Rambler's Top100

Закон Димы Яковлева.

Закон Димы Яковлева.

В свое время я не записывал фамилии героев газетных публикаций, я не собирался об этом писать, но, в случае необходимости, можно и найти, напечатанные рукописи, как известно, не горят. Но дело, ведь, не в отдельных ФИО, а дело в явлении, дело во впечатлении, которые оказывает телевизор на своего зрителя.

Сразу скажу, телевизор я не смотрю принципиально, уже лет 15, хотя в квартире у меня и стоят два больших японских аппарата, от покойной жены остались, но там, ведь, кроме Соловьева, и смотреть нечего. То есть, для меня технических проблем нет, но есть проблемы другие. А для сердца, ума и души я читаю «Новую газету» и читаю интернет. Этого достаточно. Говорят, В России есть только две партии - партия телевизора (86%), и партия интернета (14%); я принадлежу к партии интернета, но, повторяю, дело не во мне и не в телевизоре, а дело в том явлении, которое этот телевизор и породил. Вот, об этом ниже.

Итак, адвоката Магнитского убили лет десять назад, в российской тюрьме. Он был адвокатом какого-то американца, ну, и что с ним после этого прикажете делать, особенно, если там речь идет о большой сумме в долларах? Ну, его, естественно, и убили. Убил, закопал и надпись написал… Американцы, в ответ на это, ввели некоторые санкции против убийц Магнитского, теперь они не могли просто так воспользоваться своими счетами за границей, но есть и обходные пути, например, всякие, там, виолончелисты, родственники и т. д.

Наша Дума ответила американцам быстро, решительно, достойно и адекватно - она срочно приняла Закон подлецов, или Закон Димы Яковлева; в газетах его называют и так, и этак. Но, дело, ведь, не в названии, дело в сути. До этого американцы брали наших детей, они их усыновляли и удочеряли, а мы отдавали им самых больных и несчастных, вдобавок мы им отдавали и огромную историю болезни, которая сопровождает каждого больного ребенка с момента его рождения.

В этой истории болезни было много чего, с точки зрения медицины, а относительно нравственности - там был обязательный письменный отказ матери от своего больного ребенка. А отказа отца и не требовалось, потому, что отца никто и не знал, его никто и не искал, и даже сама мать часто не знала его имени, ведь, все было по-пьяни. Ну, все, как у животных, но это, все таки, были дети, которых, больных, охотно брали американцы, а они, как известно, люди богатые, и они обеспечивали своему приемышу все блага цивилизации - сначала они его элементарно мыли и кормили, потом начинали обучать, и вскоре он у них начинал что-то говорить и писать, хоть и отставал в развитии.

Снижение рождаемости белых младенцев и увеличение количества их болезней – проблема всеобщая, чем меньше человек работает физически, тем меньше он рожает, а родившиеся, все-таки, дети – больные, и это все знают, это проблема как для Америки, так и для Европы, и для России, но у нас рождаемость как-то поддерживают южные республики, поэтому ее падение ниже допустимого уровня среди этнических русских не так и заметно. Если взять две семьи, сложить количество детей и разделить на два, то все не так уж и плохо. А если вы избавляетесь от больного ребенка и при этом еще можете срубить бабок, то и ладушки. Так все и шло прекрасно, все были счастливы и довольны, все смялись.

Так вот, повторяю, в ответ на санкции, наложенные на убийц Магнитского, Дума приняла Закон Димы Яковлева, и так все это поменялось. Странно, ну да ладно. Ворон ворону глаз не выклюет. Американцам показали от ворот поворот, они приуныли и пошли усыновлять других детей, не таких белых, естественно, но тоже - ничего. А в России с того времени дела пошли от плохого к худшему. 

Бесхозных и больных детей становилось все больше, и что с ними делать? Ну, стали открывать все больше новых спецдетъяслей, спецдетдомов, спецшкол и специнтернатов, мы об этом мало что знаем, об этом мало пишут, а сами дети, они больные, они ничего об этом сказать не могут, да, и с чем сравнивать, если другого никто ничего и не видел, но, в общих чертах, из обрывков информации, складывается впечатление, что там дело плохо. Ну, нехватает для всех любви и милосердия, эти качества всегда были в дефиците, как, в советские времена - туалетная бумага… Сейчас туалетная бумага, слава богу, есть, спасибо за это Горбачеву и Ельцину, а милосердие всегда было дефицитом, его всегда надо делить на всех, вот и получается – каждому ребенку этого милосердия достается с гулькин нос.

Тем временем, в России страной стало править православие, такой, вот, эвфемизм получается, и это православие тоже было подключено к решению вопроса, попы тоже стали открывать спецдетдома, но, понимаете, современное православие тоже какое-то странное. Всегда православие проповедовало умеренность, а сейчас патриархи утопают в роскоши, они купаются в деньгах, ездят на дорогущих лимузинах, давят прохожих на зебре, одни часы там стоят около 35 тысяч долларов, не говоря уже о яхтах… И это, по нынешним временам, не так и плохо, но что от этого больным детям? На детей денег, как всегда, не хватает. Недавно в газетах прошумели рассказы об одном из таких православных детдомов.

Оказывается, где-то в глухих деревнях, подальше от любопытных глаз, за плотными и высокими заборами функционируют некие православные детдома, где введены порядки, мало чем отличающиеся от порядков гитлеровских лагерей смерти. Поскольку это – православные детдома, то государству до этого дела нет. В Кремле есть дела поважнее, например, войны на Украине, или в Сирии. А в православных детдомах руководят какие-то мутные тетки в черном, подопечных детей они заставляют тяжело работать, в основном, в сельском хозяйстве, но за малейшую провинность тяжело их избивают и держат впроголодь. Дети там худые, изнуренные работой и голодом, они больные, забитые и молчаливые. А мы тоже молчим, мы только собираем деньги на тех детей, которые тоже больны, а где взять здоровых, но им повезло - о них написано в газете.

Окружающий народ знает, что там, за глухим забором, творится что-то неладное, но молчит. С православием свяжешься – себе дороже обойдется. Кроме того, понимаете, мы все входим в партию телевизора, мы привыкли к строгим порядкам - шаг влево, шаг вправо, прыжок вверх считается побегом, конвой стреляет без предупреждения. А другого нам ничего и не надо, мы другого и не видели, мы к другому и не привыкли. Власть сама знает, что и где происходит, а мы – люди маленькие. Так вот, детей в этих детдомах до сих пор просто избивали, а недавно одну девочку, 12 лет, и убили по-настоящему. А что с ней еще делать? Уж очень непослушная попалась, на других рабов плохо влияла. Вот, её и убили.

Так вот, только об одном таком детдоме - лагере информация просочилась в прессу, пошумела и затихла. А сколько таких детдомов в нашей богатейшей стране мира? И сколько таких детей там убито? Кто этим интересуется? Об этом никто и ничего не знает. Об этом пишут очень мало. Забор – то, он глухой!

А санкции? А что санкции… Недавно американцы в Сенате и в Палате представителей большинством голосов, 95% против двух, приняли закон о новых санкциях против России. А наши? А тут закон такой – нас … а мы крепчаем. Расходы на силовиков все растут, и денег на все не хватает. Конечно, нефть и газ еще есть, но, к нашему будущему счастью, их еще надо выкачать, перекачать и продать, а деньги перевести за рубеж, на родственников. До санкций было проще.

Всего вам доброго, дорогие читатели. Не дай вам бог попасть в такие дома, как описано выше.

Николай ТКАЧЕНКО

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru