Rambler's Top100





Красная Императрица Китая

Красная Императрица Китая

В связи с усилением роли Китая в мире многих интересует история этой страны. В том числе её трагическая страница, связанная с культурной революцией. В чём истоки этого дремуче-невежественного и агрессивного движения молодёжи 60-х годов двадцатого столетия? Оказывается, едва ли не главную роль в этом сыграли личные взаимоотношения Мао Цзедуна и его последней жены…

Последняя жена Мао Цзедуна Цзян Цин, бывшая актриса, сумела стать для него незаменимым товарищем по партии. Именно ей, «Красной Императрице Китая», как называли её на Западе, Мао доверил разжечь пламя великой пролетарской культурной революции. Её популярность среди молодёжи 70-х годов была необыкновенна. С её мнением считались высшие партийные функционеры. Но кончилась её история печально…

Дочь Мао Цзедуна, Ли Минь, писала: «Отец был великим революционером и великим политиком. Но, в конце концов, он был человеком из плоти и крови – человеком, которому нужны были любовь и внимание, нужна была семейная жизнь. Никому не дозволено отнимать у революционеров право на любовь!»

Мао никогда и не отказывался от этого права. Он пользовался большим успехом у женщин. У него, как у истинного восточного владыки, было много жён и наложниц без счёта… Но только одна его жена заставила говорить о себе не только в Китае, но и на Западе. И только одна свадьба стала причиной грандиознейшего скандала, потрясшего Коммунистическую партию Китая.

В первый раз Мао женили, когда он был ещё четырнадцатилетним крестьянским пареньком. Жену ему выбрал отец. Она была на шесть лет старше. И всё же успела родить Мао сына прежде, чем юноша сбежал и вступил в армию Сунь Ятсена, которая свергла маньчжурскую династию Цин. Повзрослев, Мао поступил в Педагогическое училище, где подружился с преподавателем, профессором Ян Чанцзи, и влюбился в его дочь, образованную и интеллигентную красавицу Ян Кайхуэй. Мао в тот период выступал против законного брака: «Наши поступки направляются либо голодом, либо сексом. Человеческая потребность в любви сильнее любой другой потребности.

Люди либо встречают любовь, либо вступают в бесконечную череду постельных ссор. Люди, живущие в условиях законного брака, представляются мне бригадой насильников. Я в неё не войду». Однако Ян Кайхуэй не представляла совместной жизни без узаконенных отношений, и Мао пришлось на ней жениться. Она родила ему троих сыновей. В 1930 году Ян Кайхуэй была захвачена противниками Мао – агентами Гоминьдана – подвергнута истязаниям и казнена. Она писала мужу трогательные письма в стихах и умерла за него… А он в то время уже нашёл себе другую жену – девятнадцатилетнюю революционерку Хэ Цзычжэнь. Мао заявил товарищам по партии: «Мы с товарищем Хэ полюбили друг друга, у нас товарищеская любовь переросла в супружескую. Это начало совместной жизни в революционной борьбе».

Младший сын Мао от Ян Кайхуэй умер, старших он отправил в СССР. Хэ Цзычжэнь оставалась верной спутницей мужа в его военных походах, была ранена, родила ему пятерых детей, из которых уцелела только младшая девочка, так же отправленная в СССР. Двое детей умерли, не вынеся лишений, двое были оставлены родственникам, и их следы затерялись… Но вся преданность этой женщины не могла удержать страстного революционера от измен.

В 1937 году он познакомился с молодой и очень красивой актрисой Лан Пинь. Она приехала из деревни и не была интеллигентной девушкой, как Ян Кайхуэй, но обладала артистизмом, была кокетлива и пикантна. После простых и честных женщин-революционерок эта изящная лисичка пленила сердце Мао Цзедуна. И сама влюбилась в него. Мао Цзэдун к моменту знакомства с Лан Пинь был лидером Коммунистической Партии Китая, поднаторевшим в борьбе, опытным революционером и партизаном. Ему исполнилось 44 года.

Современник вспоминал его как привлекательного мужчину: «Налитой силой, уверенный в себе, все время пошучивающий богатырь, ходящий вразвалочку, словно вставший на задние лапы медведь. Мощные плечи, проницательные глаза, мягкая улыбка и, самое главное, исходящая от него магия Лидера с большой буквы».

Хэ Цзычжэнь уже не привлекала Мао как женщина. Ее тело было изуродовано ранением, её психика не выдержала тяжёлых испытаний… Или просто так было удобно для Мао? В общем, Хэ Цзычжэнь отвезли в Москву для лечения, а по возвращении из СССР отправили в психиатрическую лечебницу. Мао развёлся с ней и объявил, что женится на Лан Пинь.

Это решение едва не раскололо партию. Соратники Мао разделились на тех, кто готов был поддержать любое его решение, тем более такое незначительное для общего дела, как женитьба, другие же сочли бесчестным то, как он поступил с Хэ Цзычжэнь и буквально засыпали вождя коллективными письмами с протестами: «Председатель, мы надеемся, что вы не женитесь на этой артистке, у неё дурная репутация». Евгений Щигленко в статье «Партийная любовь» писал: «Дело Мао обсуждали на заседании Политбюро ЦК КПК. Руководство волновал не столько тот факт, что намечающийся брак будет у Мао четвёртым, сколько “буржуазность” невесты. И хотя с классовым происхождением у Ли Юньхэ все было в порядке, руководство смущали слухи о том, что, когда националисты посадили её в тюрьму, заподозрив в связях с коммунистами, она вышла оттуда, подписав отречение – такой акт расценивался партией как предательство.

Главную роль в урегулировании семейного дела сыграл Кан Шэн, начальник разведки коммунистов. Собранные им сведения о шанхайском прошлом избранницы Мао, хотя и не слишком убедительно, но опровергли слухи, и партии пришлось дать Мао разрешение на брак. После свадьбы молодая жена взяла себе новое имя – Цзян Цин (Лазурный поток) и вступила в КПК.

Подробности их свадьбы неизвестны. Ясно только, что не до пышных торжеств им было… Неизвестна даже точная дата бракосочетания! Да главным в этой свадебной истории были не торжества, а скандал партийно-государственного значения, сопровождавший свадьбу.

Ко всеобщему удивлению, Цзян Цин оказалась хорошей женой: она не расставалась с Мао ни на день, была спутницей во всех его походах, настоящим боевым товарищем. И при этом старалась оставаться привлекательной женщиной.

«Ей нравилось чувствовать себя “в свете прожекторов”, нравилось, чтобы ею восхищались, – вспоминал Ли Иньцао, телохранитель Мао. – Зимой все кутались в вороха тёплой одежды, а Цзян обязательно её перешивала, чтобы подчеркнуть свою тоненькую фигурку. У неё были иссиня-чёрные волосы, перехваченные лентой и падающие хвостом до середины спины, тонкие брови, ярко блестевшие глаза, аккуратный носик и крупный, щедрый рот...»

Когда у Цзян Цин родилась дочь Ли На, она проявила себя как прекрасная мать. Казалось, Цзян Цин интересуется только домом. При Мао она исполняла обязанности секретаря.

Однако женитьба на красивой молодой женщине не сделала Мао верным мужем. Цзян Цин признавалась его личному врачу: «Доктор Ли, вы совершенно не знаете Председателя. Он очень любвеобилен и не пропускает ни одной женщины. Его мудрый разум никогда не восстанет против плотских утех, а девушек, готовых пожертвовать чем угодно, чтобы доказать ему свою преданность, более чем достаточно».

Это не было пустой подозрительностью ревнивой жены. Сам доктор Ли вспоминал:  «Для молодых женщин, которых Мао выбирал, обслуживать его, угождать любому его желанию было ни с чем несравнимой честью. Каждый, кто работал для Мао, тщательно изучался, женщины не были исключением. Осторожное исследование гарантировало, что они полны благоговения, восторга и восхищения председателем. Все они – потомки нищих крестьян, все из семей, обязанных своим благосостоянием коммунистической партии. Мао для них – мессия, спаситель. Наложницы Мао никогда не любили его в обычном, житейском смысле слова. Они любили его скорее как своего великого вождя, как учителя и спасителя. Одна из девиц, описывая сексуальную удаль Мао, заметила: “Он велик во всем!”»

Опасаясь, что Мао в конце концов сменит её на другую, Цзян Цин решила стать для него не только женой, но и незаменимым товарищем по партии. Евгений Щигленко писал: «Когда в 1965 году Мао, для того чтобы избавиться от политических противников, потребовалось “разжечь пламя великой пролетарской культурной революции”, он смог довериться только Цзян Цин. В обстановке строжайшей секретности готовила она кампанию против “каппутистов, идущих по капиталистическому пути”. Затем, как того хотел Мао, она призвала молодежь “свергать буржуазные элементы” – интеллигенцию, старые партийные кадры.

Очевидцы рассказывают, что Цзян Цин сумела сыграть свою роль блестяще: среди китайских юношей и девушек 70-х она была популярнее любой киноактрисы. Вдохновлённые призывами свергать отжившую буржуазную культуру, студенты и школьники организовывались в отряды хунвэйбинов – так называемых «красных охранников» новой революционной культуры. От их скорого суда и жестокой расправы не были застрахованы ни чиновники, ни профессура университетов, ни простые граждане. Вряд ли Цзян Цин предполагала, что начатая ею «культурная революция» закончится гибелью, по некоторым данным, 20 миллионов человек. Как писал о том периоде один из самых авторитетных биографов Мао Филип Шорт, «никто, включая самых близких Председателю людей, не знал, что заставило его избрать такую непостижимо сложную и беспощадную тактику. Ещё менее предсказуемым был её конечный результат».

Разом превратившись из домохозяйки в главную «культурную революционерку», Цзян Цин была поднята подобострастными партийными функционерами на небывалую высоту. Её мнением интересовались по всякому поводу, но она отвечала на вопросы неизменным признанием в любви к Председателю. По всему Китаю шли поставленные по её наивным либретто оперы. Главными героинями в них, как правило, были женщины, у которых пусть даже и отсутствует личная жизнь, но зато присутствует Великий Кормчий. В кульминационный момент героиня пела: «Я думаю о Председателе Мао!» – и её тут же осеняли светлые идеи, позволяющие преодолеть все трудности…

На западе Цзян Цин называли «Красной Императрицей Китая».

А завершилась её история так же грустно, как истории всех жён и возлюбленных великих тиранов. 9 сентября 1976 года Мао Цзедун скончался. В ночь на 6 октября 1976 года Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Ван Хунвэнь и Яо Вэньюань были арестованы: их обвиняли в том, что они готовили государственный переворот, чтобы возвести на пост председателя партии Цзян Цин. В январе 1981 года их приговорили к смертной казни. «Да здравствует Мао!» — единственное, что сказала Цзян Цин, выслушав приговор. Казнь была заменена тюремным заключением в хорошо охраняемом пекинском особняке, где 14 мая 1991 года вдова Мао повесилась на поясе от халата. Многие исследователи её биографии считают, что Цзян Цин были безразличны и политика, и коммунистические идеалы: всё, что эта женщина хотела от жизни, – быть необходимой мужчине, которого она боготворила…

 

Елена ПРОКОФЬЕВА            Журнал «60 лет – не возраст» 

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:













 
 


 



ТВОРЧЕСТВО ИНТЕРНЕТЧИКОВ 

 

 

 

 


 















Телесериал

Несколько лет назад на телеканале ТВЦ с успехом прошел сериал "Успешные люди". Эта программа - своеобразная энциклопедия современной жизни для тех, у кого пенсия не за горами, а также для пенсионеров со стажем. Вспомним сегодня некоторые серии.

 

 

Источник

Досуг









ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

54_1420038564486.jpg" style="width: 500px; height: 332px;" />

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом






 


 

Хватит отдыхать!
Хватит отдыхать!

Надо и поработать на благо страны.