Rambler's Top100



Как Иван Павлович стал суперменом

Как Иван Павлович стал суперменом С годами здоровье не улучшается, да и относимся мы к себе легкомысленно, потакая простительным, как нам кажется, слабостям. А как хочется вернуть былую бодрость! И это вполне реально: надо только не упустить время, поставить перед собой цель и идти к ней, не поддаваясь слабости, потому что слабость может быть губительна

Они познакомились осенью в парке во время вечерних прогулок.
Одного звали Иваном Павловичем, другого Семеном Сидоровичем. Обоим недавно исполнилось по 50 лет. Оба работали начальниками отделов в солидных производственных фирмах. Оба посещали одну и ту же поликлинику, и даже участковый врач у них был один и тот же. Врач и посоветовал им вечерний моцион.
– Ходим, ходим, а толку никакого, – пожаловался однажды Семен Сидорович, – вчера сердце опять щемило.
Иван Павлович согласился с ним и предложил посетить оздоровительно-лечебный центр «Феникс», которым руководил доктор медицинских наук Сагайдачный. О нем много говорили у них на работе.
Так они и сделали. В центре приятели сдали анализы, прошли тест-контроли, а затем их пригласил на беседу сам Сагайдачный. Он оказался крепким кряжистым человеком. Даже под голубой медицинской блузой угадывались тренированные мышцы. На вид Сагайдачному можно было дать лет 60. Друзья удивились, узнав, что он недавно отпраздновал 70-летний юбилей.
В кабинете Сагайдачного приглушенно звучала спокойная музыка, стены были завешаны схемами, на одной из них размещалось большое, от пола до потолка, зеркало.
Приятели расположились в мягких удобных креслах.
– Ну-с, – начал Сагайдачный, просматривая результаты их обследований, – ничего утешительного сообщить не могу. Посудите сами. Ваш вес даже по самым скромным подсчетам превышает норму на 20 килограммов, выявлена гипертония (к счастью, пока еще только функциональная), толерантность к физической нагрузке весьма низкая, уровень холестерина в крови на 40% выше допустимого. Налицо признаки атеросклеротического поражения магистральных сосудов, частота сердечных сокращений в покое, коротко ЧСС, как у зайца, до 85 ударов в минуту.
Сагайдачный замолчал.
– Что же делать? – в один голос спросили друзья по несчастью.
– Не хочу вас пугать, но еще год-два прежней жизни, и вы пройдете “точку невозврата” – из состояния предболезни вы перейдете в разряд по-настоящему больных людей. Гипертония вызовет органические, необратимые, изменения в сосудах и органах и станет опасно высокой, атеросклеротические бляшки в сосудах могут перекрыть ток крови, а там недалеко до инфаркта и инсульта. Да и онкологические заболевания настигают толстых, скажем прямо, людей гораздо чаще. Есть ли выход? Да, пока есть.
Сагайдачный встал и стал расхаживать по просторному кабинету.
– Вы должны полностью перестроить свою жизнь, – продолжил он. – Сформировать у себя в сознании «центральную идею», которая касается вашего здоровья, и постоянно быть, как говорят американцы, в фокусе этой идеи. Все остальное для вас теперь второстепенно – работа, развлечения, хобби. Что надо делать конкретно? Немного. Всего две вещи.
Первое – заниматься спортом. Пенсионерские прогулочки по парку - это не то, что требуется. Нужно тренироваться по 1,5-2 часа каждый день, обязательно до пота и до достижения ЧСС субмаксимальных значений. Начинать с малого –1 минута, 5 минут, потом 10 минут и так постепенно наращивать время занятий. Чем заниматься, выбирайте сами. Лишь бы в конце занятий ЧСС была субмаксимальной, майка мокрой от пота, а легким не хватало воздуха.
Второе – полностью изменить питание. Как говорится, «свое вы уже отъели». Сливочное масло, сметана, майонез, колбаса, сыр, мясо, булочки, яйца и любые яйцесодержащие продукты, шоколад – все это для вас в прошлом. Обезжиренные молоко и творог – пожалуйста, а обычные молочные продукты – тоже ни-ни. Орехи тоже нельзя – там много жира.
Что же есть? Черный хлеб, но лишь с растительным маслом в рецептуре, каши на воде с оливковым маслом, картошку, макароны с 1% растительного жира. Из белка – фасоль, чечевицу, рыбу. Из сладостей – мед. Овощи и фрукты – без ограничений. Никаких изысков. Монастырская пожизненная диета.
Сагайдачный попросил приятелей раздеться до трусов и подойти к зеркалу.
– Посмотрите на себя. Такими вас видят жены, дети и соседи по пляжу.
В зеркале отражалась малопривлекательная картина – два уродца на кривых  рыхлых ножках, с вывалившимися, как мешки комбикорма, животами, с толстенными валиками жира на боках, с дряблыми ручонками, тусклыми серыми лицами, затравленным взглядом и мешками под глазами.
– Через год я гарантирую вам другую картинку, если вы будете следовать моим рекомендациям. Наш центр не случайно имеет название «Феникс». Мифическая птица Феникс восстала из пепла, а вы должны выбраться из своего опасного состояния, – напутствовал их Сагайдачный. – Игнорируя  необходимые вам физкультурные занятия, отправляя в рот лишний кусок, вспоминайте, что за этим последует неизбежная расплата и совсем скоро. Жду вас через 3 месяца.
Приятели решили начать с джоггинга (оздоровительного бега). В первые два дня они пробежали всего по... 10 метров. Через две недели дистанция увеличилась до 100 метров. Правда, потом Семен Сидорович исчез с горизонта, и Иван Павлович занимался один. Он не пропускал ни одного дня. Вскоре купил  3-килограммовые гантели, с которыми стал упражняться дополнительно к джоггингу тоже каждый день. Жена удивлялась, как он изменил питание. Иван Павлович наотрез отказывался даже от румяных пирожков, которые мастерски пекла его супруга. Рекомендации доктора Сагайдачного выполнял неукоснительно.

 Минуло три месяца.
 Иван Павлович и Семен Сидорович снова сидели в кабинете у Сагайдачного. Он удовлетворенно хмыкал, просматривая результаты тестов Ивана Павловича.
– Вы на правильном пути, батенька. АД практически в норме, вес уменьшается, уровень холестерина в крови резко снизился. Продолжайте в том же духе. Только помните – стоит вам всего на неделю выйти из фокуса идеи, и все результаты будут потеряны безвозвратно. Назад пути для вас быть не должно. Действуйте!
Лицо Сагайдачного омрачилось, когда он обратился к Семену Сидоровичу:
– А вы, дружище, продолжаете катиться в пропасть. ЧСС в покое еще более возросла, как и уровень холестерина, АД – тоже, вес увеличился почти на 2 килограмма, ЭКГ плохая. Я все уже вам сказал в прошлый раз. Добавить нечего. Увы…
Когда они вышли из «Феникса», Иван Павлович предложил Семену Сидоровичу возобновить совместные пробежки в парке. Тот только обреченно махнул рукой:
– Да вы знаете,  времени нет совсем. И, скажу откровенно, мыслимое ли это дело сидеть на черном хлебе с капустой и морковкой? По-моему, все это ерунда.
Мелькали дни, летели недели, катились месяцы.....
Иван Павлович себя не узнавал. Не узнавали его и окружающие. Он спокойно пробегал уже по 3-4 километра в хорошем темпе, перешел на 5-килограммовые гантели, влез в брюки 48 размера вместо прежнего 56-го. Дух захватывало от какой-то постоянной радости, которая поселилась в его душе. Впрочем, почему “какой-то”? Не “какой-то”, а вполне понятной – он в фокусе идеи, и воля у него стальная. Он – супермен!
Однажды во время пробежки в парке Иван Павлович столкнулся с Семеном Сидоровичем. Тот с трудом нес пластиковый пакет, из которого выглядывала копченая колбаса, сыр “Дорблю” (52% жира) и коробка с пирожными.
– Давай со мной! – крикнул ему Иван Павлович, не останавливаясь.
Семен Сидорович лишь пожал плечами, мол, сам видишь, это нереально. Ивану Павловичу показалось, что его бывший приятель еще больше пополнел.
Иван Павлович еще не раз посещал Сагайдачного. В зеркале кабинета теперь отражался совсем другой человек. Стройный, с обозначившимися мышцами, с уверенным взглядом. Но Иван Павлович прекрасно понимал, что впереди еще много постоянной работы над собой.

Опять наступила осень. Иван Павлович решил навестить Семена Сидоровича. Он легко взбежал на 14-й этаж, позвонил в дверь. Ему открыла жена Семена Сидоровича. Она была в черном платье, черном платке, глаза заплаканы.
– Вы к Семену Сидоровичу? – спросила она, – А его больше нет. Вчера похоронили.
– Как? – невольно вырвалось у Ивана Павловича.
– Шел с работы, прямо в лифте прихватило сердце. Упал, и все...
Иван Павлович выразил соболезнование, как мог, и сбежал по лестнице вниз.
У подъезда на скамейке группа молодых людей распивала пиво. Среди них выделялся нездоровой полнотой парень, похожий лицом на Семена Сидоровича. Верно, тот говорил, что у него есть сын.
Иван Павлович вздохнул, поправил шнурки на кроссовках и пружинисто побежал в парк.


Вольдемар ГЕРЦ      Журнал «60 лет – не возраст»

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:













 





Долголетие


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом




Рейтинг@Mail.ru