Rambler's Top100





Звезда пленительного счастья.

Звезда пленительного счастья.

Свой очерк я назвал этими словами Великого Пушкина. А кто еще скажет лучше Поэта? Уж если списывать, то лучше - у Великих. Но этими же словами, еще раньше, назвал свой прекрасный фильм и талантливый режиссер Мотыль. Слова – это не просто слова, вылетит и не поймаешь. Нет! Слова живут и зовут, хотя их автор физически уже давно умер. Однако, пока его слова живы, пока сердце от них замирает, жив и Поэт. И, пока фильм смотрят и плачут, жив и режиссер. Великие не умирают!

Фильм этот был снят в 1975-м, и это - художественная лента, но фильм этот показывает реальные события. Он рассказывает нам о том, что мы забыть не вправе. Великий фильм, но, так получилось, что я его не смотрел. Тогда надо было ловить рыбу. Не до кино было. И, только сейчас… Да и потом, интернет появился совсем недавно. И вот, мой пенсионный возраст и интернет, они совпали по времени, поэтому я сегодня и наслаждаюсь, и страдаю, просматривая старые фильмы, и, читая статьи в интернете. Но, не только это. Сами те, давние, события, они нас потрясают! Какие были люди!

Декабристы, это те, что недавно повидали Европу, и сердца их сжались, когда они вернулись на родину. «Страна рабов, страна господ». А когда они вернулись в Россию, то и здесь захотели установить такие же порядки. Чтобы народ жил лучше. Ну, помните анекдот? «Они хотят, чтобы не было богатых. – О, а мой дедушка - декабрист хотел, чтобы не было бедных!».

Захотели-то, они, захотели, да кто ж им позволит? Так вчерашние победители опять и вернулись в рабство. Да, они были первыми, с горячими сердцами, но с большой наивностью и с малым опытом. Потому и потерпели поражение. Они были готовы к смерти, за Родину, но царь решил сгноить их в сибирских рудниках, под землей. Он рассчитывал, что они там умрут, и память о них умрет вместе с ними. Но, он ошибся! Так мы и пришли, к нашему несчастью, к октябрю 17-го.

Собрались тогда русские палачи, все в звездах, и они приговорили декабристов, лучших людей России, одних - к повешению, а других – к каторге. За попытку свергнуть царя, и за те же самые звезды. Понимаете, худшие всегда судят лучших. Так было всегда, так это - и сегодня. Пятерых они повесили, а еще 107 человек они отправили в Сибирь, в рудники, под землю, на полное забвение.

А декабристки? Они могли после того разорвать семейные узы с каторжниками, они могли еще найти свое счастье с другими, с теми, кто не шел против царя и был им обласкан, но они решили иначе. Они решили отправиться в Сибирь, вслед за своими законными мужьями. И напрасно царь тогда свирепствовал. Он мог многое, но не мог все. Он лишил декабристок всех дворянских привилегий, всех титулов и званий, прав наследования и прочего… Он их сделал нищими и женами ссыльнокаторжных. Мало того, их детей, рожденных в европейской части России, категорически не пустили в Сибирь, а их дети, которые родятся в Сибири, рождались детьми каторжников и заранее становились казенными крестьянами при руднике. А что для матери может быть дороже ребенка?

Мария Волконская оставила родным своего годовалого сына, и он потом, без матери, заболел и умер, и эта смерть подвигла других декабристов остановить своих жен,

ради малых детей. Те жены не поехали в Сибирь, но у кого сейчас поднимется рука бросить в них свой камень? Но, сейчас речь не о них, а о тех, кто, вопреки всему, отправился в Сибирь. А таких было ровно одиннадцать женщин, одиннадцать героинь!

И эти одиннадцать бросили все, своих малолетних детей они передали родственникам, и отправились за своими мужьями, чтобы поддержать их в трудную минуту. Перед ними лежали семь тысяч верст русского бездорожья!

Иркутский губернатор получил тогда строгие указания царя – всеми силами не пустить их дальше, в Нерчинск, и заставить вернуться обратно. А до Нерчинска оставалось еще 800 верст самого тяжелого пути. В Иркутске власть тогда установила свой главный рубеж, казалось бы, неприступный. Но, декабристки и его преодолели. Это было нелегко. Одна, только, княгиня Волконская прождала в Иркутске полгода, пока прорвалась. Кто сейчас помнит имя того губернатора? А светлые и святые имена декабристок сегодня знают все.

Их было одиннадцать! История сохранила имена их всех, и каждый сегодня может убедиться в этом с помощью интернета, а в том фильме, в заключительной сцене, показаны они все, все одиннадцать, они стоят молча и смотрят нам прямо в душу. Такая вот, душераздирающая финальная сцена фильма.

Адмирал Колчак, он был одним из продолжателей дела декабристов, и он тоже был расстрелян в Иркутске. Видимо, там земля такая - там живут и гибнут лучшие люди России. Кто сейчас помнит имена палачей, расстрелявших Колчака? Они сбросили его тело в прорубь, и думали - все! Память о нем сгинет на века. Но, увы! Сегодня Колчаку в Иркутске стоит памятник до неба, воздвигнутый благодарными россиянами. А кто сегодня помнит имена тех палачей с красными звездами, что стреляли в адмирала? Их имена, их кровавые дела сегодня прокляты и забыты! Надеюсь, навеки.

Вернемся, однако, к декабристкам. Я становлюсь на колени и молча кланяюсь каждой из этих одиннадцати, но размеры очерка дают мне здесь возможность рассказать только о некоторых из них, о тех, которые стали главными героинями того же фильма.

Конечно, Сибирь убивала не привыкших, и Сибирь, в первую очередь, забирала лучших. «Пленителен образ отважной жены, Явившей душевную силу, И в снежных пустынях суровой страны Сокрывшейся рано в могилу». Это - Некрасов об Александре Григорьевне Муравьевой. Она была женой декабриста Никиты Муравьева. Ей было всего 28 лет, когда она умерла, в Сибири. Вот скупые строки из Википедии: «Когда мужа арестовали, Александра ждала третьего ребенка. Разрешение следовать за мужем получила 26 октября 1826 года. Оставила у свекрови троих малолетних детей…

В Москве виделась с Пушкиным, который передал ей свои стихи, адресованные декабристам: - «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье!»... Прибыла Муравьева в Читинский острог в феврале 1827 года… (Впереди было, всего лишь, пять лет счастья). Умерла в Петровском заводе 22 ноября 1932-го. В день смерти жены Никита Михайлович стал седым. Над могилой А. Муравьевой, по желанию мужа, была выстроена часовня». «Ее красота внешняя равнялась ее красоте душевной» (декабрист Розен). Это была первая смерть среди декабристов. «Смерть избрала жертву самую чистую, самую праведную» (декабрист Басаргин). «Общая наша благодетельница» (декабрист Лорер). 

«В ней было какое-то поэтически-возвышенное настроение, хотя в отношениях она была необыкновенно простодушна и естественна. Это составляло главную ее прелесть…» (декабрист Пущин). «Александре Григорьевне напиши в Читу, что я назначен в Туруханск и что все льды Ледовитого океана никогда не охладят горячих чувств моей признательности, которые я никогда не перестану к ней питать» (декабрист Кривцов, сестре). «Часовня над могилой сохранилась в некрополе декабристов старого кладбища города Петровск-Забайкальский» (Википедия). Добавим, что Александра Муравьева через тюремную решетку передала декабристам послание Пушкина, которое заканчивается так: «Оковы тяжкие падут, темницы рухнут, и свобода Вас примет радостно у входа, и братья меч Вам отдадут!».1

Передо мной стоит невыполнимая задача: понимаете, все они прекрасны и мужественны, вы только взгляните на эти портреты. Разве вы еще где-нибудь увидите такие прекрасные лица? Видимо, красота души всегда проявляется в красоте внешней. «Ее красота внешняя равнялась ее красоте душевной» - это сказал декабрист Розен об Александре Муравьевой, но это же можно сказать и обо всех одиннадцати декабристках. Хочется здесь рассказать обо всех, но я рассказываю только о некоторых. А что я еще могу сделать?

Итак, княгиня Екатерина Трубецкая и княгиня Мария Волконская. Да, они стали княгинями по браку с князьями, но, они же были и настоящими княгинями по родству своих высоких и пламенных душ. «Души прекрасные порывы!». Известен такой исторический факт: княгини Трубецкая и Волконская встретились в Иркутске и¸ при встрече они долго плакали. От горя, конечно, но и от счастья. «Звезда пленительного счастья». Это – о них!

А вот что пишет Википедия о княгине Екатерине Трубецкой. «В Париже, в 1819 году (ей было 19 лет), Екатерина познакомилась с князем С. П. Трубецким и вышла за него замуж. Трубецкой был на десять лет старше нее…Первой из жен декабристов добилась разрешения выехать в Сибирь. (В Иркутске Трубецкая провела 5 месяцев, пока прорвалась дальше, в Сибирь)… Приняв эти условия (о лишении всего, что только можно придумать), Трубецкая была доставлена в Благодатский рудник, где 10 февраля 1827-го ей наконец позволили увидеть мужа. «Двумя главными центрами, около которых группировались иркутские декабристы, были семьи Трубецких и Волконских…

Трубецкая и Волконская своим умом, образованием и необыкновенной сердечностью были, как бы, созданы, чтобы сплотить своих товарищей в одну дружескую колонию» (декабрист Белоголовый)… Умерла Екатерина Ивановна 14 октября 1854 года от рака. Похоронена в Знаменском монастыре, г. Иркутск». Когда пришел час амнистии (1856-й год), Сергей Петрович Трубецкой упал на гробовой камень в ограде Знаменского монастыря, в Иркутске, и проплакал несколько часов, понимая, что никогда больше сюда не вернется» (писатель Н. Эйдельман).

А вот о Марии Волконской. Княгиня Мария Николаевна Волконская, впервые увидев в руднике своего мужа Сергея Волконского, упала перед ним на колени и поцеловала его кандалы. Разве может кто-то сегодня смотреть спокойно на эту сцену? Волконская вышла замуж в1825-м, в возрасте 20 лет, она была на 17 лет моложе мужа, князя Сергея Волконского, она его не успела, даже, полюбить, но, когда ему стало трудно, она, не задумываясь, бросилась за ним в Сибирь. Чтобы поддержать.

Пишут, что Волконский, в руднике, пал духом и уже был близок к смерти. Но, приехала юная жена и она, буквально, спасла его от смерти. И он ожил, и прожил еще 37 лет. Красотой юной, незамужней, Марии был покорен и А. С. Пушкин, он ей посвятил несколько своих стихотворений… «Нет! я не жалкая раба, Я женщина, жена! Но знаю: к родине любовь - Соперница моя» (Н. Некрасов, о Волконской). Кстати, Мария родилась в 1805 г., в имении Каменка, что находится недалеко от моей Звенигородки, и которое было настоящим гнездом декабристов; из него, в свою славную жизнь, вышли декабристы Давыдовы, Раевские и Волконские. Все – родственники. Оказывается, их было несколько. Целое созвездие! Так-то, вот. А я об этом ничего не знал - молодой был, глупый был и нелюбознательный. А надо было еще тогда поехать и поклониться. А теперь – поздно. В Каменке сейчас находится большой памятник декабристам, а по всей Украине их – с десяток!

Первое время Волконская, вместе с Трубецкой, снимали избушку за 3 руб. 50 коп. в месяц. Там было так тесно, что ноги упирались в дверь, а волосы примерзали ко льду, образовавшемуся в щелях. 30 долгих лет провела Волконская с мужем в Сибири и вернулась на родину только в 1855 году. В 1863-м Мария Николаевна скончалась от болезни сердца в имении дочери в селе Воронки, а через год рядом с нею был похоронен и ее муж. Декабристы умирали молодыми.

Знаете, о каждой из одиннадцати декабристок можно рассказывать часами, но, самый длинный, при этом, будет рассказ о француженке Полине Гебль. Уж очень там все необычно. Полине пришлось тяжелее всех. Она была другой веры, и она не была даже женой декабриста Ивана Анненкова, она была его невестой. Но любовь, как известно, преодолевает все преграды. Полина оставила дочь Александру, рождённую вне брака (от Анненкова), своей будущей свекрови. Не зная русского языка, с двумя слугами, Полина Гёбль отправилась 23 декабря 1827 года в Читу. Добралась до Читы 5 марта 1828 года. 4 апреля 1828 года, в деревянной Михайло-Архангельской церкви Читы, Полина повенчалась с Иваном Александровичем Анненковым. Только на время венчания с жениха были сняты кандалы.

Там и произошел тот знаменитый разговор. Полина, после венчания и после схватки с солдатами, спасая своего молодого мужа, сбитого ими с ног, в грязь, она, как и муж, тоже вся в грязи, еще не остыв, сказала так: - «Передайте моему мужу, что я совершенно счастлива!». Говорить о счастье, в таких ужасных условиях, могла только сильная и любящая женщина. Лишь после 30 лет жизни в Сибири, в 1856 году, Анненковы получили разрешение выехать с мест ссылки. Жить в Петербурге и Москве им было запрещено. Анненковы поселились в Нижнем Новгороде в июне 1857 года. Полина умерла 14 сентября 1876 года, успев продиктовать дочери Ольге воспоминания о своей жизни.

Остается только добавить, что жизнь декабристов и декабристок нам так ярко показали все эти талантливые режиссер, актрисы и актеры. Они не играли, они прожили все эти удивительные жизни, от и до. Понимаете, звездный актерский ансамбль: Ирина Купченко (княгиня Трубецкая), Наталья Бондарчук (княгиня Волконская), Ева Шикульска (Полина Гебль), Баталов (князь Трубецкой), Олег Стриженов (князь Волконский), Игорь Костолевский (Иван Анненков), Янковский, Ливанов, Пороховщиков…

Все они - молодые и красивые. Пусть меня простят те, кого я здесь не назвал. Память, уже, не та. Вот, они прожили на этих съемках свою, вторую, жизнь, поэтому и наша жизнь, сегодня, полна и счастлива. От восстания декабристов, от подвига декабристок и от фильма. А слова к романсу об Анненкове сочинил наш незабвенный Булат Окуджава: - «Не обещайте деве юной любови вечной на земле». Ну, любовь к деве, может быть, и не вечна, не то, что наша любовь к декабристам и к декабристкам… Да, нам есть чему позавидовать!

«Товарищ, верь: взойдет она, Звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья Напишут наши имена!» (А. С. Пушкин).

А нам, сегодняшним, надо быть достойными. Нам есть с кого брать жизнь.

Россия всегда была богата прекрасными людьми, а декабристки и декабристы, нам, сегодняшним - эталон. Всего, вам, доброго, уважаемый читатель.

(Продолжение следует)

Николай ТКАЧЕНКО               . 27.09.2018.

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





 

КЛУБ ЗНАКОМСТВ НА САЙТЕ



















Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 




Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом




Рейтинг@Mail.ru