Rambler's Top100

Семейное счастье.

Семейное счастье.

Итак, уважаемые читатели, вы уже знаете, что содержимое нашей  души зависит от нашего генетического кода, от качества наших генов.  А гены, отвечающие за душу, формируются в нашем детстве и меняются в течение всей нашей жизни под воздействием наших и чужих поступков, которые, в свою очередь, зависят от окружающих обстоятельств.  Я в сети встретил цифру – в нашем теле живут  и работают сто миллиардов генов.

Я это представляю себе так.  Огромное поле, где растут сто миллиардов растений, среди них есть и полезные овощи,  и красивые цветы, и пустоцветы, и ядовитые побеги, которые могут даже убить хозяина поля.  Можно сказать, что Всевышний при нашем рождении сдал нам в пожизненную аренду с правом наследования два одинаковых поля.  Одно из них вы можете  видеть воочию,  за окном автомобиля,  когда мчитесь на своем «Мерсюке»  по  бетонной трассе, там растут разные зеленые растения, но, в России это, увы, чаще всего - чертополох.

Другое поле расположено в нашем мозгу и нашей душе, мы его не можем видеть, но оно не менее реально.  И наша с вами задача, возложенная на нас Всевышним – возделывать одновременно  и одинаково прилежно оба поля, вырывать с корнем сорняки, сажать красивые и полезные растения, поливать и подкармливать их, помогать им выжить и вырасти.  Увы, сорняки растут без нашей помощи...  Здесь замечу, что наши соотечественники сейчас  плохо обрабатывают оба своих  поля, потому и несчастны, потому и прыгают с 20-го этажа, потому и лезут в петлю, как тот тренер в свои 43 года, потому и вымирают.  Но меня интересуют примеры более успешной агрономии.

Об одном из таких блестящих агрономических успехов  я прочитал в апрельском номере журнала «Reader’s  Digest» за 1959-й год.  Рассказывает о себе  Constancia de Fucito,  родившаяся в США, а потом - гражданка  Италии .  Все это происходило в первые послевоенные годы,  когда Европа лежала в руинах, а европейцы жили бедно и в голоде, по сравнению с американцами.  В кавычках даю почти дословный перевод ее рассказа с незначительными сокращениями.

«Несколько лет назад я оказалась в печальной нервной  депрессии.  Мой брак распался.  Умер мой отец.  Я осталась без работы и без надежды найти ее.  Детройт, мой родной город, напоминал мне о многом печальном.  Переехала в Чикаго, и там, наконец, нашла работу в туристическом агентстве.  Тут  я и совершила ошибку, которую совершают многие в подобных обстоятельствах – я стала избегать людей.  Разговаривала с людьми только в случае крайней необходимости.

Вскоре я оказалась в полном одиночестве, и находила утешение только в чтении.  Читала все – книги, газеты, журналы, даже – объявления.  Одно из объявлений дала некая гуманитарная организация, они просили выслать 10 долларов для закупки и отправки помощи детям Европы – одежда, еда, книги, игрушки.  10 долларов были  для меня тогда  значительной суммой, но  я вложила их в конверт  и отправила.  Потом я как-то забыла об этом – свои проблемы решить бы...

Вскоре, однако, гуманитарная организация прислала мне письмо – они прикрепили ко мне Хельгу и сообщилии ее данные.  Хельге было 10 лет, жила она в развалинах, где-то в окрестностях Гамбурга.  Когда ей исполнилось два года, ее отец бросил семью, мать от всех этих переживаний попала в психбольницу, девочку подобрала соседская бабушка, и они обе существовали на соцпомощь в размере  20 марок в месяц.  На фото  я видела  изможденную  девочку, похожую на маленькую старушку, выделялись только  черные испуганные глаза.

Взглянула я на это фото, и мне стало стыдно, что я погрузилась в свои неурядицы, считала их самыми важными на свете  и отгородилась от страшных реалий жизни других людей.  Схватила все деньги, которые у меня были, выскочила на улицу и потратила  всю сумму на продукты и одежду для Хельги и ее бабушки.  Дома все тщательно упаковала и отправила авиапочтой.

Вскоре пришло письмо от Хельги, на немецком, которое мне перевели в гуманитарной организации.  Девочка благодарила за подарки и просила только одно – прислать фото.  Собралась я идти в фотоателье, но взглянула на себя в зеркало и ужаснулась своему затрапезному виду.  Платье вульгарное, никакой прически или следов косметики.   Ведь я уже, было,  поставила на себе крест, и моя внешность меня уже давно не интересовала.  Но теперь!...  Теперь совсем другое дело!  Хельга не должна видеть меня такой!  Побежала я в парикмахерскую, сделала прическу и макияж,  вернулась домой, нарядилась, побежала в фотоателье  и перед камерой даже смогла улыбнуться.  Я  опять становилась женщиной!

Вскоре я заметила и другие признаки возрождения.  Получила вторую фотографию от Хельги.  Это была совсем другая девочка, улыбающаяся, в новом платье, из моей посылки.  Мне захотелось поделиться радостью с коллегами по работе.  Фото Хельги переходило из рук в руки.  Когда я по их просьбе все рассказала, меня поздравляли и аплодировали.  Вскоре коллеги меня вслючили в свой  круг, делились секретами, просили совета.  Если я раньше  после работы шла домой, чтобы закрыться в четырех стенах, то теперь я после работы спешила на курсы немецкого языка.  Чтобы переписываться с Хельгой на ее языке.

Многие учились на курсах, чтобы потом посетить Европу.  Я, естственно, рекомендовала им туристическую фирму, в которой работала.        А  благодаря переписке с Хельгой, я уже стала, вроде, как экспертом по Германии.   Вскоре меня назначили на новую должность, и моя зарплата увеличилась на 10 долларов.  А я уже знала, куда потратить эти 10 долларов.

В этот раз гуманитарная организация прикрепила ко мне французского  мальчика по имени Joel, который жил  в городе  St. Denis.  Его отец служил в войсках ООН и погиб в Корейской войне, а его мать мыла полы – каждую ночь по 10  часов, не разгибаясь...   Я потратила все свои небольшие сбережения, купила и отправила еду и одежду для  Joel  и его мамы, и, конечно же, игрушки .  На фото мой новый сынок выглядел худеньким, но имел красивые глаза – живые, большие, коричневые,  смеющиеся. Теперь  на курсах я уже  стала  изучать и  французский.  Ну  и, как-то так, само получилось – знакомилась  с  жизнью  современной Европы ии ее историей.

Все это заметили руководители моей фирмы , и вскоре меня назначили на должность менеджера европейского отдела. Теперь моя зарплата увеличилась в два раза.  Вскоре я приняла в свою  семью двух итальянских мальчиков - Marco  и  Vincenzo, а также греческую девочку  Efrosyni.

Шестилетний Марко оказался живым и энергичным ребенком с заметными способностями к резьбе по дереву.  Он мне потом присылал свои  чудесные фигурки.  Его отец, корзинщик по профессии, был тяжело болен.  Его мать была прачкой, но страдала от хронической малярии.  А  восьмилетний Винченцо  был парализован в результате ДЦП.  Вместе с ним в квартире, в Неаполе, жили, в общей сложности,  12 человек.   Питались, в основном,  макаронами и хлебом.

Всю печальную историю семьи семилетней  Ефросинии можно было прочесть в ее огромных черных глазах.  Ее брат и две сестренки умерли от истощения.  Ее мать пыталась выжить, обрабатывая сухой клочок пустыря на одном из островов в Ионическом море.

И теперь я была в долгу перед этими детьми.  Они помогли мне вернуться  к жизни, в которой была и взаимная любовь, и ответсвенность, и счастье.  Но это не все.  Хельга заболела тяжелым гриппом с осложнениями.  В большой  тревоге  за ее жизнь пришлось бегать, искать лекарства, консультироваться с врачами.  Хельга интуитивно чувствовала, что со мной происходит, и в очередном письме, явно написанном  слабой рукой больного  ребенка, успокаивала меня: - «Бог не позволит  мне умереть, любимая тетушка Connie,  до тех пор, пока я не увижу тебя».

И тут я решила повидаться со всеми моими детьми.   С помощью моего агенства купила билеты с максимально возможной скидкой  и следующим летом  отправилась в поездку.  Первой навестила Хельгу.  И тут я поняла, что  я значу для Хельги и для других детей.  Девочка была так возбуждена, что прорвалась через все  таможенные барьеры гамбургского аэропорта, и мчалась ко мне, крича по-английски на весь  зал: - «Я узнала тебя сразу, тетушка Конни!  Ты точно такая же, как на фото!».  Ее эмоции были так сильны, что она не могла их выразить на английском,  но и так все было ясно.  Хельга первым делом показала свой школьный дневник, где стояли  одни отличные оценки, и постоянно повторяла на двух языках: - «Я так старалась, чтобы тебя обрадовать, тетушка Конни!».

Это желание обрадовать меня проявили все мои дети.  Joel  подарил мне флаги США и Франции, прекрасно сделанные своими руками.  Марко вручил мне красивую модель Кадиллака, которую он сам вырезал из куска дерева.  Маленькая  Efrosyni  преподнесла мне корзиночку с миндальными орешками – плодами единственного фруктового дерева,  что росло на их участке.  Vincenzo, передвигаясь с трудом, собрал для меня яркий букет полевых цветов.  Не могу себе представить, как он это сделал.  И все их родные и соседи собирались, чтобы сказать мне свое  «Добро пожаловать!».

Информация о моем приезде попала в итальянскую прессу,  газеты со всеми подробностями писали о моих приемных детях, власти устраивали обеды в мою честь.  Во время одного из таких мероприятий я познакомилась с симпатичным мужчиной – администратором отеля Антонио Фусито.  Когда нас представили друг другу, он посмотрел на меня внимательно и с уважением, а после того, как  он поцеловал мою руку,  в его глазах проскочили какие-то искры.  А через несколько мгновений мы уже смеялись, как старые друзья.

Тони предоставил свою машину в мое полное распоряжение, и мы вместе посещали и Марко, и Винченцо.  Тони тоже преподнес им подарки, в дополнение к моим.  Тони представил меня своей семье, многочисленной и гостеприимной.  Он и одна из его сестер сопровождали меня в моей поездке в Грецию, к Ефросинии.

По возвращении в США  я получала много писем от Марко и Винченцо.  Они писали, что Тони посещает их и дарит подарки.  А еще Марко с помощью Тони был принят в Школу Искусств.  Вскоре Тони позвонил мне в Чикаго и спросил – не соглашусь ли я приехать опять в Италию и стать его женой?  «Oh, Si!  Si!» - закричала я изо всех сил, и потом  не могла добавить ни слова – захлебнулась слезами.

Я уволилась с работы и улетела в Италию.  Мы венчались в старинном храме в прекрасном городе Сорренто.  Свой медовый месяц мы провели в  путешествовии по Европе и посетили всех наших детей.  А менее, чем через год наша семья пополнилась.  Я родила еще одного мальчика».

Ну, что тут можно добавить?  Вот, есть золотые слова, которые я часто повторяю – поступок рождает привычку, привычка рождает характер, характер рождает судьбу.  Рассказ Констанции является убедительным доказательством истинности этих слов.  В самом деле, незначительный, на первый взгляд, поступок (10 долларов, отправленных на благотворительность),  создал красивую судьбу и счастливую жизнь этой женщины.  Верующий скажет – бог заметил и возблагодарил.  А атеист скажет так – ничего удивительного! Констанция посадила яркий цветок на своем духовном поле, цветок принялся, дал новые побеги, генный код изменился и привел к счастью.  Ничего удивительного!  Так и должно быть среди людей!

 

 26.11.12             Николай ТКАЧЕНКО, капитан,  Карибское море.

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        

Мы и общество...





«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Пять признаков наступающего слабоумия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

В объятиях старика. Почему девушки выбирают немолодых мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Свекровь в 50 нашла молодого любовника Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Одиночество губительнее болезни! Как бороться со скукой в возрасте 65+ Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Мне 70. Рассказ-фантазия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Ни стыда, ни совести или можно ли давать волю чувствам в 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как немолодые женщины используют мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Зачем мужчины влюбляются в женщин, старше себя Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Чем опасна поздняя любовь?  Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как замедлить старение женщин после 50 лет - 7 советов Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Исповедь одинокой женщины Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Про старческий запах Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Какие мужчины нравятся женщинам за 40? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Расскажу, почему я в свои 60 лет не жалуюсь на здоровье и чувствую себя лет на 30 моложе Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Стоит ли менять жизнь в зрелом возрасте? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Опасные привычки пожилых людей которые должны вас насторожить Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Предложил ей стать воскресным мужем, но она отказалас Џ®¤а®Ў­ҐҐ

10 причин, по которым влюбляются в женщин старше 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Нам, 50-60-летним, посвящается. Џ®¤а®Ў­ҐҐ

ЭТО СУПЕРИНТЕРЕСНО Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru