Rambler's Top100

Лекция по экономике

Лекция по экономике

Настоящая статья, на первый взгляд,  не входит в тему здоровья и долголетия.  Хотя, если говорить о душевном здоровье нации, то...  Все в этом мире взаимосвязано.  Итак, холодная и промозглая, поздняя осень 1981-го.  Мое судно поставлено на ремонт в Калининграде, а меня направили на курсы повышения квалификации, которые, кстати, возглавлял тогда Маточкин Ю. Н., будущий губернатор. Как-то прогулял я день занятий, а на следующий день мне и говорят: -«Зря ты вчера не был.  Тут у нас такОООй преподаватель появился!  Экономику преподает. Завтра, кстати, экономика».

Думаю – а что ж там может быть интересного, на лекции по экономике?  Уже давно всем ясно, что в экономическом соревновании социализм победит и закопает!  Хотя, с другой стороны, насчет закопать – вопрос: - «А кто ж нас тогда кормить будет?».  Однако, на следущий день я исправно прибыл и с нетерпением жду.  Результат превзошел все восторженные отзывы и мои ожидания.

Преподаватель оказался мужчиной лет, вероятно, 50-ти. Выше среднего роста, поджарый, подвижный, смуглым острым лицом похож на  южанина, голова и усы черные, с сединой.  Фигура, более-менее, импозантная,  общее впечатление благоприятное.  Ну, а уж язык подвешен!...

Как я потом понял, он в Москве вращался в самых высоких сферах, но не на первых ролях.  Входил, однако, в ближайшее окружение Генсека, а в Калининграде оказался, очевидно, из-за языка.  В другое время он, с таким языком, оказался бы совсем на другом краю нашей необъятной Родины, и это – в лучшем случае, но описываемые времена были вполне вегетарианскими.

Вероятнее всего, наш преподаватель экономики там, в Москве, совсем уж обнаглел, сорвался с тормозов и оказался за всякими допустимыми рамками, так что даже бесконечное терпение Генсека, все-таки, не выдержало, и наш герой оказался в изгнании, как Чаадаев, или, допустим, Радищев.  Дальше я передаю лекцию почти дословно, а свои пояснения даю в скобках.

Как я понял, первую свою лекцию он прервал на самом интересном месте, хотя, если честно, неинтересных мест в его рассказах и не было.  А сейчас он начал без всяких предисловий, ему, очевидно, было жаль тратить слова и время на такие пустяки.  И вот, начало лекции: - «...вот Яша (Яша - родной младший брат Генсека) и говорит – Леня, ну когда ты меня назначишь на хорошую должность? – Яша, но ты, ведь, ничего не умеешь делать!  Ты же ничего не знаешь!  Ты же ни к чему не способен! – Ну, Леня, а другие-то что?  Умнее, что-ли?... – Ну ладно, Яша, я подумаю.  Поговорю, с кем надо...

И вот, Яшу назначают руководителем Госкомитета по внедрению новой техники.  Приступил Яша к руководству Комитетом. Рабочий день у него начинается с того, что он выходит из кабинета, спускается вниз, выходит на улицу и прямым курсом идет в закусочную, ну, вы же знаете, там, на Рождественском, в  подвальчике, ну, напротив кафэшки, синенькая такая, «Василек» называется.  Ну, вот, Яша заправился в подвальчике, выходит на улицу и переходит в кафэшку напротив, там всегда свежее пивко из бочки...».  Тут наш преподаватель, кажется, даже облизнулся.

Названия улиц, подвальчиков, кафэшек, закусочных, распивочных и прочих забегаловок, а также напитков и закусок сыпятся, как из рога изобилия.  А всего в рассказе было упомянуто с десяток таких злачных мест.  Москву я знаю плохо, и названия этих забегаловок, как и их дислокацию, передаю, конечно же, неточно, но на красоту картины это, естественно, не влияет.  Подробный рассказ о первой половине рабочего дня Яши льется непрерывно, журчит, как ручеек и передается с таким подробностями топографии и топонимики, с таким знанием дела, с таким воодушевленим!... 

И всем слушателям становится ясно, что человек рассказывает о самом любимом и сокровенном, он позволил заглянуть нам в самые потаенные уголки его души, и все мы, благодарные слушатели, сидим неподвижно, с открытыми ртами, а я тоже сижу, как завороженный, боюсь шелохнуться - впервые на моих глазах рождается высокое искусство импровизации, создается вдохновенное произведение подлинной поэзии!

Потом рассказ продолжается, но теперь уже он посвящен, непосредственно, трудовым успехам Яши: - «Звонит мне как-то Яша и говорит (ФИО рассказчика, я, естественно, не помню, а звали его, если не ошибаюсь, Петром) - Петя, помоги мне составить месячный отчет. -  Ну, я-то понимаю, что это значит - помочь  Яше составить отчет...  Это значит – сесть и составить отчет с начала и до конца, пока Яша будет проходить по кругу, своим обычным маршрутом...».  Тут рассказчика прервал звонок, слушатели зашевелились, и история с отчетом осталась неясной. 

После звонка, теперь уже на второй урок пары, рассказ о московской  жизни возобновляется.  Теперь он посвящен Тихонову, который незадолго перед этим был назначен Предсовмином.  Оказывается, Тихонов с Леней – давние друзья, еще с довоенной днепропетровской юности, а сам Тихонов перед назначением на должность Предсовмина работал директором Днепропетровского трубного завода.

 «Тут и я возник некстати!».  Попросил я разрешение и задал такой вот вопрос по экономике, невинный, но с подводкой: - «Вот был у нас Косыгин – специалист по текстильной промышленности... Ну, с тканями у нас теперь - полный порядок. (Это - при пустых-то полках всех, без исключения, магазинов.  О китайском ширпотребе мы и не мечтали)...  А вот,  теперь – Тихонов, специалист по трубам.  Получается, что теперь с трубами тоже будет полное избилие...».  Ну, преподаватель не дал мне и договорить, и без секунды раздумий, как хороший волейболист, подхватил идею и выпалил: – да, теперь каждый из нас сможет вылететь в свою собственную трубу!»

Ну, видимо, это был неглупый экономист.  Вскоре его слова сбылись, и в общую большую трубу вылетела вся страна, а каждый отдельный ее гражданин вылетел в свою собственную, персональную трубу.  Помните сделку века  «Газ – трубы»?  «Сделка века» - это была гениальная идея Генсека, так он пытался надуть немцев.  Немцы нам поставляли трубы и еду, а мы за это рассчитывались газом.  В итоге, немцы газ забрали, те трубы сгнили в земле, продукты мы съели, и с чем остались?    «Экономика должна быть экономной!». 

Кстати, о трубах.  Вспомнилась, почему-то, старая, вероятно, еще дореволюционная детская считалочка.  «ХА и Б сидели на трубе.  «Х» попало,   «Б» пропало.  Кто остался на трубе?  А за правильный ответ ты получишь десять лет!».  Ну, надо же!  Такое попадание в точку!  Нострадамус отдыхает!  Так кто же, все-таки, остался на трубе?  И кто вылетел в трубу?

Через неделю этот преподаватель куда-то исчез из нашей школы и, вообще, из Калининграда.  Говорили – уехал в Москву.  Не сказали, правда, в каком вагоне.  Ну, такой финал предсказать было нетрудно.  Время было хоть и вегетарианское, но кормежку, в общем-то, никто не отменял.  А для меня это была самая интересная и самая полезная лекция по экономике.  После этого я уже окончательно убедился, что «...прогнило  что-то в Королевстве Датском!». 

 2.09.12                          Николай ТКАЧКЕКО, капитан          г. Джорджтаун, Южная Америка

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru