Rambler's Top100

Стоянка в Осло.

 Стоянка в Осло.

Октябрь 1970-го. Мне было 33, и работал я в Западном пароходстве вторым помощником капитана.  Пришли мы в Осло с грузом металлолома. Нам говорят – выгрузка будет через неделю.  И поставили к причалу в центре города, рядом с крепостью  Акерсхьюз.  Старинные крепостные пушки нависают прямо над нашей палубой.  Золотая балтийская осень,  деревья полыхают пламенем самых разных оттенков, воздух чист, как богемский хрусталь, и, даже, кажется, звенит.  Солнышко ласково греет, прекрасный тихий город, спокойные и счастливые люди.  На календаре суббота.  Ну, что еще нужно советскому моряку для счастья!?   

Вероятно, не все читатели знают, что в город мы тогда могли выйти только группой из 3-х человек, и не менее.  Говорили – во избежание провокаций.  Но все понимали, что - для предотвращения побега.  Кстати, анекдот в тему.  Брежнев вызывает Суслова и говорит: - «Что ж это получается, Михаил Андрреевич?  Мне доложили, что если мы откроем границу, то в стране останутся только два человека... – один, Леонид Ильич!  Только один!».  Организовал и я группу для выхода в город. 

Господи!..  Какая прекрасная прогулка!  Этот день запомнился на всю жизнь.  Попали мы на остров Быгдё, на котором расположены многие норвежские музеи.  Мои спутники отказались идти в музей, платить надо было одну крону, это – 12 центов США, чисто символическая сумма, но даже такие деньги ребятам было жаль.  А, вероятнее всего, неинтересно.  Это я к тому, что сейчас многие молодые мне рассказывают, как хорошо мы тогда жили.  Договорились, что мои спутники погуляют по острову, а встретимся  в определенном месте и в условленное время.  Это, конечно, было грубое нарушение, и для меня могло плохо кончиться, но все обошлось.

Первый музей – судно Фритьофа Нансена «Фрам», в переводе на русский означает – «Вперед!».  Судно поставлено на вечную стоянку, для него построили специальное здание со стеклянной крышей.  Зашел я в музей, поднялся по трапу на палубу судна с замирающим сердцем.  Дело в том, что и судно, и его хозяин были для меня старыми друзьями!  Двухтомник Нансена в школьные годы был хлебом насущным  для моей души и моего ума.  Ночи напролет  вместе с автором я переживал его приключения, изучал на карте маршрут его знаменитого дрейфа!   И вот сейчас я на легендарном, таком знакомом судне, в гостях у легендарного полярника. Разве это простое совпадение?!  Разве это не подарок от Бога?!

Судно построено из дерева, потемневшего от невзгод  полярных морей  Арктики и Антарктики, оно кажется  маленьким и уютным, как и все старые деревянные суда.  Посреди палубы трап, чтобы спуститься вниз, а там, под палубой, небольшой салон, посреди – овальный стол, вокруг стулья, у переборок шкафчики, все из темного дерева, свет падает сверху. А из салона двери ведут в отдельные тесные каютки, на  дверях которых таблички с легендарными именами прежних жильцов – Нансен, Амундсен, Свердруп, Норденшельд...  Даже имена эти звучат, как музыка Грига!  В самом потайном уголке моей души всегда жила мечта, которая казалась такой несбыточной – увидеть «Фрам», Осло, суровую и прекрасную Норвегию, где живут потомки храбрых викингов, предков которых когда-то мои предки пригласили в Киев... И вот, сбылось!  Это – как встреча со счастливым детством, как подарок за верность мечте.

Кстати, мало кто знает, что Нансен заслужил вечную благодарность от русских людей.  Он в 1921-м году приложил немало сил, чтобы собрать в Европе деньги и закупить продовольствие для голодающих Поволжья, а потом помогал нашим несчастным соотечественникам, бежавшим за границу от ужасов революции.  Многие из них оказались там без всяких средств к существованию.  Но в самую трудную минуту получали помощь от Нансена.  Знаменитые «Нансеновские паспорта»...  Сейчас все это в России, увы, забыто.

Полный впечатлений, перехожу в другой музей.  Там, опять же под  стеклянной крышей, легендарный плот Тура Хейердала - «Кон-Тики».  Здесь -два этажа, разделенных зеленым сткеклом, изображающим поверхность океана.  Сверху сам плот со всем палубным снаряжением, с жилой хижиной, с мачтой и парусом, а спустившись ниже, попадаешь, как бы, в океанскую воду.  В зеленоватом сумраке подвешены акулы, черепахи и прочие обитатели океана.  Иллюзия - как будто они живые и плавают под плотом.  Книга Хейердала о плавании на плоту была издана в СССР в 60-х, и я ее тоже читал и перечитывал.  Храню и сейчас.  И вот, перед  глазами живой «Кон-Тики»!  Вот  такое везение – в один день встреча сразу с двумя всемирно известными путешественниками!

Третий музей.  Там, опять же под стеклянной крышей, в отдельном здании, расположены ладьи викингов, поднятые с морского дна, некоторые – отреставрированные, другие - нет.  Есть и реконструкции.  И все это я воспринимаю под впечатлением публиковавшихся тогда в «Науке и жизни» статей о плаваниях Эрика Рыжего и его товарищей, о колониях викингов в Исландии, в Гренландии и на Нью-Фаундленде.  Получается, что весь этот прекрасный день я провел в компании таких ярких людей!   

Потом был этнографический музей, где любовно собраны в одно место , сохранившиеся на труднодоступных берегах отдаленных фиордов, древние скандинавские деревянные постройки – жилые дома , мельницы, кузницы...  Все постройки бережно перенесены и любовно собраны на новом месте, в окрестностях столицы.  Национальное достояние тщательно сберегается.  После осмотра этнографического музея,  уставший , но счастливый, уже под вечер, вместе с ребятами возвращаюсь на судно.  А там - душ,  100 граммов хорошего спирта, вкусный ужин и крепкий сон до утра.  Разве может жизнь быть лучше!?

А  на следующий день - осмотр старинной крепости  Акерсхьюз, в ней же находится и старый королевский замок, тоже открытый для посетителей, а также музей антифашистского сопротивления;  затем - посещение Национальной картинной галереи.  Итого, восемь музеев за один заход в инпорт!  Кстати, в Антверпене я посетил 17 музеев из 22, указанных в путеводителе. Но, естественно, не за один день.  Остальные 5 антверпенских  музеев находились где-то в окрестностях  города и оказались за пределами моей карты.  Ну, и что может быть лучше такой жизни!?

Читатель, вы, вероятно, решили, что все моряки так проводили время.  Увы... На 99 %  интересы моих коллег ограничивались только «маклаками»,  у которых мы покупали дешевые шмотки.  «Больше суток, больше шмуток!».  И это при том, что почти все музеи в Европе бесплатны.

Да и сейчас, более 40 лет спустя,  когда шмотки никому не нужны, встречаю иногда на Карибских островах наших соотечественников.  Как и европейцы, они путешествуют на огромных круизных лайнерах, но на этом сходство и кончается.  Здесь система такая – лайнер заходит в порт на рассвете, а уходит в море на закате.  Иногда в одном порту стоят одновременно 5-6 лайнеров.  Так вот, все пассажиры выходят в город утром, беленькие, чистенькие, стайками, весело щебечут и с фотокамерами в руках.  А наших я узнаю издали.  Они выходят в город тоже компанией, но только в два часа дня, молчаливые, хмурые, помятые и неумытые.  Ну, я-то понимаю - всю ночь ребята отдыхали по-русски, не выспались...  Мне их всегда жаль! 

А ведь такие прогулки, как в Осло -  это и есть те тренировки для тела, души и мозга, без которых о здоровье и мечтать не стоит.  Грустно, но я уверен, что все мои сверстники и коллеги рано вымерли по причинам, среди которых также и отсутствие интереса к жизни;  им не нужны были музеи, даже бесплатные, не нужны были пешие прогулки и знакомство с этой, такой  удивительной и прекрасной  «планетой людей».                             

31.03.12       ТКАЧЕНКО Н.А., капитан                                                             

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru