Rambler's Top100

Восхождение.

Восхождение.

Норман Кроучер  (Norman Croucher) родился в 1940-м,  в деревне Saint Agnes, на северном берегу Корнуолла (Сornwall).  Это – самая юго-западная часть Великобритании, там тысячи лет жили корнуолльцы, прямые потомки легендарных кельтов. Суровая и спокойная страна, крепкие каменные дома, построенные сотни лет назад, огромные камины в домах, постоянные западные штормовые ветры, крепкие и немногословные люди...

Душа народа, как и каждого отдельного человека,  формируется обстоятельствами повседневной жизни.  Чтобы выжить в этом суровом краю, надо иметь крепкую душу. Корнуолл – страна скалистая.  Атлантические ветры за тысячелетия выветрили из скал все слабые и случайные элементы. Остался только кремень.  Таковы и души местных жителей. Такова была душа и Нормана.  Даже само имя Норман означает в буквальном смысле – северный человек, викинг.  А занятия спортом в школе только еще больше натренировали и укрепили его душу.  В школе Норман был заметным спортсменом.

Норман вырос в методистской семье со строгими правилами и полным отказом от спиртного. Однако, в июне 1960-го он выпил в компании друзей, с непривычки сильно захмелел, после вечеринки он переходил через железнодорожные пути, упал, и, то ли потерял сознание, то ли уснул прямо на рельсах, и  проходящий поезд отрезал ему обе ноги ниже колен.  Ужасно, конечно!  Но дальше начинается удивительная история, которую я прочел в мартовском номере журнала «Readers  Digest» за 1975-й год и пересказываю в сокращенном виде, но близко к оригиналу.

В больнице Норману дали почитать биографию Дугласа Бадера (Douglas Bader).  Это был английский военный летчик, который потерял обе ноги, но вернулся в авиацию и продолжал летать. Повторилась история  нашего Алексея Маресьева.  Норман внимательно прочитал историю Бадера и решил, что потерянные ноги – это вовсе не значит, что  потеряна и жизнь.  Он понял, что все, в конечном итоге, зависит от силы души.  Это - как в мире растений.  Крепкое растение под ураганным ветром только гнется.  Слабое – ломается или вырывается с корнем.  Это Норман наблюдал с детства.  И ломаться он не хотел. 

Через два месяца после трагедии Норман сделал первые шаги.  На костылях. Сначала он поставил перед собой задачу – дойти до дерева, которое росло на небольшом холме высотой в три метра.  Ценой неимоверных усилий, помогая себе руками, Норман взобрался на холм.  Первая высота взята!  А в декабре 1960-го Норману сделали протезы из алюминия.  «Это - лучший рождественский подарок за всю мою жизнь» - сказал Норман.

После этого Норман выбирал другие скалистые возвышенности, каждый раз – выше, и взбирался на них.  Теперь уже, на протезах.  Видя такое упорство, Джим Смит, инструктор по альпинизму и скалолазанию, что жил в соседней деревне Saint Ives, решил взять шефство над Норманом, и включил его в свою связку.  Джим тоже понимал, что если в связке человек с такой душой, как у Нормана, то...    На помощь пришел и Mike Cape, друг детства Нормана, и вот, втроем в одной связке,  они стали взбираться на окружающие скалы.  Сначали поднялись на 90 метров.  Но – лиха беда начало!  А вскоре в окрестностях уже и не оставалось скал, на которые не поднимался Норман.  Начал он и танцевать, а вскоре отправился автостопом во Францию, где провел в путешествиях несколько месяцев.  А деньги и документы он при этом прятал в протезах.

Дальше была учеба в педагогическом институте, работа учителем, а потом -  социальным работником, где он учил, как выжить, тех, кого жизнь выбила из седла – голодных и бездомных, одиноких и павших духом, алкоголиков и наркоманов.  У этих, правда, руки\ноги были на месте, но души их были вывихнуты.  А Норман пытался вправить.  Женился он в 1967-м на своей однокурснице по пединституту.  Можно бы и успокоиться, но это – не для Нормана.

В феврале 1969-го он решает взойти на гору Tryfan, высотой 917 метров.  Это – в национальном парке  Snowdonia, что на севере Уэльса.  Гора эта считается самой трудной для восхождения, особенно зимой, когда она покрыта снегом и льдом.  Норман взял в связку своего друга из соседней деревни Saint Martin, поднимались вдвоем.  Приходилось вырубать ступени во льду.  Норман так устал, что последние метры он преодолевал на четвереньках.  Но, все же, через шесть часов восхождения вершина была взята!

Отдохнув дома, Норман решил, что альпинизм – это занятие как раз для него. Это – именно то, что надо.  Но еще следует немного потренироваться.  И вот он для тренировки решил совершить пеший переход по западу Великобритании, с юга на север, до мыса под говорящим названием  Lands End (Конец Земли).  Сказано – сделано!  Переход начался 18 сентября 1969-го. В первый день Норман прошел 16 миль (25.6 км).  Когда он остановился переночевать, то протезы были все в крови, но это его не остановило.  На следующий день Норман продолжил путь.

Кроме тренировки, Норман в пути собирал пожертвования для международной организации помощи инвалидам, по первым буквам она называлась «OXFAM». Газеты писали об этом супермарафоне, крестьяне и владельцы гостиниц  предоставляли ему бесплатно и кров и стол, а также собирали пожертвования для помощи другим инвалидам.  Переход закончился 20 декабря 1969-го года, Норман дошел до финиша под названием Конец Земли.  Всего за это время Норман прошел 1416 километров и собрал 1140 фунтов стерлингов для помощи инвалидам.  Но, пожалуй, самое главное - Норман своим примером укрепил души других инвалидов, помог им пережить их невзгоды.  Уже после финиша один из них написал Норману так: - «Я храню все вырезки из газет о вашем переходе.  И перечитываю их всегда, когда мне тяжело на душе».  В какой валюте можно оценить такое письмо !?

После супермарафона Норман решил, что готов к альпинизму без всяких скидок.  Лето 1970.  Норман со своим другом по имени Майк Кейп пытаются взойти на гору Mönch (Швейцария), высотой 4105 метров.  Не дойдя 30 м. до вершины, вынуждены были прекратить восхождение из-за смертельно опасного снежного карниза.  Через два месяца Норман вернулся в Альпы и взошел не только на Mönch, но, между делом, и на Jungfrau, высотой 4166 м.  Так сказать, номер на бис!

7 сентября 1972-го, с третьей попытки, Норман взошел на гору Eiger, которая до этого отняла жизнь у многих альпинистов. Многие не верили, что инвалид может взойти на гору Эйгер, тем более, за один день.  Заключались пари, и его проводники выиграли ящик шампанского.  В ресторане отеля, где отмечали победу, Норман проспал в кресле весь вечер, по причине ужасной усталости. Но вскоре, после непродолжительного отдыха, он взошел и на Mont Blanc.  Это уже было сверх обязательной программы, опять же, номер «на бис!».   В этом же году Британский совет по реабилитации инвалидов присвоил ему звание «Человек Года».  В сентябре 1974-го Норман взошел и на гору Mattеrhorn, высотой 4480 метров.  «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал!».

В 1974-м вышла книга Нормана о физических тренировках инвалидов.  К тому времени в Великобритании уже были и лыжники без одной ноги, и гребцы, и ныряльщики – инвалиды.  Всех их вдохновлял пример Нормана.

Леди Гамильтон, Президент Фонда для инвалидов, сказала так: - «Норман Кроушер взобрался на огромные высоты не только сам, и не только в прямом смысле.  Своим примером он вдохновляет тысячи других людей выходить из дома и восходить на свои собственные вершины». Кстати, леди Гамильтон завела себе собаку и назвала ее Нельсоном. Тонкий английский юмор!

Я бы добавил так – Норман взобрался не только на горные вершины.  Его душа взлетела до таких высот, что он – безусловный победитель в борьбе за право называться человеком.  В этом Норман Кроушер – абсолютный чемпион мира на все времена!  

Ну, что тут можно еще сказать?  Не знаю, как вы уважаемый читатель, но о себе я скажу так – после написания этого очерка моя душа стала уже другой, чем была до.  Я понял, что силы человека, действительно, беспредельны, и то, чем я занимался до сих пор, сейчас выглядит мелким и незначительным.  Как-то, даже, неудобно, что я воспринимал это всерьез.  Надо выходить, все -таки,  из дома и искать свою, достойную вершину.  «Ищите Розу!  Всегда и везде ищите Розу!  И даже, если вы ее не найдете – какое счастье, что вы ее искали!».  Это и есть жизнь, достойная человека!

Послесловие. 

Настоящий очерк был отправлен на сайт, но тут у меня вновь появилась возможность выйти в сеть, я набрал имя Нормана Кроучера, а там столько о нем!...  Излагаю в совсем сжатом виде.

Норман стал одним из руководителей Британской спортивной ассоциации инвалидов.  Он организовал в Великобритании десять спортивных центров для инвалидов.  Слова Нормана: – «Жизнь – как мышцы.  Кто их не нагружает, тот их теряет.  А мне не хотелось бы терять свою жизнь!...  Тот факт, что я на протезах, является дополнительным стимулом и делает жизнь в некоторой степени даже интереснее».  Норман часто упоминает выражение «приключенческий спорт».   

Усталость металла – да, металл устает и ломается.  Сломался как-то и один из металлических протезов Нормана.  Ему предлагали прекратить восхождение и спуститься вниз с помощью других альпинистов.  Норман категорически отказался от помощи и на одном протезе и с помощью рук взобрался на свою очередную вершину высотой 5115 метров.

На свое 65-летие Норман поднялся на вершину 3660 метров в Альпах. Однажды при восхождении что-то случилось с палаткой и спальным мешком.  Норман отстегнул протезы, забрался в свой рюкзак и так провел ночь.  В возрасте 71 год Норман поднялся в воздух на параплане. 

Норман Кроучер дважды был назван Человеком года.  Он написал несколько книг и в 2001-м году ему присудили первую премию на международном фестивале литературы по альпинизму.  С 2005-го Норман – почетный доктор по литературе Университета имени  Heriot Watt.  В 1979-м Норману присудили международную премию «За мужество в спорте». Вместе с Норманом этой премии удостоены только три человека в мире.

Восхождения Нормана:  80 вершин свыше 3-х тыс. м.;  из них - 16 вершин свыше 6-ти тыс. м.;  из них - 14 вершин свыше 8-ми тыс. м., а гора Cho  Oyo в Тибете, высотой 8200 метров – самая высокая вершина, покоренная Норманом.   А вот перечень стран и горных массивов, где Норман совершал свои беспримерные спортивные подвиги:  Tibet, Peru, Bolivia, Argentina, China, Tanzania, Kenya, Russia (Эльбрус), Himalayas, Karakoram, Andes, Alps, Canadian Rockies. А все начиналось с безымянного холма высотой в три метра. Слова Нормана: - «Без постоянного набора высоты ты полетишь вниз!». 

Впрочем, рассказ о Нормане не закончен.  Норман еще совершит немало удивительного, он сейчас  жив-здоров, и не далее, как в прошлом году, он поднялся в воздух на параплане.  Это - в возрасте 71 год.

Ау, где вы, все те, кто с руками\ногами покорно умерли в свои привычные 50 – 60, не  сделав ни единой, малейшей попытки зацепиться на этом свете?  Вы не жалеете?  Там лучше?  Очевидно, дело не в руках\ногах, а в душе!  Дорогие читатели, учитесь у Нормана Кроучера, как строить свою душу.  А душа всегда отблагодарит, она может и в 100 лет быть орлиной!  А может и в 40 лет быть цыплячей!    

Lord Hunt  сказал так: - “Norman, I take my hat off to You!” (Норман, я снимаю шляпу перед тобой!).  Нам остается только присоединиться к Лорду Ханту.

        Николай ТКАЧЕНКО, капитан.  Карибское море.

Нахожусь сейчас в   Гаяне, но  сегодня уходим в Триидад, потом в Доминиканскую республику.


16.12.12

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

                 

 

 

 

 

 

 

      

 

 

 

 

 

 

                

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                         

Комментарии к статье
Страницы: 1
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru