Rambler's Top100

Писатели беседуют о старости

Писатели беседуют о старости

МОСКВА. То, как тема возраста отражается в творчестве писателей, напрямую отражается в формировании так называемой культуры старости, считают авторы проекта «Беседы с писателями о старости». Поэтому слово тех, кто описывает и придумывает жизни, так ценно для нашего общества. Оно может повлиять на то, как ощущают и будут ощущать себя пожилые люди в России.

Помните ли вы «Старосветских помещиков» Н.В. Гоголя? Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна с необыкновенной заботой в голосе обращались друг к другу на «вы», любили поесть и угощать гостей. А Татьяну Марковну Бережкову из «Обрыва» И. Гончарова? Она выхаживала Веру после падения и открылась своей внучке, рассказав о своем давнем грехе. Главная героиня романа «Медея и ее дети» Людмилы Улицкой была бездетна, но ее дом был наполнен многочисленными родственниками. Все эти литературные персонажи не были молоды. Все они, с одной стороны, отражают существующий уровень культуры старости, сложившийся в современном писателю обществе, с другой стороны, формируют его.

«Беседы с писателями о старости» — специальный проект IV Национальной конференции «Общество для всех возрастов», которая пройдет 6-7 октября. Организатором конференции и инициатором спецпроекта выступает Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко при поддержке Райффайзенбанка. Участники дискуссии делятся личными историями отношений с пожилыми людьми и собственным взглядом на старение, рассказывают, как тема возраста отражается и развивается в их творчестве. Формат спецпроекта родился из ключевой темы конференции 2016 года и сопутствующих ей мероприятий. Такой объединяющей темой в этом году стала «культура старости».

obvvP_001

«Каждый год мы ищем новые форматы для обсуждения темы старшего поколения с самой широкой аудиторией. Мы привлекаем не только специалистов, работающих с пожилыми, но мыслящих и интересных людей из самых разных сфер, которым небезразлично наше общее будущее», — говорит Вадим Самородов, руководитель направления «Старшее поколение» Фонда Тимченко.

В нашем языке и соответственно в нашей культуре много слов, которые описывают старший возраст в негативном ключе, отмечает Самородов. Термины вроде «пенсия по старости» и «возраст дожития» мешают нам думать и действовать позитивно. Выражения из других языков, такие как «третий возраст», при всей своей нейтральности прижились в большей степени в академическом кругу.

«Мы пытаемся описать новую модель жизни новым языком. Поэтому мы обратились к людям, которые внимательны к окружающим, легко «придумывают жизни» и делают это посредством языка. Мы приглашаем представителей очень разных литературных направлений и очень разных возрастов. Так складывается, что в основном пресса, телевидение, масс-медиа в широком смысле, показывает старика только как объект жалости. Это неправильная позиция! А другой позиции в общественном поле, к сожалению, нет. И мы решили вынести разговор о старости в широкий культурный контекст», — поясняет Вадим Самородов.

Юность – не лучшее время?

Участниками первой «Беседы с писателями о старости» стали писательница и сценаристЛюдмила Улицкая, поэт и эссеист Дмитрий Воденников, поэтесса Вера Полозкова, поэт и писатель, автор знаменитых песен из советских мультфильмов («Песенка крокодила Гены» и многих других) Александр Тимофеевский. Модератором встречи выступил Александр Гаврилов — критик, литератор, руководитель, телеведущий, программный директор проекта «Институт книги».

«Мы видим, что в мире, в котором все больше взрослых людей, не очень понятно, что делать со старостью. Модная индустрия бьется за новые стандарты красоты, медицина обещает, что мы будем жить долго, трансгуманизм — что мы станем роботами и не будем знать никакой печали. Между тем, традиционная концепция старости – это человек, который роется в грядках и сидит с внуками. А новая концепция старости мало проговорена», — отметил в самом начале обсуждения Александр Гаврилов.

obvvP_067

Разговор начался с того, что писатели рассказали о причинах, которые побудили их принять участие во встрече.

Оказалось, что самый популярный комментарий в социальных сетях по поводу участия в беседе Веры Полозковой, звучал так: «Сначала доживите». Сама поэтесса отмечает, что тема старости очень близка ей и в жизни, и в творчестве.

«Моя последняя поэтическая программа, которая читается и играется везде – она о старости и об уходе, как о чем-то, что абсолютно неотъемлемо от существования и от жизни. Уход – это естественная вещь, которая не ввергает ни в ужас, ни в бешенство, ни в гнев, ни в отчаяние, а наполняет жизнь другими ощущениями и красками. Если бы мы жили вечно, мы были бы изрядные сволочи, как мне кажется. А так мы бережем то, что у нас есть», — считает Полозкова.

obvvP_069

Вера Полозкова признается, что всегда ощущала себя гораздо старше своих друзей. Ее маме сейчас 70 лет, Вера — поздний ребенок в семье.

«Я хочу, чтобы не было термина «возраст дожития». Не было ситуации, когда мы относимся к зрелым людям как к обузе. Это невероятный ресурс, а мы не пользуемся им даже наполовину. Из-за чудовищной технической революции мы теряем наших стариков как полноценных объектов коммуникации, социализации. Меня бы не было, если не мои взрослые друзья, не моя мама. Люди стареют, и в этом нет никакой трагедии на самом деле, если бы мы умели договариваться, как к этому относиться», — говорит поэтесса.

Людмила Улицкая совсем не считает, что юность – это лучшее время жизни.

«Юность дико тяжелая, неуютная. Пока ты к жизни привыкнешь, надо потратить много сил. Сейчас в мои 73 года мне гораздо комфортнее. Мы должны научиться жить хорошо в том возрасте, который у нас сегодня, а к старости все-таки готовиться. Комфортное пребывание в данном возрасте – это очень важная задача», — говорит Людмила Улицкая.

obvvP_100

Автору знаменитых песен из советских мультфильмов Александру Тимофеевскому 82 года. Каково это – прийти в такую возрастную точку?

«Это мой секрет, я не буду о нем рассказывать, — сказал Тимофеевский и продолжил шуткой: «Знаешь, что такое старость? Старость – когда в сердце лед, Водка с праздника осталась, Но ее никто не пьет».

По мнению поэта и писателя, к возрасту нужно относиться с юмором.

Любовь в старости

Публично говорить о любви в пожилом возрасте не принято. По мнению Людмилы Улицкой, любовь в старшем возрасте – лучше «кошмарного романа» молодости.

«Прежде чем я вышла замуж за любимого мужа, лет 20 мы с ним находились в состоянии жуткого, кошмарного романа. Нашим отношениям 40 лет. Первые мои записные книжки были из серии: «Он вошел, я побледнела». С годами «пена» возвышенной любви прошла, и отношения стали гораздо более человеческими. Кроме того, оказалось, что мы друг другу интересны. А это была уже приятная неожиданность. Многие детали, чрезвычайно важные, ты начинаешь понимать потом», — рассказала Людмила Улицкая.

obvvP_042

Александр Тимофеевский признался, что с возрастом «любовь никуда не уходит». Её подогревают бурные творческие споры, соавторство и сотрудничество.

«Со своей последней женой Натальей Дьяковой я живу 30 лет. Начало нашей любви было прекрасно. Оно и сейчас прекрасно. Наташа мой друг, мой редактор, мой соавтор, мой помощник в творческих делах. В отличие от Людмилы Улицкой, именно сейчас у нас споры, потому что это сотворчество. Она говорит: надо написать так, выброси сопли. А я отвечаю, что это главная моя фраза. Когда творческие дела отходят в сторону, я готов целовать следы этой женщины, она прекрасна», — говорит Тимофеевский.

obvvP_089

Мужчины и женщины в старости

Есть такая фраза: «Красивая женщина умирает дважды». Чем больший успех она имеет у мужчин, тем трагичней для неё момент увядания. Очень взрослый мужчина и очень молодая девушка – это общепринято, а взрослая женщина и молодой мужчина – это смешно. У женщин и мужчин очень разная старость, подчеркивает Вера Полозкова.

«Считается, что женщины красивы, пока сексуальны. Получается, что старость наступает в тот момент, когда ты не можешь больше иметь детей и перестаешь быть сексуальной. А это совсем не так. Нужно перестать навязывать женщинам их угасание. Бывает, что только к 50 годам сердце женщины приходит к любви. Это тяжело и непросто переживается. Когда уже позади все прошлые отношения, расставания, ты вдруг впервые понимаешь, как любится, а в этот момент общество говорит тебе, что ты уже старуха», — отмечает Полозкова.

obvvP_075

Поэт Дмитрий Воденников вспомнил стихи Елены Шварц:

Как стыдно стариться –
Не знаю почему,
Ведь я зарока не давала
Не уходить в ночную тьму,
Не ускользать во мрак подвала,
Себе сединами светя,
Я и себе не обещала,
Что буду вечное дитя.
Но все ж неловко мне невольно,
Всем увяданье очевидно.
Я знаю – почему так больно,
Но почему так стыдно, стыдно?

По его словам, только женщина могла показать, почему так ужасно старение. Потому что это стыдно. Тем не менее, и в пожилом возрасте женщины могут быть прекрасны.

obvvP_090

«В Париже я увидел потрясающую старуху. Она была очень красива. Я был с другом, и она услышала, что мы говорим по-русски. Выяснилось, что она русская балерина. Вот это была красота. Ни одна девочка не могла с ней соперничать. У нее было внутреннее свечение, не продиктованное ничем: ни кофе с круассанами, ни проживанием в Париже. Мне очень хотелось бы, если стареть, то таким образом, как она», — рассказал Воденников.

Старение ≠ старость

Старость и старение надо разделять, уверены писатели. Иосиф Бродский начал стареть в 32 года, напоминают писатели, он уже тогда написал: «Старение! Здравствуй, мое старение! Крови медленное струение. Некогда стройное ног строение, мучает зрение…»

По мнению Веры Полозковой, сейчас все более заметен культ взрослых людей, которые создают лучшие творческие произведения в 60. В подтверждение писатели вспомнили «Северные элегии» Анны Ахматовой и произведения Льва Толстого, написанные в зрелом возрасте, одно из последних стихотворений Бориса Пастернака «Единственные дни».

obvvP_077

Модератор беседы Александр Гаврилов рассказал о своем знакомом — болгарском сценаристе, документалисте, режиссере, который в 92 года приехал в Москву, чтобы представить свою новую книгу.

«В моей жизни произошла одна беседа с писателем о старости. Для знакомства с ним я летал в Софию. Друзья называют его Джеки. Сначала он четыре часа давал мне интервью, потом показывал свой город, вечер мы закончили в джаз-клубе. У Джеки было столько энергии и счастья, что рядом с ним я почувствовал себя пожилым. Этот человек заставил меня перейти на «ты» на третьей фразе. Я его спросил: «Ты знаешь больше о старости, чем человек, с которым я когда-либо разговаривал. Что ты сейчас думаешь о ней?» И Джеки отвечал: «Это очень одинокое дело. Если бы меня спросили, я бы, может, так и не хотел. Все, кого ты любил, вместе работал, кто был с тобой рядом, уходят». «Знаешь, — сказал мне Джеки, — я много думал о том, не надо ли мне остановиться, не надо ли прервать эту жизнь. А потом я подумал, раз так долго мне все это показывали, значит, я должен досмотреть все это до конца», — рассказал Гаврилов.

obvvP_171

По его словам, Джеки в каждый из дней урывает немного времени, чтобы написать новую повесть, отправиться на радио, поговорить о современной политике, принять участие в общественной жизни.

«Меня поразило то, что, находясь внутри старости, он не тратил время на старение. Он родился в царской Болгарии, вырос во Франции, потом вернулся на родину. Случилась вторая мировая война. Как еврея его отправили в лагерь, откуда он сбежал и был пойман. Просидел три месяца в камере смертников. Потом вошла Красная армия. После войны он уехал во ВГИК учиться, стал сценаристом всех первых болгарских фильмов. Сделал несколько грандиозных фильмов с огромной фестивальной судьбой. Он пережил конец социализма в своей стране, оставшись очень левых взглядов», — рассказал Александр Гаврилов.

И в старшем возрасте можно написать выдающиеся произведения, а что писатели думают о литературных персонажах, которых мы знаем по книгам юными? Какими бы они были, повзрослев?

«Я бы с удовольствием почитала про пожилого Гарри Поттера. И Джоан Роулинг уже написала о нем. С большой нежностью посмотрела бы на взрослого Дядю Федора из «Простоквашино», мальчишек из «Вина из одуванчиков» Рэя Брэдберри. Это дорогие мне персонажи», — говорит Вера Полозкова.

obvvP_137

Думать о старости – это совершенно нормально, очень важно и прагматично, уверены организаторы спецпроекта «Беседы с писателями о старости».

«Необходимо сформировать культуру видения себя в пожилом возрасте и преодолеть страх старения, который мешает человеку радоваться и развиваться на протяжении всей жизни. Сможем ли мы и наша культура восприятия старости стать одновременно более осмысленными и гибкими, отказаться от устаревших стереотипов? Вопросов очень много, и знаете, почему нам интересен этот проект? Потому что у нас нет готовых ответов. Мы верим, что в наше время человек старшего возраста может и имеет право жить так, как он захочет, а современная хорошая литература должна ему в этом помочь», — уверен Вадим Самородов, руководитель направления «Старшее поколение» Фонда Тимченко.

После окончания дискуссии корреспондент Агентства социальной информации побеседовал с писателями.

Общество стареет. Появится ли в связи с этим в литературе больше героев зрелого возраста?

Дмитрий Воденников: Такие герои уже появились. Весь XX и XXI век – это рассказ о людях, которые уже далеко не молоды. Попытка создать молодую литературу, на мой взгляд, провалилась. Мне кажется, что только в поэзии может существовать молодой герой. А проза, я считаю, работает со средним и зрелым возрастом. У Татьяны Толстой, например, половина рассказов о старых людях. Пожилые герои есть в произведениях Людмилы Петрушевской, Людмилы Улицкой, Владимира Маканина.

Вера Полозкова: Литература всегда следует за жизнью, наблюдает и фиксирует. Я думаю, что как только начнет меняться ситуация внутри общества, начнет меняться ситуация и среди героев. Гламурная и глянцевая история – она больше не о подлинности, а о мечте. Мы живем в такой утопической действительности, где никто не меняется, не стареет, где женщины через неделю после родов выглядят стройными и подтянутыми. А литература ратует за правду. В ней никогда не переводились выдающиеся старики. Особенно русская литература была богата образами, которые вдохновляют. Когда мы увидим активных пожилых людей как часть обыденности, например, официанта 73 лет, сразу это и станет ключом к новому образу в литературе.

obvvP_188

У вас есть любимый литературный персонаж зрелого возраста, на которого вы хотели бы быть похожим?

Дмитрий Воденников: Мне нравятся «Старосветские помещики», тема нежности между Афанасием Ивановичем и Пульхерией Ивановной, тема еды.

Вера Полозкова: Да, у Марины Степновой есть книга «Женщины Лазаря». Маруся Чалдонова — женский персонаж невероятной силы, который на протяжении всей книги стареет. Это моя любимая старушка. Она невероятная. Душевного богатства человек, которому Бог не дал детей. В войну оказалось так, что она, жена признанного академика, живет в огромной квартире одна и очень мучается, что народ страдает, а она ни в чем себе не отказывает. Она начинает собирать вокруг себя несчастных женщин с детьми, обездоленных, голодных, откармливать, согревать и приводить их в чувство. И вдруг находит в этом отдушину и становится бабушкой для них всех. Вокруг нее собирается семья, которую она в войну выхаживает. Она доживает до полной старости как счастливая хозяйка. В этом персонаже столько женской силы, которой нам всем недостает. Она ни на что не жаловалась, у нее получилось прожить невероятно полную жизнь.

obvvP_233

Если представить мир, в котором нет старости, вы хотели бы жить в таком мире?

Дмитрий Воденников: Да, было бы здорово. Только если это не как в фильме «Смерть ей к лицу» с Голди Хоун и Мерил Стрип.

Вера Полозкова: Нет, это очень страшный мир. Я никогда не видела свою маму молодой. Когда я родилась, ей было 40 лет. Я не могу представить мир, в котором не будет ее тепла, опыта. Это мир без бабушек, бабушкиного варенья, оладьев, дачи. Это мир без любви. Я так не могу.

19.09.16      Юлия ВЯТКИНА          Источник

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:









ЗДЕСЬ ЗНАКОМИМСЯ С РОВЕСНИКАМИ










"ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ" УЧИТСЯ...















 





 




 




 




 




.


Мы и общество...









* * *

ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ

I

Я вступаю в третий возраст...
Говорят, ещё не поздно
Начинать и что-то пробовать с нуля.
Появляется возможность
По ночам смотреть на звёзды
И по крышам до утра одной гулять...

Припев:

Третий возраст — странный возраст...
В нём немного ближе звёзды.
Третий возраст — это молодость души.
Больше времени подумать,
Вспоминать былую юность,
А вообще-то, наступает время жить!..

II

И однажды, на рассвете,
Может, кто-то заприметит,
Как гуляю я по крышам в тишине...
Он такой же, одинокий
И мечтает о полёте
В невесомой и зовущей вышине...

Припев.

III

Ну а если быть серьёзной:
Что такое третий возраст?
Это время собирания плодов,
Подведения итогов...
Ну, а впрочем, ещё много
Впереди того, что дарит нам любовь!

Припев.


Надежда БУРЦЕВА



Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом



























  



Странная штука жизнь: все время чего-то ждешь. Зимой – лета, летом – отпуска, и все время – Новый год. В отпуск и в Новый год с тоской ждешь, когда праздник кончится. Не хочешь об этом думать, но каждый день невольно ловишь себя на мысли, что ждешь.
 
Когда рождается ребенок, с нетерпением ждешь его первых шагов, потом первого слова, дальше первого сентября, чтобы отвести его, наконец, в школу. Потом ждешь выпускного и какой-то определенности: техникума или института. Если ждешь армии, то потом ждешь, когда вернется. Ждешь своей квартиры, потом размена, чтобы жить от этого же ребенка отдельно. Ждешь внуков, потом ждешь, что тебя, наконец, поймут их родители.
 
Ждешь, когда пройдет болезнь, потом с надеждой ждешь, что к этой старой болезни не добавятся новые. Так проходит жизнь. Единственное, чего не ждешь – смерти. Она приходит в результате всех этих ожиданий и до последнего кажется, что момент еще не настал.



 
Ну как же? А Новый год? А лето? Вот с этой мыслью все и заканчивается...
 
Наталья АНДРЕЕВА, "Утро ночи любви"