Rambler's Top100

Смерть в воздухе

Смерть в воздухе

На днях прочел я в Интернете, что в воздухе умер некий русский, командир военного транспортного самолета, который летел в Египет с грузом. На меня этот случай подействовал по нескольким причинам, поэтому я и пишу. Поскольку сообщается об этом скупо, и не понятно, будет ли продолжение – это же не сериал по телевизору, поэтому я и решил написать данную заметку по горячим, как говорится, следам. Тут могут быть и ошибки, но это не меняет…

Здоровьем человека я занимаюсь всю свою жизнь, и, в первую очередь, своим собственным здоровьем. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Понимаете, ну никак мне не хотелось умирать в 40 – 50, как это сейчас стало очень модным. Правда, и в годы моей молодости люди тоже умирали в этом возрасте, но не в таком же количестве. Поэтому я и стал тогда заниматься физическими нагрузками. А результат можно увидеть и сегодня.

Вернемся, однако, к судьбе нашего летчика. Случай этот стоит особняком в общем ряду. Ну, мы привыкли к тому, что молодыми мрут всякие артисты, и это - понятно. Одна моя оппонент написала об этом так: - «Разве можно себе представить, чтобы Высоцкий думал о своем здоровье!?». Я отвечаю так - спросите сегодня об этом самого Высоцкого! Ну, с артистами все ясно. Но военные!? Они редко в таком возрасте умирают своей смертью. Потому меня и задело.

Итак, сколько же лет, все-таки, было этому летчику? Учитывая, что такие ребята уходят на пенсию, примерно, в 40, а этот еще летал, то, получается, что ему никак не было больше 40. И, даже, если 50. Рановато, конечно. А если еще и вспомнить, что он – военный, а они проходят медкомиссию каждый год, то, куда же смотрела эта медкомиссия?

Дело в том, что это человек умер от обширного инфаркта, а это значит, что он болел уже задолго до этого, последнего, случая, и у него уже долго было слабое сердце. Ну, как у всех, кто не работает физически. Понимаете, ни одно сердце не останавливается просто так, ни с того, ни с сего. Все они останавливаются только от физического безделья. Ну, или там был врожденный порок сердца, что сейчас тоже стало очень модным. Но наш герой был военным и врожденный порок сердца отметается раз и навсегда. Значит, остается только физическое бездействие.

Понимаете, летчик этот ни в чем не виноват, не надо бросать в него камни. Он, просто, жил как все - или за рулем самолета, или на диване перед телевизором. А другой жизни сейчас никто и не знает, физически никто и не работает, все так и живут. В молодости он, вероятно, занимался и спортом, но к 40 годам все это осталось в далеком прошлом. Коротко здесь замечу, что тренировки сохраняют свой эффект только в течение одного года, а потом он умирает так же, как и все остальные. Все, как и у всех.

И каждый из них до последнего момента считает, что он-то абсолютно здоров, да и ежегодная медкомиссия, как в нашем случае, зачем-то проводится, а она, ведь, ничего не говорит. Будь иначе, он не летал бы. А гипертония, и ее результат - слабое сердце, они, ведь, никак себя обычно не проявляет, никаких сигналов они не подают. Поэтому человек о своем здоровье никогда и не думает, а потом уже бывает и поздно. Похоронили и забыли. Вон сколько их, таких же случаев! Конечно, если бы он неожиданно подверг свой организм значительной физической нагрузке, то тут все бы и выяснилось. А так…

А мог ли этот летчик остаться в живых? Конечно! Он мог бы летать и до 80 лет, он мог бы дожить и до 100, будь он поумнее. Но, где набрать таких умных? Других летчиков у меня для вас нет. Поэтому все и происходит, как всегда, все к этому привыкли, никто этого не замечает, никто и не знает другой жизни. А зря! Сейчас, как никогда, есть все условия для долгой и счастливой жизни! Тогда, почему?.. А потому, что ума не хватает, нет элементарных знаний о человеческой биологии. И потом, откуда им взяться? Школу все сейчас проходят чисто формально.

Миллионы лет человек жил только своим трудом, труд сделал из обезьяны этого человека. А отсутствие труда?.. Помните вот это: - «Будешь добывать хлеб свой в поте лица своего!». Так вот, трудовой этот пот всегда считался наказанием господним. Церковь всегда это понимала только так, а ведь, в действительности, физический труд – это благо, это - счастье человека. Но и человек этого никогда не понимал и, поэтому, он и проклинал свой труд. Так и получилось, что все мы сегодня не работаем физически, не работаем и на производстве; работаем мы только в сфере услуг. А в это время все поля вокруг заросли сорняками. А чем же мы живем? А только нефтяными деньгами… Но, об этом - не сейчас.

Итак, ежегодная медкомиссия ничего не говорила. А почему? Да потому, что они и сами ничего не знают. Представьте себе на минуту, что нашелся врач, который рекомендовал бы физический труд, как единственное средство для спасения этого летчика. Представили? Ну, и забудьте! Потому, что таких врачей сегодня в природе не существует. И потом, как реагировал бы этот летчик на такой совет? Врачи и сами живут сегодня очень недолго.

Существует негласное соглашение между врачом и пациентом – спасение только в таблетках. Почему в США живут дольше? Да потому, что они побогаче и у них таблетки получше. Вот, если мы выбьем из правительства новые таблетки, более действенные, тогда и будет всем нам счастье. А пока на операции мы едем в Германию, если на это есть деньги, конечно. Глупости – все это. Повторяю, миллионы лет человек жил только своим трудом, потом он стал жить нефтью, а физический труд он заменил таблетками. И случилось все это каких-то сто лет назад. Прочувствуйте, однако, эти две большие разницы. Конечно, если бы этот летчик стал во-время принимать таблетки для снижения давления, то… Но он же этого ничего не знал.

А сам-то автор, он что?.. Расскажу немного и о себе. Не для того, чтобы похвастать, а для примера всем этим вероятным смертникам. Сейчас мне 82-й год, из них ровно 60 лет проработал я на судовом мостике и закончил свою работу капитаном грузового судна. Последние годы работал я в Карибском бассейне. Немного, конечно, но если вспомнить, что почти все капитаны вымерли в свои 40 - 50, и, уж точно, ни один из них не проработал все 60 лет, то это – мой личный рекорд.

Итак, в 77 лет вышел я, как у нас говорят, на пенсию. И в 2014-м стал я составлять свой словарь, который полностью называется «Русско-индоевропейский морской этимологический словарь». Сейчас 2-е издание этого словаря продается на всех сайтах, которые торгуют книгами, а я работаю над 3-м изданием. Такой глубокий словарь создается впервые в России, и конкурентов на горизонте не видно, так что это – мой второй личный рекорд. И не верьте вы всем тем басням, что, дескать, пик ученого приходится на 35 лет; их составили все те глупые ученые, которые сами умерли в 40. А я, хоть и не профессиональный ученый, но в свои 82 еще работаю над словарем.

И проблем со здоровьем я не имею по одной простой причине – ежедневно, в течение трех часов, я тяжело работаю физически на своем земельном участке площадью в 12 соток. Много вы видели пенсионеров, которые в 82 года работают физически? Вот, это и есть на сегодня мое главное спортивное достижение. Конечно, это не ЧМ мира по футболу, но…

Я думаю, достаточно. И пишу я об этом только потому, что мне искренне жаль всех этих молодых и красивых ребят, которые, как тот капитан воздушного судна, в расцвете лет, сил и способностей умерли от остановки сердца на взлете, или, можно сказать, в полете. Конечно, умереть в полете – это красиво, но, по-моему, лучше, все-таки, жить.

А если кто заинтересуется моей системой здоровья, или моим словарем, тому я сообщаю свой электронный адрес tkachenkona37@mail.ru. Пишите, я отвечу.

Живите! На радость себе и своим близки

18.06.18          Николай ТКАЧЕНКО

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru