Rambler's Top100

Наследники Зыкиной в поисках ее бриллиантов

Наследники Зыкиной в поисках ее бриллиантов

Любимая певица столетия унесла с собой тайну уникальной коллекции бриллиантов: по оценкам экспертов, все украшения Людмилы Георгиевны сегодня стоят около $25 000 000.

Людмилу Зыкину всегда называли блистательной дамой – не только за роскошные манеры и бесконечную женственность.

– Зыкина очень сильно, до безумия любила бриллианты, – рассказал «Жизни» артист Михаил Кизин, с которым ее связывал многолетний роман. – Она сама как бриллиант! Знаю, драгоценностей у нее было много. Она всегда могла рассказать что угодно, но только не про место, где она хранит украшения. Мне стало известно, что в банке, но не от нее. Это было ее священным Граалем, она, кажется, получала неподдельное удовольствие от того, что никто не знает про ее драгоценности.

Бриллианты вписаны в историю певицы на пунктире бланков: 20 мая 1999 года правительство России присвоило имя Людмилы Зыкиной бриллианту размером в 55,02 карата, который находится в Алмазном фонде Кремля.

– К специалистам обращались еще два года назад, они оценили коллекцию драгоценностей артистки в 25 миллионов долларов, – рассказали в администрации театра песни «Россия», где Зыкина проработала полжизни. – Часть из них она завещала Татьяне Свинковой, своей близкой подруге и помощнице. Мы точно знаем, что ей достались три подвески: одна в два карата, остальные в один, и два перстня. Это только то, что она надевала в свет.

– Кстати, бриллианты Тане не идут, их надо уметь носить, – говорит артист «России» Николай Новин, который так же, как многие коллеги и соратники Зыкиной, уверен, что Свинкова слишком откровенно претендовала на наследство певицы. – Вот Людмила Георгиевна! Наденет, выйдет на сцену, сияет, как солнышко!.. А Татьяна Александровна – всегда угрюмая, она такая…крестьянская баба. Бриллианты ей ни к чему.

Другая часть украшений легендарной артистки хранится в «международном фонде Людмилы Зыкиной»: она оставила их на память. Это всего два небольших бриллианта, которые держатся в офисе в отдельной шкатулке.

Тайна

Если собрать все бриллианты Зыкиной, они превратятся в айсберг – так много их было.

– Людмила Георгиевна всегда открывала коробочку в гримерке перед выходом и хвасталась, как бы советовалась: «Скажи, какой кулон мне надеть? Какой больше нравится?» И так лукаво подмигивала, как Оксана из «Вечеров на хуторе», когда просила у кузнеца царские черевички, – вспоминают артисты, которым посчастливилось выступать с Зыкиной на одной сцене во время сборных концертов. – Кобзон видел больше других. Ему она особенно доверяла, хвалила его вкус. Но и ему не рассказывала всех секретов.

Домработница Татьяна Свинкова – единственная, кому раньше было известно местонахождение сокровищ великой Зыкиной. Но, подарив ей свои лучшие алмазы, о судьбе остальных мама русской песни умолчала. «Жизни» стало известно, где они.

– Половина нераздаренных бриллиантов находится в ячейке банка, их могут забрать доверенные лица, – рассказали сотрудники фонда Людмилы Зыкиной. – Другую, совсем малую часть, она хранила на даче в Воскресенском районе, в месте, известном ей одной. При жизни она часто говорила, что хотела бы, чтобы они просто пропали. Что у них – своя история.

В отличие от бриллиантов, никуда не исчезнут дома Людмилы Георгиевны, которые она распределила между родственниками и коллегами. Об этом Зыкина написала в завещании, составленном в мае 2008 года. Перед тем как составить документ, певица шепотом сказала домработнице: «Жаль, что не могу ничего завещать дочке или сыну». Она слишком дорого заплатила за всемирный успех – у Зыкиной, всю жизнь отдавшей русской песне, не было детей.

Раздел

Трехкомнатную квартиру на Котельнической набережной в Москве Людмила Георгиевна завещала любимому ансамблю «Россия»: в нем будут жить молодые артисты из провинции, которым не хватает средств на аренду жилья в дорогой столице. Дом в Тверской области артистка оформила на любимого племянника. Дача в Воскресенском районе в 120 километрах от Москвы достанется Татьяне Свинковой, а о загородной фазенде в элитном поселке Архангельское – любимом месте отдыха Зыкиной – в завещании не сказано ни слова.

Раздел имущества начнется не сразу после смерти: на оформление документов нужно провести десятки бюрократических процедур, которые так не любила Людмила Георгиевна. В интервью одному из федеральных телеканалов полторы недели назад, прямо перед смертью, Зыкина призналась как на духу:

– Хорошо, что я не увижу этих бумаг и суеты… Я просто распределила все, что у меня есть, между теми, кто мне дорог.

Немногочисленные родственники Людмилы Георгиевны синхронно поджимают губы. Им не хочется произносить грубых слов в эти трагичные дни, но они будто сами слетают с языка. Каждое – в адрес Татьяны Свинковой, которая, по их мнению, была рядом с Зыкиной каждый день, ни на минуту не забывая о наследстве. Пожилая домработница охраняла и защищала ее коршуном, как мускулистый телохранитель, тотально контролируя ее жизнь.

– Татьяна Александровна просчитывала все шаги Зыкиной: в прямом смысле. От первого шага утром с постели, до серьезного карьерного решения, – говорит Михаил Кизин, бывший возлюбленный женщины-легенды. – Она жила с ней на даче в Воскресенском районе в селе Михалево.

Людмила Георгиевна пережила четырех мужей: инженера Владлена Познова, фотокорреспондента Евгения Свалова, преподавателя иностранных языков Владимира Котелкина и баяниста Виктора Гридина. После смерти последнего супруга Зыкина не объявляла жизнь потерянной, но место главного человека в ее сердце заняла подруга и домработница Татьяна Свинкова. Родня Зыкиной считает эту женщину – ни много ни мало – семейным проклятием.

– Это Таня ее угробила! – рыдает 80 летняя двоюродная сестра Людмилы Георгиевны Нина Павловна. – Если бы не она, Людочка еще пожила бы... Это помощница упекла ее на даче в Архангельском и не выпускала никуда. Сколько я просила Людочку: «Приезжай ко мне в Тверь, посидим, поговорим, авось тебе легче станет». А она, горемычная, словно заговоренная, повторяла только одно: «Таня ехать никуда не хочет, а без нее как я приеду?» Ей-богу, эта Таня – колдунья, заворожила Людочку. Иначе почему она ее так беспрекословно слушалась? Эта холопка позарилась на ее богатства, вот и заперла ее в глуши на даче. Я чуть в обморок не упала, когда мне позвонила костюмерша Людочки и рассказала, что Татьяна купила для нее дом в Архангельском под Москвой. «Ниночка, это не дача, там одни стены голые, нет ни света, ни деревца, сзади поле колхозное...» – сокрушалась она. Тогда я не выдержала, позвонила Татьяне и напрямую заявила: «Если увезешь Людочку в глушь и она там пропадет бесследно, учти – приеду разберусь с тобой. Пусть потом меня судят, но сестренку свою угробить не дам!» И что вы думаете?! Она фыркнула и положила трубку. С тех пор Татьяна Людочку ко мне не пускала. Так и угробила сестренку мою, рассчитывая получить ее богатства.

Интриги вокруг наследства Людмилы Зыкиной сверкают слезами и алмазами, но великая артистка где-то там, наверху, наверняка точно знает, что когда-нибудь битвы наследников закончатся и останется только песня – та самая, которой конца и края нет.

   14.07.09           Источник: Жизнь
Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Отношения

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом