Rambler's Top100

Воспоминания о будущем

Воспоминания о будущем

Итак, март 1953-го, мне 16 лет, я заканчиваю 9-й класс. Недавно прошли великие похороны, на которых многих раздавили в московской толпе. Правда, тогда это было величайшим государственным секретом, ну, как атомная бомба, об этом у нас никто ничего и не знал, а через десятки лет, когда об этом уже и написать было можно, тогда я прочел и подумал: - «Ну, надо же? Вождь, он, даже после своей смерти, забрал с собой, на тот свет, десятки своих верных поклонников. Не наелся при жизни, однако. Достойное завершение великого пути». В скобках заметим, что и сейчас всех нас хотят забрать в рай. Спешите, пока есть билеты.

А с 1953-го мне запомнилось еще вот что. Моя одноклассница, которая мне очень нравилась, она, по этому случаю, так наревелась, что вся распухла, а носик ее, всегда такой задорный, теперь сильно увеличился в размерах, и когда я посмотрел на нее, то усомнился в своем выборе. Так и пропало мое счастье.

Сам я переживал все это не очень, и, даже, наоборот. Отец мой никого не расстреливал, сам он отсидел (отработал) только три года, где-то там, за Читой, в руднике, где за сто лет до того работали декабристы, но, при этом, он остался жив, чему и я был рад, и моя мама, всю жизнь проработавшая домохозяйкой, тоже радовалась. Были ли основания для моего горя?

Да и потом... Директор моей школы и мой классный руководитель, оба они были евреями, оба инвалиды, размещали они что-то там, по такому случаю, какие-то портреты и еловые венки, при этом они усиленно изображали скорбь на лицах, но их глаза светились радостью, как у людей, счастливо избежавших смертельной опасности. Со смертью вождя умирало и «Дело врачей», а мои наставники, которые уже приготовились и к депортации, и даже, к возможной смерти, а тут, вдруг, воспрянули духом. Такое, вот, везение! Ну, и кто меня воспитывал? А ведь, с кем поведешься, от того и наберешься.

Скоро наступил и август. Учебников тогда не хватало, и я пешком ходил в соседний райцентр, чтобы там, в книжном магазине, купить недостающие книги. ЕГЭ тогда еще не было, и, чтобы поступить, надо было учиться. Так вот, попал я там как-то на склад, что находился в соседней комнатке, за дверью, и там я увидел… Понимаете, большая стопка портретов Берии, с метр высотой, со всеми надписями, очевидно, приготовленных для уничтожения, и они, хоть тогда уже и не висели на стенах сельских клубов, но, пока, лежали на полу, уложенные аккуратно, на всякий случай. Понимаете, Берию -то расстреляли, как английского шпиона с 1919-го, об этом открыто объявили по радио, расстреляны были и его подручные, хотя мы тогда об этом ничего и не знали, но люди, испуганные насмерть, они всегда были готовыми ко всему. Сегодня запахло весенней оттепелью, а завтра? А вдруг все переменится? Придут и спросят: – «А кто отдал приказ об уничтожении портретов?». Вот, то-то и оно.

Наступил уже и сентябрь 1953-го. Начал я учиться в 10-м классе. А путь мой в школу пролегал через базарную площадь, где всегда громыхало радио. Хочешь\не хочешь – слушай! Иду я в школу, со своим портфелем, и тоже слушаю. Там выступает какая-то доярка и орет: - «Спасибо нашей мудрой Партии и правительству, что во-время разглядели этого матерого английского шпиона, который с 1919 года…». Тут даже я рассмеялся: – «Ничего себе, во-время! С 1919 –го, 34 года прошло, однако…».

А с портретом Берии был еще один случай. В ноябре 1953-го, перед демонстрацией по случаю очередной годовщины революции, стоим мы колонной на школьном дворе, в ожидании начала движения, а у стены школы стоят, прислоненными, портреты наших вождей, на фанерках и с такими длинными палками, чтобы нести над головой было удобно. Кого-то из них мы знали, но там было много и новых, которых, пока, никто не знал. А начальство надо знать в лицо – говорит народная мудрость. Так и тут.

Вдруг классный руководитель и говорит моему другу, как самому покладистому: - «Завальнюк, сходи и возьми портрет, (ну, допустим, Щербицкого), и будешь нести. Жора Завальнюк ринулся к стене, взял портрет и гордо несет к выстроившейся колонне. Тут ему ученики и кричат: - «Жора, ты кого взял? Ты же Берию взял!». Жора испугался, растерялся, стал на полпути, в нерешительности и вопросительно смотрит на портрет. Трагедия, конечно, но тут вмешался классный руководитель и ситуация как-то разрешилась. Надолго ли?

С тех пор прошло 66 лет, но народ наш, как стоял в растерянности, так и стоит до сих пор, в нерешительности и враскоряку, Как Жора когда-то… Ну, в самом деле. Чей портрет поднимать и нести сегодня? Ивана Грозного, Петра Великого, Малюты, Ленина, СТАЛИНА, БЕРИИ, ПАТРИАРХА КИРИЛЛА, НИКОЛАЯ ВТОРОГО, ИЛИ, ЕЩЕ ЧЕЙ-ТО? МОЙ СОВЕТ – НЕСИТЕ ПОРТРЕТ ДЗЕРЖИНСКОГО, НИКОГДА НЕ ОШИБЕТЕСЬ. «Товарищ верь! Пройдет она, так называемая, гласность. И вот тогда Госбезопасность припомнит наши имена». На этой оптимистической ноте я и ставлю точку. Кто ничего не делает, тот и не ошибается. Не ошибитесь и вы, однако.

27.10.19              Николай ТКАЧЕНКО

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru