Rambler's Top100


«Деньги верни!»

«Деньги верни!»

Можно ли брать в долг у родственников и надо ли его отдавать с процентами? Соглашаться ли, когда родные вовлекают тебя в свой бизнес?

Расскажу истории из жизни хорошо знакомых мне людей, и, возможно, вы найдете ответы на эти вопросы.

Братская помощь

Жили-были два брата. Старший, Максим, крайне финансово неорганизованный, вдобавок еще обремененный алиментами на кучу детей от разных женщин. Человек, который деньги никогда не считал, ибо умел их зарабатывать. А вот тратить не умел совсем — легко раздавал друзьям, тратил на любимых женщин, не жалел на законных и внебрачных детей. Легко покупал новые вещи — легко их потом выбрасывал. Жил по принципу «Easy come — easy go». Так же легко он бросал выгодные проекты, если ему не нравилось, как с ним разговаривает клиент.

В итоге в какой-то момент он оказался настолько обременен кредитами (их он тоже брал легко в расчете на будущие большие заработки, которые часто срывались), что его текущего дохода не хватало даже на обслуживание долгов. О своих финансовых трудностях рассказывать не хотел, стремясь сохранить лицо перед семьей и друзьями, — до тех пор, пока коллекторы не стали донимать звонками и угрозами его пожилую мать. Тогда пришлось сознаться. Мать пришла в ужас — она сама за всю жизнь ни разу в долг ни у кого не брала. И призвала на помощь младшего сына Ивана.

Иван был полной противоположностью Максиму: более десяти лет работал в одной конторе, получал весьма приличную зарплату плюс раз в год бонусы в размере полугодового оклада, но денег не транжирил — откладывал как разумный человек в валюте, да еще и родителям помогал. Вот только семьи не завел до 35 лет — все ждал, когда накопит приличную финансовую «базу».

Мать взмолилась: выручи, помоги Максу выбраться из долгов, пропадает парень. Что-то нашло на Ивана в тот момент или он просто не смог отказать матери, чтобы не испортить имидж пай-мальчика. Он согласился оплатить все кредиты старшего брата с условием постепенного возврата выданной суммы, когда у того жизнь наладится.

Позже, наедине, он оговорил еще одно условие — деньги он даст под средний банковский процент (на тот момент 10% годовых). Как пояснил Иван, для того, чтобы научить брата обращаться с деньгами и планировать свои траты. Будучи банковским работником, он, как положено, рассчитал аннуитетный платеж, который был вдвое меньше суммы платежей по существующим у Максима кредитам.

Договорились, что брат должен был отдать внутрисемейный «кредит» в течение пяти лет. Несказанно благодарный Максим взял деньги и понес в банк — закрывать кредиты. И начал честно платить брату свой кредит с процентами. Так продолжалось полгода, пока компанию, куда устроился Макс, внезапно не закрыли, не выплатив долги по зарплате.

Иван дал своему брату-заемщику кредитные каникулы в связи с тяжелыми финансовыми обстоятельствами, но оговорил, что задолженность по платежам будет суммироваться с первоначальной суммой долга и, соответственно, на нее тоже будут начисляться проценты. Такая вот оригинальная реструктуризация кредита получилась… Макс пришел в ужас, но другого выхода у него не было.

Прошло три месяца, Макс снова вышел на престижную работу с хорошей зарплатой и намеревался возобновить платежи брату. Но не успел. На третий рабочий день в новой конторе раздался звонок от «кредитора» с требованием немедленно вернуть всю сумму. Тон брата очень напоминал прежние звонки коллекторов, Максим занервничал. «Что-то случилось? Почему так срочно?» — допытывался он. «Не твое дело! Деньги верни», — был ответ. «Давай вечером поговорим, на работе неудобно», — попросил Макс. «Вечером мне нужны деньги, а не разговоры». «Да где ж я их возьму? Я только вышел на работу!» «Не мое дело. Деньги верни! Сегодня!» — Иван швырнул трубку.

От такой постановки вопроса Макс потерял дар речи, но думать о проблеме было некогда: новая работа, новый коллектив, новые задачи. Через полчаса снова раздался звонок от брата с вопросом, когда ждать деньги. Через час — еще один. Макс готовился к совещанию, пришлось отключить звук и не отвечать — коллеги уже начали коситься и прислушиваться. Тогда стали приходить угрожающие СМС, потом Макс насчитал за день 17 штук. Он выключил телефон. Когда в разгар совещания секретарша с округлившимися от изумления глазами принесла ему трубку городского телефона — снова звонил брат, — у Макса лопнуло терпение. Он при всех послал звонившего по известному всем адресу, сказав, что денег ему не отдаст, и велел с этим человеком больше не соединять.

Иван больше ничего не требовал, а спустя годы Максим узнал почему. По результатам той ссоры Иван уговорил мать переписать на него квартиру и оставить таким образом старшего сына без наследства.

Надо ли говорить, что в результате телефонной атаки брата-кредитора репутация Максима в компании была безнадежно испорчена. Пришлось уволиться и снова искать работу. Отношения с братом были разорваны: как оказалось, он записал на диктофон сказанную в сердцах Максимом грубую фразу и дал послушать матери. Доказать матери, что это была просто эмоциональная реакция в ответ на явную провокацию, а не реальный отказ возвращать деньги, Макс так и не смог. В результате он был фактически отлучен от семьи. Долг, правда, возвращать не пришлось — Иван больше ничего не требовал, а спустя годы Максим узнал почему. По результатам той ссоры Иван уговорил мать переписать на него квартиру и оставить таким образом старшего сына без наследства.

Отцовский долг

Не зря говорят, что судьба заставляет нас примерять разные роли в одних и тех же пьесах. Похоже, верна также мысль, что финансовое поведение мы отчасти перенимаем от родителей: сын богача, скорее всего, будет умело обращаться с деньгами; сын бедняка вряд ли выберется из нищеты.

Когда-то Максим уже попадал в схожую ситуацию, только с другой стороны. Когда его карьера только начиналась, он помог отцу, занимавшемуся бизнесом и попавшему в сложную финансовую ситуацию. Отец умолял найти денег на спасение его дела, Макс взял для него в долг у коллеги под бешеный процент (что-то в районе 10% в месяц). Деньги отец отдать не смог — бизнес дышал на ладан, а вскоре и вовсе закрылся. Единственным результатом предпринимательской деятельности отца стали огромные долги. Родителям юноши пришлось продать квартиру, в которой они жили, и переехать к Максиму, тот жил в дедовой квартире, ухаживая за стариком.

Денег от продажи квартиры на оплату всех долгов отца не хватило. Его одолевали кредиторы и коллекторы, к нему засылали бандитов с требованием вернуть долг со все возрастающими процентами и процентами на проценты. Требовать в этой ситуации вернуть свои деньги Макс, конечно, не мог. Пришлось взять вторую, затем третью работу и самому отдавать отцовский долг. А долга того было примерно на половину однокомнатной квартиры.

Получается, что, сам попав в сложные финансовые обстоятельства, Максим невольно скопировал линию поведения отца: взял деньги в семье, не смог отдать — ну и ладно. А его брат, зная семейную историю и будучи профессиональным финансистом, заложил свои риски в процентную ставку. Хотя, возможно, дай он деньги безвозмездно или хотя бы беспроцентно, и Макс быстрее выбрался бы из долговой ямы, а семья была бы едина.

Сыновья доля

Третья история в своем начале чем-то схожа с первой, но финал ее в корне отличается. Возможно, дело тут в ином характере персонажей, а может, в том, что условия кредитования были иными.

Всем понятно, что молодая семья в идеале должна жить отдельно от старшего поколения. Но мало кто сегодня может себе это позволить — даже притом, как сильно просел по ценам рынок жилой недвижимости за последние несколько лет, и при ипотеке под 6% годовых. И что же делать молодой семье? Ютиться с родителями, рискуя не окрепшими еще отношениями, или тратить и без того не очень обширный бюджет (скорее всего, особенно если кормилец один, а второй, например, сидит с ребенком) на съемное жилье?

В семье моего друга Андрея нашелся очень гуманный вариант, одновременно очень полезный для повышения финансовой грамотности и стратегического планирования. Отец юноши вполне мог себе позволить выделить повзрослевшему сыну жилплощадь, разменяв свою четырехкомнатную квартиру на Патриарших прудах. Но не стал. Он мог бы дать денег на первый взнос для ипотеки. Но не стал. Он придумал третий вариант — подарил ребенку половину квартиры в новостройке. Вторую половину стоимости дал в долг с условием, что сын будет ежемесячно выплачивать определенную сумму в счет погашения долга. Естественно, без всяких процентов.

У этого варианта есть несколько очевидных плюсов. Первый — имеющийся актив в виде элитной недвижимости остался в семье (впоследствии он достанется либо сыну, либо его детям). Второй — отец не стал впрягать Андрея в ипотечную кабалу на долгие годы. Какими бы льготными ни были условия по кредиту, это все равно накладывает серьезные ограничения на образ жизни всей семьи, не говоря уже о гигантской переплате за весь срок кредита. Третий — позволил сыну отделиться, не ущемляя его достоинства.

Андрей возобновил свои взносы. А на тридцатилетие отец сделал ему шикарный подарок — простил остаток долга. Хотя и оставалось уже немного, но сам факт, конечно, обеспечил ему вечную благодарность со стороны сына.

Есть и еще один плюс — не совсем очевидный, но очень важный. Отец таким образом простимулировал двадцатилетнего Андрея заняться личным финансовым планированием, научил соизмерять доходы с расходами. Сумму ежемесячного платежа высчитывали вместе с учетом зарплаты, бонусов, декретных и пособий на ребенка — всех доходов молодой семьи. И, что самое главное, сын одновременно мог чувствовать себя самостоятельным и ощущать поддержку со стороны родителей. А это, как утверждают психологи, немаловажно для будущей финансовой успешности молодого человека.

В скобках замечу, что когда Андрей внезапно лишился высокооплачиваемой работы и в течение полугода не мог найти новую, ежемесячных платежей с него никто не требовал. Говоря банковским языком, он получил кредитные каникулы без всяких штрафных санкций. Впоследствии, снова выйдя на работу со стабильным доходом, Андрей возобновил свои взносы. А на тридцатилетие отец сделал ему шикарный подарок — простил остаток долга. Хотя и оставалось уже немного, но сам факт, конечно, обеспечил ему вечную благодарность со стороны сына.

Вывод из этих двух с половиной историй я лично сделала однозначный: в хорошие времена можно и нужно жить разными бюджетами. Но если ты помогаешь члену семьи — помогай бескорыстно (тебе обязательно за это воздастся). И уж конечно, вряд ли можно считать родным человека, который сначала протягивает руку помощи, а потом этой же рукой тебя топит.

Полина ПАРКЕР, для Banki.ru

Источник: Banki.ru
Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:



















Финансы





Остерегайтесь незначительных расходов; маленькая течь потопит большой корабль.
Бенджамин Франклин





 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом

Рейтинг@Mail.ru