Rambler's Top100

Любимые песни

Любимые песни

История нашей страны у людей старшего поколения ассоциируется с песнями их молодости. Стоит такой мелодии зазвучать, как в воображении слушателей возникают волнующие картины далёких лет. Одна из таких всенародно любимых песен – «Огонёк»

 

 

Слова будущего хита Михаил Исаковский написал в городе Чистополе, в эвакуации, которуюпереживал тяжело: «И горько мне, что я – больной и хворый, что без меня идут они на бой, на бой за Родину, судьба которой навеки стала нашею судьбой». Но этот занесённый метелями городок на Каме стал для поэта боевой позицией. Его стихи и песни печатались в газете «Правде», звучали по радио – и столько в них было боли, ярости, гнева и веры в победу, что миллионы людей в тылу и на фронте представляли себе поэта не иначе как боевым комиссаром.

Вот и 19 апреля 1943 года «Правда» опубликовала его стихотворение «Огонёк» с подзаголовком «Песня», но без нот и какой-либо ссылки на то, что к нему написана музыка. По всей вероятности, Исаковский был уверен, что песней его стихи обязательно станут, как это бывало не однажды.

Слова нового стихотворения распространялись очень быстро: их переписывали, пересылали в письмах, подбирали к ним мелодии, ведь стихотворение легко поддавалось музыкальной импровизации, само просилось, чтобы его пели. Вредакцию «Правды» начали поступать письма с нотами. Появились буквально десятки музыкальных решений «Огонька» – самых разнообразных, но всегда задушевных и искренних. Создали свои версии и профессиональные композиторы, например, автор более 200 песен М.Блантер.

Разные варианты «Огонька» исполнялись в концертах и на фронте, и в тылу, а некоторые звучали по радио и даже были записаны на грампластинку... Однако все они были далеки от той песни, которую запели повсюду и которую мы знаем сейчас. Кто же автор этой мелодии? А главное, каким образом она так быстро распространилась в военные годы и прочно закрепилась в народной памяти? На эти вопросы ни одному из исследователей, занимающихся песенным творчеством периода Великой Отечественной войны, не удалось ответить. Никто не отыскал публикаций или хотя бы рукописей «Огонька», относящихся к военному времени.

Песня стала народной, как это бывает с популярными произведениями, на неё мгновенно стали сочиняться «ответы». Исаковскому на такие «ответы» вообще везло: например, для всенародно любимой «Катюши», как утверждают фольклористы, народ придумал более ста вариантов! То же вышло и с «Огоньком». Простота, душевность, оптимизм песни позволила людям считать эти стихи своими, выражающими их душевное состояние. Вот и добавляли от себя хотя бы несколько слов к бесхитростной истории про то, как паренёк крепко бьёт врага за родную землю, за родной огонёк на окошке любимой.

Поэт Евгений Долматовский так объясняет секрет воздействия «Огонька»:

«Когда враг напал на нашу страну, повсеместно – сначала до Волги, а потом и глубже, в тылах России, – было введено затемнение. На улицах – ни фонаря, окна к вечеру плотно закрывались шторами и листами чёрной бумаги. И вдруг на фронт прилетела песня «Огонёк». Сейчас трудно себе представить, какое ошеломляющее впечатление в ту тяжёлую пору произвела эта картина: уходит боец на позиции и, удаляясь, долго видит огонёк в окне любимой. А люди знали: половина страны погружается ночью в непроглядную темноту, даже машины не зажигают фар, и поезда движутся чёрные. Вражеские самолёты не найдут цели! Поэтический образ огонька на окошке превратился в огромный и вдохновляющий символ: не погас наш огонёк, никогда не погаснет! Песня ещё одной неразрывной связью скрепила фронт и тыл».

К концу войны мелодия «Огонька», которая теперь хорошо известна, окончательно сформировалась.Уже после войны, в 1947 году, она была записана на грампластинку и прозвучала по Всесоюзному радио в исполнении замечательного певца и талантливого пропагандиста советской песни Владимира Нечаева. Он спел «Огонёк» с эстрадным оркестром Радиокомитета под управлением Виктора Николаевича Кнушевицкого.По всей вероятности, именно Кнушевицкий и осуществил первую музыкальную редакцию, запись и аранжировку того напева, который бытовал в устной традиции, передавался из уст в уста, с живого голоса на живой.

Поскольку создательэтой прекрасной мелодии до сих пор неизвестен, существует около 100 претендентов на авторство. Вот воспоминания одной из претенденток Людмилы Петровны Кайрис: «Я увидела стихотворение Исаковского «Огонёк». Оно поразило меня… В тот же день я придумала мелодию. И пела её на полевых станах каждый день». В конце 1943 года Людмила Петровна ушла на фронт. Во время боёв в Беларуси, недалеко от станции Крупки, она услышала, как танкист насвистывал её мелодию. «Я бросилась к нему: откуда он знает эту мелодию? Танкист ответил, что недавно ездил на Урал получать танки и там услышал эту песню, что «весь Урал поет «Огонёк». Я рыдала от счастья», – вспоминает Людмила Петровна.

Похожие истории в разное время рассказывали о себе В.Никитенко из Харькова, М.Никоненко из Москвы, Л.Прокофьева из Волгограда, Н.Шибаева из Электростали и многие другие. Музыковеды объясняют это тем, что песня имела один мелодический первоисточник, в котором каждый видоизменял какую-то фразу, улучшая и дополняя его.

Михаил Исаковский рассказывал годы спустя, что Союз композиторов создал даже специальную комиссию, чтобы выявить автора «Огонька». Было рассмотрено множество материалов, проверена каждая нота, каждая музыкальная «закорючка». В итоге комиссия пришла к выводу, что ни один из претендентов не мог написать музыку «Огонька»…

Однако споры об авторстве не утихли и идут до настоящего времени. Например, в Израиле, где эта песня получила в переводе название «Керосиновая лампа», в 2015 году по результатам проведённого там расследования был назван действительный, по мнению исследователей, автор музыки – красноармеец Михаил Никоненко. При расследовании были учтены новые материалы, предоставленные его родственниками, проживающими сейчас в Израиле.

Большой почёт песня обрела и в Японии – в стране, с которой Советскому Союзу пришлось воевать в 1939 и 1945 годах. Там «Огонёк» (наряду с «Катюшей») оказался в списке самых популярных русских хоровых песен. Одно из кафе в токийском районе Синдзюку было названо в честь произведения Исаковского – «Томосиби», что в переводе с японского и означает «огонёк».

Ну, а авторство… Даже если и есть у неё единственный автор музыки, то кем бы он ни был, песня остаётся по-настоящему народной. И сегодня мы слушаем её с чувством уважения к героизму и мужеству участников Отечественной войны.

И в заключение напоминаем текст песни «Огонёк»:

На позицию девушка провожала бойца,

Тёмной ночью простилася на ступеньках крыльца.

И пока за туманами видеть мог паренёк,

На окошке на девичьем всё горел огонёк.

 

Парня встретила славная фронтовая семья,

Всюду были товарищи, всюду были друзья,

Но знакомую улицу позабыть он не мог:

«Где ж ты, девушка милая, где ж ты, мой огонёк?»

 

И подруга далёкая парню весточку шлёт,

Что любовь её девичья никогда не умрёт.

Всё, что было загадано, в свой исполнится срок,–

Не погаснет без времени золотой огонёк

 

И просторно, и радостно на душе у бойца

От такого хорошего от её письмеца

И врага ненавистного крепче бьет паренёк

За любимую родину, за родной огонёк.

 

      Валерий СТАРЦЕВ           Журнал «60 лет – не возраст» 

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:







 

 

 



            П О М И Н К И    год 1896




Ностальгия







*******************************













Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом