Rambler's Top100

Маэстро.

Маэстро.

Андре Риеу. Проигрываетcя очередной play-list на моем компе, а там дали подборку лучших музыкальных произведений, исполняемых оркестром Andre Rieu. Понимаете, в его руках, в его душе даже посредственное музыкальное сочинение становится шедевром. А шедевр!.. Думаю, это лучший музыкальный коллектив наших дней. Конечно, я не такой большой знаток музыки, мое суждение чисто субъективное, возможно, просто их репертуар соответствует моему невзыскательному вкусу , да и техника записи и воспроизведения у них на высоком уровне. Но, в любом случае - наслаждение. Сижу, слушаю, радуюсь...

У них принято, что Маэстро перед очередным номером несколькими словами подводит слушателей к предстоящему произведению. Несколько добрых слов. Такое вот, короткое, но выразительное вводное слово. Вот и сейчас, музыканты отдыхают, а Маэстро начинает говорить что-то о далеких сибирских снегах. Вслушиваюсь, оказывается, это он сейчас подводит слушателей к выступлению трио из Санкт – Петербурга. Действительно, показывают трех интеллигентного вида мужчин, все трое с музыкальными инструментами. Начали они исполнять музыку из кинофильма «Доктор Живаго» - тема Лары... Ага, теперь понятно, при чем тут сибирские снега!

Понимаете, одна из лучших в мире мелодий в исполнении, безусловно, лучшего в мире коллектива. Трое наших играют, а сам Маэстро подыгрывает им на своей скрипке, а за ним подыгрывает и весь оркестр... Наши играют, вероятно, хорошо, но я не могу судить об этом. Не тот слух. Конечно, Маэстро играет так, что ни с чем не сравнишь, со своей скрипкой он, кажется, сейчас в микрофон влезет.

Играют. Заканчивают. Звучат последние аккорды. И вот тут огромный зал на тысячи, возможно, на десятки тысяч слушателей... весь этот зал, буквально, взрывается от аплодисментов, от криков восторга, радости и счастья. Такого восторга на выступлениях Маэстро еще не бывало! Конечно, прекрасная музыка, конечно, исполнение высшего класса! Вероятно, и наши земляки играют хорошо. Это все так! Но, почему именно сейчас такой небывалый взрыв ликования среди слушателей?

Я думаю, в данном случае, на публику подействовал сам факт, что играют именно русские! Они вдруг поняли, что русские – это не только тысячи ракет с разделяющимися ядерными боеголовками. Русские, оказывается, еще и музыканты. Великая русская литература 19-го века!.. Да, но это было давно. А вот сейчас, в этим огромном зале, все сошлось: и прекрасная музыка к знаменитому кинофильму из русской жизни, поставленному по роману талантливого русского поэта, и красивая актриса из кинофильма, и русское имя Лара, и русское имя – доктор Живаго, и трое наших русских музыкантов... И вот, все эти тысячи зрителей в едином душевном порыве вскочили с мест и бешено аплодируют России, и кричат от восторга, и многие плачут. Почему так, и, почему именно сейчас?

Понимаете - они десятки лет боялись: - «Русские идут!». Да, было чего бояться! Танковые армады стояли в полной боевой готовности, и только танковые двигатели периодически прогревались. До Нидерландов всего один день пути. Один рывок. Один бросок. Весь мир знал об этом. Берлинский кризис, Кубинский кризис, Корейская война, Польша -1939, Финляндия -1939, Прибалтика-1940, Берлин -1953, Будапешт -1956, Прага – 1968, Кабул 1979, Польша - 1980. «Этапы Большого Пути!». Кому это было надо? Кто от этого стал счастливее?

И вот, сейчас, эта музыка! И русские приехали! Но не в танках! И не с АКМ -47, а с музыкальными инструментами в руках! Потому и взрыв счастья. Ну, древние и мудрые греки это давно поняли. Катарсис, называется.

Мы самозабвенно, и с чувством гордости пели: - «Хотят ли русские войны!? Спросите вы у тишины!». Но, и мы, и весь мир при этом, знали, что «Наш бронепоезд стоит на запасном пути!» «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, и первый Маршал в бой нас поведет!», «И пойдет, командою взметен... броневой ударный батальон!». Имена и портреты маршалов менялись, песни – нет. Скажи мне, о чем ты поешь, и я пойму, что у тебя в душе и в голове. И эта вечная «Готовность № 1». Готовность к чему? Никто в мире не сомневался, что русские придут. Не знали только – когда? И вот, русские пришли. И совсем не так, как люди это себе представляли.. Это ли не счастье!? Разве можно не ответить своим душевным порывом навстречу!?

Потом исполнили «Калинку» и «Полюшко поле». Правда, в этой последней песне слова из того же репертуара: - «Едут-едут по полю герои! Едут Красной Армии герои!». Но кто из европейцев вдается в такие тонкости? Для них сейчас герои – эти три русских музыканта. Главное, мелодия чисто русская, и хорошо ложится на душу в данный момент. Такой вот, День России! Недолгий, но с большим душевным накалом.

Мстислав Ростропович. Собственно, я и собирался рассказать о двух Музыкантах, но слово Маэстро во множественном числе не применяется. Вероятно, Маэстро может быть только один. Ну, ладно. У них один Маэстро, и у нас один, русский Маэстро – Мстислав Ростропович

Нечто подобное тому, что случилось в Нидерландах, на концерте Andre Rieu, уже было в истории музыки. В августе 1968-го. Наш Маэстро мирового класса Мстислав Ростропович давал тогда концерт в Канаде. Билеты были нарасхват, канадцы, те, кому посчастливилось купить билет, были счастливы. Но!... Но в тот день наши танки вошли в Прагу и своими гусеницами раздавили Пражскую весну. Седая брусчатка пражских мостовых залита кровью чешских юношей. Развлекаться в такой день?.. «Злата Прага, красавица Прага, золотая подруга Москвы!..». О, если бы Прага тогда могла выбирать подруг! Ну, а эта подруга, которая есть, прислала такой, вот, подарок - танки. С полным боекомплектом.

Август 1968-го. Я в те дни был в Молдавии, и наблюдал те нескончаемые колонны бронетехники, идущие через Бендеры куда-то на северо-запад. «И пойдет, командою взметен!..». И помню то чувство тревоги и бессилия. Куда идут эти войска? Куда идет страна? И куда мы придем? И кто из нас выживет? Впрочем, нам терять было нечего. Голодные и злые. В отличие от канадцев.

Итак, благополучная Канада. Август 1968-го. Им, однако, есть что терять. И у них в душе те же чувства тревоги и бессилия. Но, кроме того, главное – им плюнули в глаза, нагло, безнаказанно, и не впервые. Им злобно показали, что те субмарины с ядерными ракетами, они не зря шныряют и прячутся у американских берегов. Вот это и есть реальная сила. А сила мирового общественного мнения?.. Утритесь и молчите! А то, может быть и хуже! Танки могут появиться и на улицах вашей чистенькой Оттавы. Вот, такое недвусмысленное послание было тогда отправлено миру, и канадцы это прекрасно поняли. «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе!».

Вот, с такими чувствами и пришли канадцы на концерт Ростроповича. Кремль был далеко, Кремль был опасен. А советский музыкант, вот он, рядом, и беззащитен. На нем и можно сорвать те чувства отчаяния и злости, злости от бессилия, отчаяния - от безнаказанного плевка в душу. И от невозможности ответить адекватно, от невозможности защитить Прагу. А ведь можно хоть немного облегчить эту самую уязвленную душу, и показать всю меру своего негодования. Не знаю, что они собирались делать? Забросать тухлыми яйцами и гнилыми помидорами? Но где взять в Канаде эти тухлые яйца и гнилые помидоры? А приготовить – нужно время. А концерт - сегодня!

Ростропович об этом знал. И устроители концерта знали и советовали отменить выступление, последствия могли быть непредсказуемы. Но, понимаете, внешность бывает обманчива. Под этой сугубо мирной, интеллигентной оболочкой Музыканта бьется сердце льва. Маэстро решил выйти на сцену.

Помните картавый голос Симонова? «Мы были предупреждены о том, что первых три ряда нас освистать пришли сюда! Что поджигатели войны...». Ну, и т. д. Кто был тогда, да и потом, да и всегда, поджигателем ядерной войны? И кто будет теперь, в 1968-м, здесь, в Канаде, посланником мира?

Итак, Маэстро вышел на сцену. Зал пока застыл в злобном молчании. Вероятно, ждут первой ошибки. Может споткнется? Или, просто интересно – как он будет выкручиваться? И тут!.. Понимаете, талантливый человек, он талантлив во всем! Великая и талантливая душа Гражданина Мира подсказала, что надо делать... Маэстро... он спокойно взял в руки свою виолончель и начал играть... «Славянские танцы» Дворжака! Это был экспромт, вне программы, без нот, без репетиций. Но никогда в жизни, ни до, ни после, Маэстро не играл так прекрасно! Это был его звездный час!

О, что тут началось! Ему не дали продолжать! При первых звуках зал взорвался! Все вскочили с мест! Многие рыдают. Рев неудержимых аплодисментов, крики радости, восторга, счастья! Маэстро встал, кланяется публике, но играть он не может. По его щекам текут слезы. Он тоже рыдает. Это - слезы радости при виде стольких прекрасных людей, слезы счастья от единения тысяч честных и горячих душ, слезы восторга от набата тысяч чистых сердец, бьющихся в унисон. Что может быть прекраснее в жизни музыканта?

Вспомним еще раз Симонова. Ему тоже надо было выступать перед враждебно настроенным залом. Вот его стихи: - «...Россия, Сталин, Сталинград! Три первые ряда молчат. Молчат, набравши в рот воды. Молчат, чтоб не было беды. Молчат, который час подряд!». Вот, смотрите. Два представителя русской культуры в одинаковой ситуации. Симонов откровенно угрожает. Сталиным, Сталинградом, Россией... Атомной бомбой, которую лихорадочно клепают по украденным чертежам ученые-зэки в подмосковных шарашках.

И Симонову зал ответил гробовым молчанием. Молчали несколько часов, пока продолжались выступления. Симонову за его концерт потом были выданы все мыслимые премии, его назначили на должность надзирателя над всеми советскими писателями, его сочинения издавали миллионными тиражами. Советская власть умела приласкать верных и преданных слуг.

Ростропович предложил людям мир, и лучшие чувства своей души, и широкие сердца лучших русских людей. Прага, сражающиеся чехи, Дворжак, «Славянские танцы», Маэстро Ростропович, Россия, Мир! И слушатели это прекрасно поняли! Они поняли, что есть одна Россия, та, что катается по миру на танках, с автоматами в

руках, и давит всех, кого Политбюро прикажет давить. А есть Россия, которая идет к людям с открытым сердцем, с музыкальными инструментами в руках. Они поняли и приняли с восторгом, с благодарностью, со слезами счастья. Они раскрыли свои объятия, этой, второй, России. И эти сердца открыты всегда! Нет у России врагов! Кроме, естественно, самих русских.

Концерт Ростроповича длился тоже несколько часов, вдвое дольше, чем было запланировано. Но, не в молчании. После каждого номера буря аплодисментов, слезы и крики «Бис!». После концерта восторженные слушатели качали Маэстро, хотели нести на руках, но Маэстро отбился, потом провожали несколько кварталов, до его гостиницы. Такая, вот, помощь сражающейся Праге. «За нашу и вашу Свободу!».

За «Славянские танцы» Дворжака Родная Партия и Советское Правительство тоже отметили Маэстро своим вниманием. Ростроповича и его жену, талантливую певицу Галину Вишневскую, лишили советского гражданства. «Дай Бог, чтобы твоя страна тебя не пнула сапожищем!».

No pasaran! Прошло ровно 23 года, день в день, час в час! Наступил август 1991-го. И вот, в ночь с 20-го на 21-е августа, в самый опасный момент, когда все были уверены, что штурм Белого дома случится именно этой ночью, и все знают, что эти натренированные бойцы Спецназа свидетелей не оставляют, и мы на всю ночь застыли перед телевизорами с замершими сердцами, мы вдруг видим на экране Мстислава Ростроповича.

Оказывается, он бросил все дела в Париже, приостановил или разорвал все контракты, и первым самолетом прилетел в Москву, спасать свою неблагодарную Родину. Помните, я выше писал о сердце льва, которое билось в груди Маэстро, рядом с великой душой Артиста. Вот вам еще одно доказательство! Многие тогда бежали из страны, подальше от проблем. А Маэстро вихрем влетел в страну, навстречу смертельной опасности.

И вот, мы видим - сидит Маэстро на диване, в коридоре Белого дома, ждет штурма, только теперь в его руках не виолончель, а автомат Калашникова, АК-47М, с двумя рожками, трогательно соединенными обыкновенрой синенькой изолентой. Чтобы в бою не терять времени при смене рожка. Да, когда гремят танки, музы молчат. Рядом дремлет, прислонив голову к плечу Маэстро, один из молодых защитников новой России, ему, собственно, и принадлежит автомат, который он дал подержать Музыканту. У Ростроповича своего автомата не было. Вероятно, надеялся взять потом из рук павшего друга, или вырвать в бою из рук убитого врага. Как в 1941-м.

Можно ли описать то душевное потрясение, которое я тогда испытал!? Помните тот километровый трехцветный флаг, который несли по улицам Москвы ликующие граждане свободной России? Единственный раз в жизни, именно в те дни, я гордился тем, что я - гражданин России. Я не слышал, как играл Ростропович, его музыка была под запретом в нашей стране; пишут, что играл он прекрасно, но тот урок гражданского мужества... «Поэтом можешь ты не быть, но Гражданином быть обязан!». Разве такой урок можно забыть!? И разве такого учителя можно забыть?

Весь мир видел тогда, по телевизорам, в 1991-м, Ростроповича среди защитников Белого дома, накануне последнего штурма. И весь мир замер тогда в тревожном ожидании. Только -только проснулись надежды людей на спокойную жизнь, без опасности сгореть заживо, вместе с детьми, в пламени мирового ядерного пожара. И вот, эти надежды уже под угрозой. И Маэстро понял, где враг готовит главный удар, и стал, именно в этом месте, стал твердо, готовым к смерти. И победил. Спецназ дрогнул и не решился на штурм. Не потому, что испугался того АКМ с двумя рожками. Нет, конечно!

Спецназ был натренирован стрелять. Спецназ был натренирован приносить людям смерть. Маэстро был натренирован играть на виолончели и приносить людям счастье. О сопоставимости военных сил тут и говорить не приходится. Но, за спиной Маэстро стояли люди доброй воли всего мира. Неисчислимое множество людей. Он их раньше радовал своей музыкой, он бережно растил их души, и вот теперь все они, по зову души, встали за спиной Маэстро незримой шеренгой, решительной и непобедимой моральной силой. NО PASARAN! И спецназ не прошел!

Свершилось чудо. Командиры спецназа увидели Маэстро по телевизору, и что-то поняли, и дрогнули. Нет, они не испугались! Не об этом речь! Да, и кого бояться? Они просто задумались. Стрелять в лучших людей мира, заработать при жизни вечное проклятие и презрение всего человечества... На это не каждый, согласитесь, решится. Даже, за новую звездочку на погоны. И они не решились. Маэстро отстоял Белый дом, отстоял честь России, отстоял свою честь и свое славное имя, известное всему миру, отстоял свое право смотреть людям прямо в глаза. Своим слушателям и поклонникам.

Итак, победа! Да, безусловно, победа! Победа моральной силы над грубой вооруженной наглостью. Победа сил добра над силами зла! Конечно, победа! Но... Как бы это сказать политкорректнее? Чтобы не призывать и не разжигать... В общем, народ русский не привык к таким резким движениям. Русские, как известно, запрягают медленно. И могут ехать быстро, но только тогда, когда им укажут, куда

ехать. А тут надо думать самим. А думать разучились. Семьдесят лет привыкали выполнять только то, что прикажет комендант лагеря. И привыкли.

Пять минут страна побыла свободной. Народ вдохнул свежего, чистого воздуха и... Помните фильм? Там ихтиологи вывели рыбок, которые могут жить только в грязной воде. И научились кормиться всяким мусором. Эти рыбки научились грызть даже бетон. Потом, как-то нечаянно, прогрызли бетонную стенку, к ним, в бассейн, влилась чистая вода, и милые рыбки все подохли.

Так и наш народ, как-то нечаянно вырвался из тюрьмы. Прибалты продолбили брешь в тюремной стене. Пять минут народ побыл на свободе, но жить там не смог. Отвык дышать чистым воздухом. И люди опять понуро поползли в тюрьму. А надзиратель их с удовольствием принял обратно. За те пять минут даже нары не успели остыть. В тюрьме хорошо, в тюрьме не надо думать, в тюрьме кормят. Помните фразу из другого кино? - «А в тюрьме сегодня на ужин макароны дают...».

Понимаете разницу между людьми? Французы после революции подчистую снесли свою Бастилию. И следа на оставили. А на том месте развели цветы. А у нас черный мавзолей стоит неколебимо. Вот, это и есть наша самая прочная тюрьма. Там, в карцере, томятся в рабстве наши души. «Спасите наши души! Мы гибнем от удушья!». И пока стоит мавзолей, до тех пор мы – рабы! «Мы не рабы! Рабы не мы!». «А кто?» - ехидно спросил Жванецкий. Да, рабы, конечно. За исключением тех миллионов, что рванули на Запад. Бежали лучшие. А «Уралвагонзавод» и радуется – макарон больше достанется.

Маэстро остро переживал горькое разочарование, чувствительная душа артиста была уязвлена. «Поэты ходят пятками по лезвию ножа, и режут в кровь свои босые души». От этих переживаний Маэстро вскоре заболел и умер; люди, воспитанные им, помнят его и поклоняются его светлой памяти. «И долго буду тем известен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал. Что в мой жестокий век восславил я Свободу...». Маэстро спел свою лебединую песню. А народ русский сидит в тюрьме и ждет ужина, когда откроется окошко, что вырезано в двери камеры, и надзиратель сунет миску с макаронами. На этой печальной ноте, из реквиема, я и поставлю точку в своем рассказе о музыке и Музыкантах.

 

16.10.13    Николай ТКАЧЕНКО

------------------

От редакции:    Н.А.Ткаченко - капитан. В настоящее время его судно продолжает находиться в Джорджтауне (Южная Америка), откуда мы и получили эту корреспонденцию.

.

Комментарии к статье
  • Да что слог!это жизнь! Я когда читаю и смеюсь, и реву как белуга.Все-таки здорово Вы пишете, интересно.Все ТАК И ЕСТЬ!
  • Ада Аркадьевна
    lilu.giw38@mail.ru
    Большое спасибо автору статьи !
  • Слог замечательный...
Страницы: 1
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru