Rambler's Top100

Эпидемия красоты

Эпидемия красоты

Стремление россиян изменить свою внешность, похоже, принимает масштабы эпидемии. Сегодня в погоне за молодостью и красотой миллионы мужчин и женщин разных возрастов и профессий во всем мире ложатся под скальпель хирурга. Между тем число людей, пострадавших от эстетической хирургии, стремительно растет. Всегда ли необходимо в борьбе за красоту прибегать к кардинальным методам? Насколько это безопасно? Эти и другие вопросы мы задали одному из ведущих пластических хирургов, директору Республиканского Центра человека МЗ РФ, доктору медицинских наук Андрею АКОПЯНУ.

– Андрей Степанович, внешность всегда занимала умы человечества, но то, что мы наблюдаем в последнее время, можно с уверенностью назвать бумом красоты. Почему, на ваш взгляд, мы все так увлеклись своей внешней оболочкой?

– Внутреннего содержания, «маленького сердца большую доброту» внешность не заменит. Но именно она вызывает первичный интерес, привлекает внимание. Для многих это и вопрос личной самооценки, и естественное желание как можно дольше пребывать в оптимальном состоянии.

Уже из шумерской культуры мы знаем об операциях по эстетическому улучшению внешности. Один из первых способов ринопластики –  так называемый «итальянский метод», использующий перемещенный лоскут кожи лба. Применялся после вырывания ноздрей, в те века распространенного наказания. Использовались и методы устранения последствий клеймения. Помните миледи в «Трех мушкетерах»?

Делалась коррекция кожных покровов и после боевых травм. В недавнем прошлом услугами пластических хирургов в основном пользовались актрисы, жены дипломатов и больших руководителей. Сегодня привлекательность человека, его внешний вид, молодость часто становятся инструментом карьеры или так называемой «вертикальной мобильности». А для женщины – это вообще главный стратегический ресурс.

По мере улучшения качества жизни людей, увеличения ее продолжительности, дальнейшего «постарения» населения растет и потребность в услугах пластической хирургии, особенно в эстетической ее части. По всем прогнозам, будет расти и дальше. Спрос рождает предложение. Это закон рынка.

– А «рынок» и «медицина», на ваш взгляд, – понятия совместимые?

– Рынок – это выбор, информированность, доступность, конкуренция. То, что делает потребителя центральной фигурой.
Да, практика показала, что коммерческая организация неадекватна большинству задач здравоохранения, когда речь идет о доступности медицинской помощи. Эстетическая же медицина, в силу ее специфики, приоритета желаний пациента, относительности медицинских показаний исходно базировалась на возмездной основе.

– Кто является вашими клиентами?

– Даже если речь идет о возмездной, т.е. платной медицине, пациент не должен превращаться в клиента. Последним термином я вообще стараюсь не пользоваться. Две трети пациентов – это женщины от 30 до 50 лет, с месячным доходом на члена семьи в пределах 25–30 тыс. рублей и выше. Для мужчины в сравнении с общественным статусом внешний вид менее значим. Именно женщина, кстати, в человеческом обществе определяет иерархию ценностей. Пристальное внимание мужчины к своей внешности в границах русской цивилизации чаще всего оценивается неоднозначно, даже недоброжелательно…

– Какие операции наиболее востребованы?

– Российской статистики сегодня не ведется. В отечественной номенклатуре вообще врачебных специальностей пластической дисциплины до сих пор нет.

А в США, например, ежегодно выполняется около 600 тысяч вмешательств. Их число возросло в 2,5 раза за последние 10–15 лет. К числу наиболее частых сегодня относятся липосакция, операции по увеличению размера молочных желез, пластика век (блефаропластика).

– Что бы вы ни говорили в защиту пластики, тем не менее это все-таки не поход в парикмахерскую. Хирургическое вмешательство всегда считалось крайней мерой. Разве не так?

– Это вопрос отношения: страха, восприятия. У плановой хирургии вообще степень безопасности достаточно высокая. Вероятность осложнений не выше, чем опасность при переходе улицы или при полете на самолете. Часто хирургия решает задачи, перед которыми другие методы бессильны. Взрослым трудно понять, какую психологическую травму испытывает, например, лопоухий подросток, подвергаясь насмешкам одноклассников. А сколько девочек из-за проблем с внешностью боятся выходить из дома?

Много людей носят в себе свои комплексы: рубцы, родимые пятна, асимметрию или отсутствие молочных желез. Косметически благодарный результат снимает психологическую дисгармонию, тревожность. Коррекция возрастных изменений, как у женщин, так и у мужчин, очень благодарна.


Но любая операция – это всегда риск. Всем известен случай, когда вицемисс России Екатерина Сумина после проведенной в клинике липосакции вошла в состояние комы.

– Насколько я знаю, причиной этой трагедии стало неквалифицированное анестезиологическое обеспечение. Как правило, причиной таких ситуаций является человеческий фактор.

– Но негативных примеров более чем достаточно. Они у всех на слуху…

– Это естественно. Рассказ о хороших результатах воспринимается как реклама, пиар. Хороший результат быстро забывается, а плохой имеет конкретного недовольного или реально пострадавшего, становится темой обсуждений.

– Иногда можно увидеть, как черты любимого, но, увы, с годами стареющего актера после пластической операции изменяются, и лицо становится похожим на маску…

– Застывшее, маскообразное выражение лица является следствием технической погрешности – излишнего радикализма, повторных круговых подтяжек кожи лица и шеи, злоупотребления химическим пилингом.

– Не напоминает ли пластическая хирургия фабрику по производству кукол Барби с одинаково пухлыми губами, пышной грудью и натянутой голливудской улыбкой? Скажите, а элемент творчества в вашем деле возможен?

– Медицину традиционно помещают между наукой и искусством. Творчество в профессии – это проявление любви к ней. Возможности хирургии имеют четкие границы. Все должно быть доказательно и воспроизводимо. Когда «уповают на чудо», ждут вдохновения, обещают исцеление, лучше от такого врача держаться подальше.

– Считается, что с годами мы имеет то лицо, которое заслужили. Порой и морщины украшают человека. Главное – как ты сам к этому относишься. Вам никогда не приходилось отговаривать от операции?

– Приходится отговаривать, если операция ничего не даст. Сегодня на консультацию приходят подготовленные, грамотные люди. По опросам, сегодня каждая четвертая женщина знает, какую бы операцию она сделала. Три из четырех готовы это серьезно обсуждать по отношению к себе независимо от возраста. У каждого человека есть право распоряжаться собственным телом.

– К вам на прием приходит много женщин. Каков, на ваш взгляд, эталон женской красоты? Можно ли его достичь? Есть ли у вас свои параметры красоты?

– Про «эталоны» много известно, написано, смоделировано на мощных компьютерах. Лично для меня это никогда большого значения не имело. Важнее – влечение к женщине. Я не делю женщину на части и по частям не рассматриваю.

Интервью взяла Марина ХАРАКТЕРОВА


Ольга АРОСЕВА, народная артистка России:
 

– Никогда не прибегала к услугам пластического хирурга. Зачем изменять внешнюю оболочку, если внутри человек остается неизменным?

Думаю, этот дисбаланс между внешностью и твоим внутренним миром наверняка приводит к негативным последствиям. Хотя, если это необходимо для здоровья, в тех случаях, когда люди восстанавливаются после аварий или пожаров, это, конечно, имеет смысл. Когда операцию делают артисты, это тоже можно понять: актер хочет сохранить себя для ролей. Правда, порой я не понимаю, зачем некоторые так уродуют себя: любая самая маленькая «подтяжка» оставляет след на лице. По-моему, с помощью пластических операций люди избавляются прежде всего от комплексов.

Стандартов красоты не существует в природе. Приятным и красивым можно назвать и полного, и худого человека, пожилого и совсем юного. Главное ведь не в этом. Важно, чтобы внешность соответствовала вашему внутреннему содержанию. А когда бабушка изо всех сил делает вид, что она молода, – это просто смешно!


Анни ЖИРАРДО:

– Я всегда отказывалась от пластических операций. Посмотрите на меня! Разве они мне нужны? Мой спектакль «Мадам Маргерит», кстати, объясняет и это. Зачем вмешиваться в природу? Ведь на самом деле показатель молодости – это не то, как ты выглядишь или сколько у тебя пластических операций. Это то, что у тебя внутри. Вот здесь, где стучит сердце. Меня молодят моя работа, моя дочь и внучка. Мое творчество и то, что я никогда не плачу о прошлом...


Егор ИСАЕВ, поэт, лауреат Ленинской премии:

– Да, некоторые идут на разного рода косметические уловки и ухищрения, вплоть до замены лица. Зачем? Лицо без морщин не имеет времени, но при этом человек не имеет и образа. Так стоит ли убегать от времени, уходить от своей природы? Великий Толстой ведь не стеснялся быть стариком. Да и каждая наша морщинка имеет свою глубину. Как же можно отказываться от этого? Как можно подменять себя? А все оттого, что все мы во власти штампов и стереотипов. Хотим «казаться». А надо «быть»!

И если женщинам это стремление к красоте еще как-то простительно, то мужчины, которые наводят кудри и занимаются бог знает чем, теряют мужественность. Мужчина должен смотреться в зеркало, только когда бреется. А мужчиной он должен быть по совести, по характеру, по кодексу своего поведения. 

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Рейтинг@Mail.ru





















П Р И Ч Ё С К И  Д Л Я  В А С  Д О  И  П О С Л Е











С А Л О Н К Р А С О Т Ы Д Л Я В А С










Красота и стиль

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом