Rambler's Top100

Почему знаменитости теряют деньги в банках

Почему знаменитости теряют деньги в банках
Даже на майские праздники ЦБ не прекратил отзывать лицензии. 5 мая к списку «покойников» добавились тольяттинский Эл Банк и Мострансбанк. Одной из ярких деталей российского банкопада стало зависание в проблемных банках средств ВИП-клиентов. Банки.ру выяснял, почему российские знаменитости упорно доверяют деньги ненадежным кредитным организациям?
 
«Уважаемые люди посоветовали»
 
Практически после каждой отозванной лицензии у относительно крупного банка оказывается, что там зависли большие деньги известных политиков, мастеров культуры, крупных компаний и уважаемых федеральных ведомств. Что заставляет людей, имеющих обширные связи, куда больше возможностей получить информацию, чем рядовые граждане, а иногда и политическое влияние, доверять свои деньги не очень надежным, а то и просто криминальным банковским структурам?
 
Главная причина тривиальна и выражается нехитрой формулой: «Мне посоветовал этот банк уважаемый мною человек». Есть варианты этой формулы: «Банков много, как выбрать один? Я обратился за советом, и мне сказали»… Или: «В учредителях банка люди, которые много хорошего сделали для нашей страны, мы и подумать не могли, что они просто украдут наши средства».
 
Как не вспомнить печальную историю Мастер-Банка, когда в банке под личное слово его владельца Бориса Булочника размещали валютные вклады не только мастера культуры, но и десятки высокопрофессиональных юристов. Наверное, юристы должны были понимать в тот момент, что если средства привлекаются не на общих основаниях, прописанных в графе «депозиты для частных лиц», то их вклад — не совсем вклад. Впрочем, возможно, эти люди полагали, что политические связи Булочника на высшем уровне и есть гарантия сохранности их вкладов, надежнее АСВ.
 
«Чара» умерла…
 
Впрочем, первая громкая история зависания денег ВИПов в банках случилась задолго до масштабной чистки банковской системы времен Эльвиры Набиуллиной и даже задолго до начала президентства Владимира Путина.
 
«Чара» — первый в истинно классическом понимании банк, от деятельности которого пострадали десятки тысяч частных лиц. В числе вкладчиков этого банка были многие представители театральной и кинематографической элиты бывшего Советского Союза. В последней своей стадии банк превратился в финансовую пирамиду. В марте этого года исполнилось 20 лет с момента отзыва у «Чары» лицензии.
 
Поначалу «Чара» привлекала средства граждан вообще без лицензии. Банк начинался с индивидуального семейного предприятия Владимира Радчука и его жены Марины Францевой. Владимир Радчук был сыном Игоря Радчука — киноведа, экс председателя Госкомкино СССР. Владимир несколько лет работал в Союзинформкино. А с 1988 года на волне горбачевской перестройки занялся коммерцией.
 
Банк был зарегистрирован 31 декабря 1992 года. В сентябре 1993-го он начал принимать деньги под высокие проценты. В основном это были вклады в валюте. Но запомнился банк «Чара» не столько огромными суммами, которые так и не были выплачены его вкладчикам после развала фирмы, сколько самим составом клиентов. В дело этого банка оказались замешаны даже такие мегазвезды, как Алла Пугачева и Никита Михалков.
 
Банк России имел претензии к «Чаре» с самого начала ее работы, поскольку она занималась банковской деятельностью, не имея на то лицензии регулятора. По сведениям раяда СМИ, продолжить работу и в итоге все же получить лицензию на банковскую деятельность «Чаре» помогло вмешательство представителей творческой интеллигенции, в том числе поэтессы Беллы Ахмадулиной.
 
В итоге 8 сентября 1993 года «Чара» получила официальную банковскую лицензию. К 1 октября того же года уставный капитал банка составил 5 млрд неденоминированных рублей. (Напомним, деноминация рубля в России произошла с 1 января 1998 года.)
 
Клиентами банка с самых первых дней его работы были очень известные люди — музыканты, артисты, режиссеры. Все они были знакомы либо с Владимиром Радчуком, либо с его женой. Находились с ними, что называется, в одной тусовке. К тому же банк предлагал размещение вкладов под довольно большие проценты. В 90-е годы прошлого века, особенно в первой их половине, при куда более нестабильном курсе рубля, чем сегодня, и в ситуации гиперинфляции людям, далеким от финансов, разобраться в том, какой процент высокий, а какой приемлемый, было невозможно. Это сейчас фраза «75% годовых в валюте» звучит совершенно фантастически. Но тогда «Чара» предлагала клиентам разместить валюту на своих счетах именно под такую доходность, она не казалась многим чем-то из ряда вон выходящим.
 
Наша советская недоверчивая и в общем-то не привыкшая на тот момент быть предприимчивой творческая интеллигенция, возможно, никогда не пошла бы в сомнительную финансовую организацию. Однако за честность владельцев «Чары» ручались серьезные и уважаемые люди, что подогревало доверие вкладчиков.
 
Летом 1994 года структуры холдинга, в который входил банк «Чара», подписали совместный протокол о коллективной ответственности структур холдинга перед третьими лицами — в том числе и перед вкладчиками банка. А 18 октября того же года банк прекратил выплаты клиентам.
 
Сразу же возникла версия, что дефицит ликвидности в банке образовался из-за падения курса рубля, а вкладчики, несмотря на обесценение российской валюты или даже на фоне падения курса, стали резко выводить свои валютные вклады из банка. Было два варианта спасения кредитной организации. Первый — привлечение кредита в валюте, но заем привлечь не удалось даже под имена деятелей культуры молодого российского государства. Второй вариант развития событий и был реализован на практике. Банк превратился в финансовую пирамиду, то есть стал выплачивать проценты по истекшим вкладам за счет привлечения денег на новые депозиты.
 
В ноябре 1994 года один из основателей банка Владимир Радчук был найден мертвым в своей квартире. Его жена Марина Францева с осени 1995 года была объявлена в федеральный розыск. В 1996 году она покинула Россию.
 
14 марта 1996 года Центробанк отозвал у банка «Чара» лицензию на совершение банковских операций. На этот день задолженность банка составила 131 млрд неденоминированных рублей. Конечно, по меркам «дыры» в 210 млрд рублей в балансе Внешпромбанка (рекордсмена России по этому показателю в эпоху нынешнего банкопада) долг «Чары» выглядит почти что мелочью. Но для середины 90-х это была астрономическая сумма.
 
… «чары» остались
 
В современной России дело «Чары» живет и процветает. В частности, очень много влиятельных вкладчиков оказалось у Внешпромбанка, лицензию у которого Банк России отозвал 21 января 2016 года.
 
Самым крупным известным вкладчиком этого банка, пострадавшим после отзыва лицензии у Внешпромбанка, оказался бывший губернатор Тульской области Владимир Груздев. По данным журнала Forbes, Груздев хранил в проблемном банке от 44 млн до 50 млн долларов. Также в этом банке, по данным издания, хранились средства компании «Модный континент» (бренд Incity), 50,1% акций которой принадлежит матери экс-губернатора Нелли Груздевой.
 
Кроме средств Груздева, российская версия журнала Forbes обнаружила среди клиентов ВПБ звезд шоу-бизнеса, политиков, чиновников, служителей церкви и их родственников.
 
Это, например, зять председателя правления «Транснефти» Николая Токарева — Андрей Болотов, жена вице-премьера Дмитрия Козака — Наталья Квачева, семья министра обороны Сергея Шойгу, родственники бывшего вице-спикера Госдумы и экс-сенатора, известного полярника Артура Чилингарова, сын главы администрации президента Сергея Иванова, депутат Госдумы Владислав Резник и его супруга, бывшая глава представительства Credit Suisse в России Диана Гендин, бывший руководитель финансового комитета Госдумы Наталья Бурыкина и глава Олимпийского комитета России Александр Жуков.
 
В апреле 2016 года РБК сообщил, что во Внешпромбанке зависли деньги театра «Квартет И», известного российским зрителям по фильмам «День выборов», «День радио», «О чем говорят мужчины». А также по рекламе вкладов в Бинбанке.
 
Среди пострадавших клиентов Моего Банка (лишен лицензии 26 марта 2014 года) назывались имена советника президента Сергей Глазьева и все того же Никиты Михалкова. Причем, по сведениям ряда СМИ, эти ВИП-вкладчики даже пытались лоббировать во власти санацию кредитной организации, но безуспешно.
 
Частота случаев финансовых потерь известных персон в российских банках вряд ли может служить утешением рядовым вкладчикам, не находящим себя в реестре кредиторов очередной прогоревшей кредитной организации. Но зато можно уверенно утверждать, что статус и степень известности в России далеко не всегда защищают человека от потерь в банках. Так что хотя бы в этом смысле звезды и простые смертные у нас равны.

 

Елена ГОСТЕВА, Banki.ru

Источник: Banki.ru

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Финансы



Остерегайтесь незначительных расходов; маленькая течь потопит большой корабль.
Бенджамин Франклин





 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом