Rambler's Top100

Закат

Закат

Спецсписки на спецпайки для особо ценных работников. Спецпропуска в спецраспределители.  С этого начиналась история родного Советского государства.  А чем она закончилась, всем известно.  Но, «пряников сладких всегда не хватает на всех!».  А народу надо было как-то выживать.  Ниже я рассказываю, как выживал народ, не имеющий спецпропусков в Закрома Родины, на самом закате Советской Власти.  Отсюда и название очерка.

Известно, что русский человек смекалистый.  Из топора кашу сварит.  Но, надо иметь, как минимум, этот самый топор.  Многие нашли его «на заводе, родном, блин, заводе...».  «Ты на стройке хозяин, а не гость!  Тащи отсюда любую доску и любой гвоздь!».  Партия называла своих подданных ласково: - «Несуны!».  Ну, несуны, они, надрываясь, сами тащили домой свою законную добычу, а партноменклатуре «набор», тоже законный, завозили домой в багажнике черной «Волги».  Вероятно, тех обладателей срецпропусков надо называть «везунами».  В отличие от «несунов».  Ну, потому, что повезло, и потому, что им завозили.

300 миллионов таких, вот, «несунов и везунов в законе!».  «Народ и Партия едины!  Раздельны только магазины!».  «Хочешь жить – умей вертеться!».  О том, что надо работать и жить на зарплату, никто уже и не вспоминал.  «Чтоб ты жил на одну зарплату!» - желали злейшему врагу.  Народ получил моральное право воровать.  У государства.   Власти смотрели на это сквозь пальцы, потому, что сами воровали.  «И по камешкам, по кирпичикам растащили кирпичный завод!». Перейдем, однако,  к конкретным примерам.  Вот картинки из жизни простых людей, не имеющих спецпропусков.

1984-й год.  Одесса - Сухой лиман - Бурлачья Балка. Здесь, в этой Балке, на северном берегу лимана, расположен ремонтный комплекс Калининградского «Мортрансфлота» -  плавмастерская, понтонный причал, склады, прибрежная территория...  У причала ошвартовано судно МТР «Азуритовый».  МТР - малый транспортный рефрижератор, перевозит 320 тонн мороженой рыбы.  Меня назначили на это судно капитаном, а в январе 1984-го я и прибыл к новому месту работы. 

Здесь я и увидел закат Советской системы.  Хотя, понял я это позднее. Закат –это, когда солнце село, оно уже не греет, оно уже не светит, и только красный горизонт на западе.  Красный закат Солнца Коммунизма!   Здесь я увидел, как народ «вертится».  Если до этого я имел какие-то иллюзии, какие-то надежды, то теперь вместо иллюзий остались одни сомнения.

Очередной рабочий день на плавмастерской.  Корабелы с утра какие-то хмурые.  К 10.00, однако, все собираются в токарном цехе, начинают забивать «козла».  Но, не все корабелы играют в домино!  Вы не подумайте!  Большинство окружили игроков и просто болеют.  Некоторые в сторонке рассказывают свежие анекдоты о молдаванах и чукчах.  Громко хохочут. В цехе весело и уютно.

Так продолжается до 12.00, потом веселый шум стихает, все деловито собираются на обед.  После обеда - отдых, перекур, некоторые могут даже вздремнуть.  В 14.00  цех быстро пустеет, все исчезают незаметно, по-английски.  Рабочий день кончился.  Так работают люди на родное Советское государство.

Поговорил я со строителем, это - специалист, который непосредственно руководит ремонтом нашего судна, он дает задания бригадирам и т.д.  Он мне объяснил – краски нет, да зимой и красить бесполезно.  Вот, придет весна, тогда...  Листовой стали нет, как и профильной - тоже.  А впрочем, сталь и не нужна, потому что, все равно,  газа нет, электродов нет.  Спрашиваю: - «А сколько получают ваши рабочие за такую работу?»  - «Триста пятьдесят и более.  Но если я им выведу меньше, то они уйдут вон туда...».  И он  показал на противоположный, южный берег лимана, где расположен судоремонтный завод ММФ.

В 18.00, все же, начинается настоящая работа предприятия.  Надо сказать, «ту заводскую проходную, что в люди вывела меня»,  вы здесь не увидите. Любые машины, и грузовики, и легковые, въезжают беспрепятственно, грузятся или выгружают что-то, и быстро исчезают.

Итак, в 18.00 на территории предприятия вдруг, как по команде, засверкали  огни электросварки, загудело синее пламя газорезки.  На грузовиках привозят  металлические железнодорожные контейнеры, автокран снимает их на землю, газовые резаки быстро превращают эти контейнеры в стальные листы, из которых те же сварщики мгновенно создают металлические гаражи. Теперь они работают шустро, без «козла», без всяких разговоров и анекдотов, работа так и кипит! Людей теперь не узнать!  Совсем другие люди!  Ну, люди-то  те же самые, но только теперь они работают на себя!  В дополнение к 350 р., которые им, в любом случае, «выведут».  За «козла».  Вы думали, что только цыплят выводят?  Старым биндюжникам такая сладкая жизнь и не снилась.

Тут же – очистка новорожденных гаражей электротурбинками, только пыль столбом,  форсунки для окраски с помощью сжатого воздуха шипят беспрерывно!  За несколько часов вечернего времени с десяток контейнеров чудесным образом превратились в сверкающие свежей краской гаражи, которые в кузовах грузовиков шустро вывозятся с территории.  Двери, навесы, засовы – все на месте.  Работа сдается под ключ!  В 24.00 -  ни контейнеров, ни гаражей, и только последние  пустые газовые баллоны исчезают в дверях плавмастерской.  Вот, это и есть на практике – «умей вертеться».  По-одесски.

Вот, тут я и понял, почему нет  электродов, газа, краски и стали.  Но судно -то стоит, уже второй год стоит, и его надо как-то вытолкнуть в море. А оно, ведь, все насквозь проржавело, и в салон течет вода сквозь дыры в палубе надстройки.  И капает в суп.

А к ремонту машин и механизмов так и не приступали! 
О, здесь в полной мере проявляется знаменитая одесская предприимчивость, вкупе с одесским юмором! Надо же как-то списать материалы, ушедшие на гаражи и дачи.

 Итак, опять примеры. 

                                                                                                      
Шлюпочные двигатели.  В апреле стали сдавать спасательные моторные шлюпки.  Шлюпочные двигатели, это - дизели, строились где-то в Дагестане, вероятно там же, где и торпеды для «Курска».  Весь год эти шлюпки пролежали на причале, под дождем и снегом, но теперь, чтобы сдать их экипажу, надо, как минимум, запустить двигатель. 
В день «Х» на причале собралось все начальство - главный инженер, начальник плавмастерской, бригадиры, мастера...  Шлюпки уже спущены на воду и привязаны к причалу.  Пригласили меня и стармеха - мы будем  принимать шлюпки в рабочем состоянии.  У этих ребят вся технология отработана.  Начинается настоящий одесский цирк!

В шлюпку спрыгнул здоровенный амбал.  Ему передали разные пузырьки , бутылочки, вату, зажигалку.  Это –как примочки для покойника.  Такие трюки мог делать только граф Калиостро.  Амбал вставляет рукоятку куда надо, и начинает бешено вращать.  Мотор, естественно, не запускается.  Амбал останавливается, вытирает пот, заливающий глаза, и заливает в цилиндры эфир, спирт и прочие жидкости.  Поджигает ватку и тычет куда-то в форсунку.   Глубоко вздыхает и опять бешено вращает рукоятку. С него пот уже градом летит.  Глухо, как в танке!

 Процедура повторяется вновь и вновь.  Все это продолжается около часа.  Стармех ухмыляется, начальство стоит хмурое. Наконец,  шлюпка разогрелась и чихнула.  Один раз!  Ну, если покойнику заливать в нос эфир, то и покойник чихнет!  Гальванизация трупа – по научному.  На причале все  собравшиеся облегченно вздыхают и улыбаются.  Счастивый, улыбающийся  амбал взбирается на причал.  Все стараются пожать ему руку. Шлюпка сдана!  В акте будет записано, что мотор запустился с пол-оборота и работал столько-то часов...  Подписи, печать...   Все уходят, довольные, но опустив глаза.  Стесняются!  Только стармех, теперь уже хмурый и злой, пытается что-то доказывать, но его  никто и не слушает.  Пора обедать.

Второй пример.  ВДГ в МО.  (Вспомогательные дизель-генераторы в машинном отделении).  Тоже, чтобы сдать, надо запустить хотя бы один раз.  Однако,  дизель не запускается.  Зато запускается  другой сценарий.  Тоже отработанный.  Дизелисты с плавмастерской сидят в МО и молча ждут. Собралась вся бригада, сидят хмурые и неразговорчивые.  Напряженное молчание, аж звенит!   «В воздухе пахнет грозой». 
Вот, в МО спускается судовой механик.  На ходу он случайно прикоснулся к дизелю, и тут происходит взрыв. 

Все дизелисты вдруг просыпаются, вскакивают со своих мест и начинают бешено вопить, в том смысле, что вот, мол, двигатель был подготовлен к пуску, осталось только открыть сжатый воздух, но, вот этот негодяй полез, что-то покрутил и все разладил.  Теперь мы, мол, не отвечаем, запускать ВДГ не  будем, и вообще, отказываемся работать, потому, что экипаж нам вредит.  Ну, механик один, а рабочих человек семь-восемь.  Слова не дают сказать.  Вызвали  начальника  плавмастерской, мастеров... Они успокаивают рабочих, подтверждают, что, если так, то, естественно, о чем спор?  Один ВДГ уже сдан!  Акт о сдаче уже готов.  Нехватает только подписи стармеха.

Продвинутый читатель скажет, что это, мол, неправда.  Без подписи стармеха и капитана акт о сдаче\приемке двигателя недействителен.  Подтверждаю – да, это так!  Стармех действительно отказывается подписывать.  Никого это  не волнует. Тут же запускается третий сценарий.  В Калининград уходят депеши.  И вот, мне приносят телеграмму из Калининграда, где стармеху, а, заодно - и мне, угрожают снятием с должности «за саботаж, и нежелание выходить в море», и с последующим разбором на парткоме... Я правда, беспартийный, но, в любом случае, ситуация неприятная. 

 В Калининграде, естественно,  все знают об этих «одесских штучках», но – кому хочется разбираться?  Судно должно выйти из ремонта!  Все!!!  Всем это уже осточертело.  Мне – тоже. Ну, и потом, стармеху намекают что-то о больших неприятностях, если он выйдет в город. Так или иначе, но  акты подписаны.  Нам, правда, перед выходом выдали мешок запчастей к двигателям и два бачка по 20 литров какой-то густой жижи.  Ну, якобы, это - масляная краска.  Понятно, что настоящая краска ушла на гаражи и дачи.  Но зато выдали нам все это без всяких накладных.  Как бы, подарили.  И на том спрасибо.

Я, конечно, и раньше принимал суда из ремонта. И в 60-х, и в 70-х.  Но в тех случаях, как минимум, за три дня до сдачи брызгали из пульверизатора по ржавчине, неделю такая краска держится.  До первого шторма.  Как-то помню, в Калининграде принесли мне на подпись ведомости по окраске.  Читаю:  очистка от ржавчины механическим способом, очистка химическими средствами, грунтовка –три раза, окраска – три раза.  Говорю бригадиру маляров: - «Что вы тут понаписали?  Ничего ведь этого не было!».  «Да - отвечает он – ничего этого не делали.  Но у меня работают только матери-одиночки.  Если они станут все это делать, то что же они заработают?  А им детей кормить надо!».  Ну, я детей, естественно, обидеть не мог, пришлось подписать.  Подписали мы все документы и в этот раз.

 Перед отходом произошел анекдотический случай.  Надо было сдать питьевую воду на анализ. Чтоб получить разрешение санврача на выход в море.  Я послал старпома к ближайшей колонке на берегу, он там набрал воды в чистые бутылки, и мы понесли ее в лабораторию.  Ну, якобы, набрали воды на судне.  Обычный, старый трюк!  Все моряки и санврачи это знают.

Посмотрела санврач анализы и кричит с возмущением: - «Капитан!  Вы что пьете?  Вы фекалии пьете!  В вашей воде половина фекалиев, она непригодна для питья!  Я ни за что не подпишу!».  А тогда, надо сказать, в Молдавии что-то там прорвало, и все это добро из канализации попало в Днестр, а Одесса, естественно, пьет воду из Днестра.  И, одесситы ездили по области на своих Жигулях в определенные места и наполняли фляги из источников и колодцев, которые считались чистыми.  А мне они говорили – это нам молдаване за анекдоты устроили.

Ну, вот, я не стерпел и сказал санврачу: - «Извините, доктор, но это вы пьете фекалии!  А эту воду мы набрали вон в той колонке!».  Ну, подписала, что вода отличная.  А кому нужны осложнения с начальством, обвинения в саботаже и в разглашении секретной информации?  Государственная тайна – это звучит серьезно.  Враг не дремлет, только и ждет случая!

Итак, стармех сам запустил свои движки, и мы, наконец, вышли в море. Листового железа нам, конечно, не дали – самим нехватает.  Но, голь на выдумки хитра:  дыры в надстройке мы накрыли свежевыкрашенным брезентом,  краска засохла и вода перестала капать в суп.  И в кашу – тоже. Я мог бы привести десятки подобных случаев, но вынужден «наступить на горло собственной песне».  На сайте место ограничено, а я, пишу, ведь, не учебник по выживанию для граждан СССР.

Ну, сейчас - скажет читатель - такой учебник и не актуален.  А это - как посмотреть!?  Драгоценный опыт используется и сейчас вполне успешно. Только масштабы несопоставимы. Вот, например, уральские танкостроители обещают приехать в Москву на танках, если им за забивание «козла» не дадут обещанные миллиарды.

Этот «козел» привел к развалу  СССР, а теперь успешно ведет и к краху РФ.  Хоть и «забитый», но какая же, все-таки, зловредная скотина!

А беда наша в том, что наш народ  не требует от правителей: - «Дай нам возможность работать и заработать!».  А требует этот народ сейчас только одно –«Дай!».  Рабочим «Уралвагонзавода» дай!   Пенсионерам дай!  А то, не так проголосуют.  Силовикам  дай!  А то, у них танки и прочие изделия ВПК.  Чиновникам дай...  Ну, эти, правда, сами берут...

Если советскому номенклатурщику завозили на черной «Волге»  5 кг черной икры, то теперь чиновнику завозят на иномарке те же пять кг, но только зеленых баксов.  Прочувствуйте, однако, эти две большие разницы!  Впрочем, в сети все это есть, и приводятся огромные цифры.  Вот, завели дело на МО.  Там, вообще, суммы астрономические.  А что тут поделаешь?  Им же надо как-то осваивать триллионы, выделенные на оборонку!  Ну, пока нефть по трубе течет на запад, почему бы и не дать?  Чтоб голосовали, как надо!

    

  
5.02.13                            Николай ТКАЧЕНКО, капитан, Карибское море.

Комментарии к статье
  • Николай Ткаченко
    tkachenkona37@mail.ru
    Ольга, спасибо, что читаете.
    Деградация зашла далеко, надежды очень незначительны, но надежда умирает предпоследней.

    Я пишу... А что я могу еще сделать. Здесь работают глобальные процессы, это- проблемы всей белой расы. Закат Европы - не сейчас и не мной сказано. Всего вас доброго.

  • К сожалению все так и чем дальше к югу России, тем больше червоточина в душах людей.Хватит ли стойкости и чистоты СИБИРЯКОВ (как в дни войны), чтобы разорвать гибкие щупальца алчности, властолюбия и ячества.
Страницы: 1
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru