Rambler's Top100

"Лечить, вылечить, излечить, подлечить, залечить..."

Недавно в печати встретил такую цифру – в России ежегодно умирают от инсульта 450 тысяч гиподинамиков.  А в США, как пишет Андреас Мориц, ежегодно от внезапной остановки сердца умирают 450 тысяч таких же гиподинамиков.  Просто, как сговорились!  Вот и получается, что и в РФ, и в США мрут ежегодно по миллиону гиподинамиков в возрасте, преимущественно,  40 – 60.  Хоть по одному показателю  мы, наконец-то,  догнали Америку! 
А почему  так происходит, можно понять на примере Валентины Григорьевны С., письмо которой приведено полностью в брошюре Мишустина Ю. Н. «Выход из тупика». 

Валентина Григорьевна С. - не просто врач, она врач-терапевт первой категории, и работала она долгие годы в Самарском городском кардиологическом диспансере,  и не только простым врачом, но и на должности заведующей отделением.  Естественно, лучше нее никто не знает, как обстоят дела в кардиологии, лучше нее никто не расскажет, как надо лечит болезни ССС.  Нам просто повезло, что можем послушать такого опытного специалиста!   Ее опыт для нас, поистине, бесценен.  Говорю это без всякой иронии.

Итак, слово Валентине Григорьевне: - «Более 15 лет назад  я перенесла острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт) в вертебробазилярном бассейне.   В 1999 г. переболела тяжелым токсико-аллергическим миокардитом.  (Далее я буду незначительно сокращать текст, но без ущерба для понимания, а свои комментарии я привожу  в скобках - Н.Т.) ...стало повышаться АД... приступы мерцательной аритмии...отеки на ногах, одышка...во время гипертонических кризов присоединился синдром Меньера (приступы сильнейших головокружений)... кратковременный звон в правой половине головы... АД... 200\110 – 250\130... принимала нарваск, ренитек...кордарон (препараты, понижающие АД)...  Я, врач-терапевт с большим стажем, неукоснительно выполняла все рекомендации академической медицины... признана инвалидом  2 группы... «букет» серьезных болезней... большое количество медикаментов... ».

Ну, как тут не вспомнить слова Козьмы Пруткова: - «Врачу – исцелися сам!».  Хотя, общеизвестно, что сапожник всегда без сапог.  Но ведь многие тысячи жителей Самары прошли через городской кардиологичееский диспансер по пути на тот свет, они ведь надеялись, что их там вылечат... Sancta simplicitas!  Святая простота!  Ведь сказали же классики: - «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!».

Так вот, я привел письмо врача-терапевта первой категории, зав. отделением, чтобы мои читатели, наконец, что-то поняли.  И попусту не надеялись.  Опытный специалист, с высшим медицинским образованием, Валентина Григорьевна, естественно,  отлично разбирается в болезнях ССС,  умеет правильно ставить диагнозы, знает названия бесчисленных лекарств «от давления», и прекрасно умеет лечить!  «Все хорошо, прекрасная маркиза!  За исключеньем пустяка!»...   А пустяк этот чисто грамматический – вспомните глаголы совершенного и несовершенного вида... Лечить, вылечить, излечить, подлечить, залечить...

«Что, коллеги?  Лечить будем, или пусть еще поживет?».  Это – именно о кардиологах.  Так вот, Валентина Григорьевна помнит со школы глагол  «лечить», но, видимо прогуляла урок, когда проходили глагол «вылечить». Как, впрочем, и миллион других кардиологов.  Во главе с академиком от кардиологии.   Она не умеет  вылечить.  Ни себя, ни других.  Наши академики, они даже ни одного Генсека не вылечили!  А уж как старались!  «Это мы не проходили, это нам не задавали!»  Точка.

Чтобы пояснить читателю, почему так сложилось, я опять же возвращаюсь к брошюре Мишустина.  А он доходчиво объясняет, что в кардиологии господствует ложная теория о том, что люди мрут от гипертонии, а причина гипертонии неизвестна, и гипертония неизлечима.  О неизвестности причин и неизлечимости гипертонии неустанно твердит в своей книге и главный кардиолог мира Майкл Дебейки.

Сразу скажу – в действительности, гипертония не является причиной смертей, такой причиной является гиподинамия, вот причина гиподинамии известна уже тысячи лет, и гиподинамия излечима.  А гипертония – это просто симптом, как, например, температура, и лечить ее вовсе не надо.  А лечить надо первопричину – гиподинамию.  Гиппократ говорил: устрани причину – уйдет болезнь.  В кардиологии надо сказать так: устрани гиподинамию – гипертония исчезнет, как прошлогодний снег, как утренний туман.

Но, на практике, кардиологи лечат именно гипертонию, они «сбивают давление», как те зенитчицы из кинофильма, которые сбивали немцев.  Но только на землю теперь падают  не немцы, а российские гиподинамики.  Потому, что кардиолог снижает таблетками  давление, но ведь при низком давлении кровь не может поступить в мозг по суженным сосудам, а мозг без крови живет 3 – 5 минут, потом инсульт и смерть.  Кто хочет подробностей, читайте брошюру Мишустина.

Привожу наглядный пример из реальной жизни.  Года 2 – 3 назад в том  рабацком городке, где я прожил всю свою жизнь, умер капитан судна Федя И. Ничего в этом нет особенного и интересного, такие капитаны-гиподинамики в России ежегодно мрут сотнями, если не  тысячами. Но тут, прямо-таки, классический пример.  Как специально сделано для будущего учебника по кардиологии. Во-первых, Федя умер ровно в 50 лет, и, главное, умер он при давлении ровно  120\80.

Позвонил я как-то домой, разговариваю с дочерью.  Сообщает она мне разные новости, и, среди прочего, о смерти капитана Феди.  Но дальше добавляет – врачи все в  шоке, соседи и знакомые тоже.  Никто ничего не понимает!  Ведь он умер при АД 120\80!  Разве такое может быть!?  Ведь, это же нормальное давление!

Поясняю для самых одаренных.  Капитан Федя был типичным гиподинамиком, и, естественно, он принимал таблетки «от давления».  Все это идет по классической схеме, которая записана в учебниках, которую зазубрили еще в мединституте все кардиологи нашей страны, по которой они и «лечат» миллионы гипертоников.  Но, тут у Феди что-то случилось, давление подскочило, он проглотил таблетки, не помогло,  вызвали «скорую», «скорая» быстро приехала.  И первое, что они сделали?  Правильно! Они стали «сбивать давление».

Никаких претензий, они все делали, как записано в тысячах учебников, и как они привыкли действовать ежедневно и постоянно.  А дальше - просто совпадение.  Все таблетки, которые Федя проглотил до приезда «скорой», и по приезду «скорой», они прекрасно сработали, и когда Федю внесли в больницу, и врач замерил АД, то оно как раз было на желанном классическом уровне - 120\80.  Все прекрасно, давление снизилось, но сосуды-то мозга остались суженными и непроходимыми для крови при низком давлении в артериях.  Вот  Федя и помер.

Все действовали быстро, оперативно, грамотно, своевременно, красиво.  В строгом соответствии с рекомендациями учебников и требованиями инструкций.  Никаких претензий!  Хоть награды раздавай!  Но, Федя-то помер!  Вот, собственно, и вся схема, по которой работает кардиология в России.  Не, ну, кому повезет, его существование врачи могут таблетками поддерживать годами, иногда – десятилетиями.  Один мой однокашник по мореходке после первого инсульта, который случился в 50, прожил на таблетках еще 25 лет, и умер недавно в 75.  Правда, назвать это жизнью – как-то язык не поворачивается.

Существование, это – да!  Но жизнь... Жизнь – это, все таки, нечто другое.  Эти понятия, почему-то, часто путают.  Разница в том, что жить можно, только постоянно тренируясь физически.  А существовать можно и на таблетках, но так везет, примерно, половине гиподинамиков, только тем из них, кто сразу не умер от инфаркта\инсульта.  Вот на этой оптимистической ноте и завершим рассказ о кардиологии в России.


                                                             Всем всего доброго!


 28.03.12        ТКАЧЕНКО Николай Адамович, капитан

Возраст - 75 лет. Место работы - Южная Америка.                         

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru