигрировавшим российским дворянкам, разрослись до крупных домов моды. Так, известный на весь Париж шляпный дом «Шапка» принадлежал свекрови великой княгини Марии Павловны. Одной из ведущих манекенщиц в нем трудилась княгиня Трубецкая, чьи предки стояли на Сенатской площади во время восстания декабристов. Целую фабрику по вязке и шитью шерстяных и шелковых тканей, стилизованных под парчу с причудливыми узорами на русскую, египетскую и персидскую темы, открыла графиня Орлова-Давыдова. Заказчиками тканей в ее доме мод были лучшие парижские ателье. Ее «Дом мод» располагался в самом фешенебельном районе Парижа на бульваре Мальзерб.

Неменьшей популярностью пользовался дом «Имеди», принадлежавший грузинской княжне Воронцовой-Дашковой, в девичестве Чавчавадзе. У нее предпочитали одеваться дамы высшего света Европы и США. Это неудивительно, поскольку очаровательная княжна начинала свою карьеру в Париже в качестве светской манекенщицы у самой Коко Шанель. В ее задачу входило посещение светских мероприятий: театров, выставок, приемов в платьях от знаменитой французской модельерши. Одной из знаменитых манекенщиц Парижа стала фрейлина императрицы Александры Федоровны - Софья Носович, известная своим участием в деятельности Белой гвардии. В Гражданскую войну девушка была схвачена большевиками, ее приговорили к расстрелу, но фрейлина смогла бежать.

ЦВЕТ - ВСЕМУ ГОЛОВА

Но самым популярным русским домом моды в Париже стал «Арданс». Его хозяйка, баронесса Евгения Кастидис, увековечила свой бизнес, сделав ставку не на разнообразие фасонов одежды, а на цвет! Все, что производил «Арданс», имело сиреневый цвет. Клиентам предлагались сиреневые платья, пальто, обувь, сумки и зонты. На выходе каждому покупателю вручался букет свежих фиалок. Парижане настолько полюбили гостеприимный дом баронессы, что сиреневый стал одним из трех цветов, символизирующих французский Прованс.

Не менее оглушительный успех имел модный дом ITEB. В названии заведения его хозяйка использовала собственное имя Бети, написанное наоборот. Фирменным почерком ITEB стало сочетание черного и белого цветов. Зажиточные французы двадцатых-тридцатых годов шутили, что они одеваются либо у великой княжны, либо у фрейлины императрицы, либо в крайнем случае у дочери начальника царской конюшни, которой была Бети.

Кроме уже перечисленных домов моды в Париже существовали:  «Поль Каре» княжны Лобановой-Ростовской, «Пьер Питоев», «Анна Сергеева» и «Тао» княгини М.С. Трубецкой, «Валентина» В.С. Саниной, дом белья «Хитрово» и «Адлерберг» графини Л.В. Адлерберг и многие другие. 

Дмитрий Соколов

Фото IRFE.COM, РИА “НОВОСТИ”

ДОСТОЙНО ВОСХИЩЕНИЯ

В каждом отдельном случае открытия русского дома мод некогда высокопоставленными дворянками сопровождались настоящим гуманитарным подвигом с их стороны. Зачастую жертвуя частью прибыли, они брали на работу моделями, швеями и портнихами не парижанок, чей труд оплачивался дешевле, а своих соотечественниц. Нередко отправляли их на курсы шитья за свой счет. Подобная политика помощи соотечественникам, попавшим в тяжелое положение, достойна самой высокой человеческой оценки.

Источник

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:


























































Красота и стиль











































П Р И Ч Ё С К И Д Л Я В А С











Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом