Rambler's Top100

Родину защитим, денег не пожалеем!

Родину защитим, денег не пожалеем!

В следующем году в российском бюджете снова будет засекречено почти 3 трлн руб. Закрытые расходы на спецслужбы увеличатся и сократятся в «гражданских» разделах. Некоторые статьи засекреченных расходов вызвали удивление экспертов

Секретная часть российского бюджета в следующем году останется на уровне 17,6% от общих расходов, но внутри нее могут произойти заметные изменения, следует из федерального проекта, изученного РБК. Доля закрытых расходов по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» увеличится до 38,3% — максимума по крайней мере с 2007 года, но это будет компенсировано сокращением секретных частей «гражданских» разделов — «Общегосударственные вопросы» и «Национальная экономика».

Закрытые расходы по «Национальной безопасности» возрастут на 154 млрд руб. относительно оценки 2017 года. Связано это исключительно с увеличением секретной части подраздела «Другие вопросы в области национальной безопасности и правоохранительной деятельности», который сам по себе менее прозрачен, чем остальные. В открытой части этого подраздела фигурируют, например, расходы на социальную поддержку силовиков и их семей, обеспечение доставки государственной корреспонденции, мобилизационную подготовку органов власти.

Мобилизация на 146 млрд: как сбалансируют бюджет непопулярными мерами

Зато в расходах на госаппарат доля секретных расходов снизится в 2018 году на 75 млрд руб. — до 5,1% (около 67 млрд руб.), и это будет минимальная доля секретности в этом разделе по меньшей мере за 12 лет, следует из данных Института Гайдара (обзор «Российская экономика в 2016 году»). Еще в 2015 году доля закрытых расходов в разделе «Общегосударственные вопросы» достигала абсолютного максимума в 15,2%. А в этом году она должна составить 11% (более 142 млрд руб.), по данным сводной бюджетной росписи Минфина на 1 сентября.

Экономика становится менее тайной

В разделе «Национальная экономика» в 2018 году на закрытые ассигнования будет приходиться 6,8% расходов — по сравнению с 9,2% в этом году (по оценке на 1 сентября). Это будет первое сокращение секретной части раздела «Национальная экономика» с 2014 года, показывают данные Института Гайдара. Расходы по национальной экономике вполне могли перекочевать в силовые разделы, считает заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС Владимир Климанов. Но снижение секретных расходов в национальной экономике может быть и техническим: «Например, достроили космодром, который шел по этому разделу. Логично, что там будет снижение по отношению к прошлому году».

Впрочем, сокращения секретных расходов в «мирных» разделах может и не произойти: в последние годы есть тенденция наращивания таких расходов по ходу исполнения бюджета. Когда год назад правительство вносило проект бюджета в Думу, доля закрытых расходов в «Общегосударственных вопросах» планировалась в 2017 году на уровне 5,8%, в «Национальной экономике» — 7,5% (в итоге сейчас они ожидаются на уровне 11 и 9% по текущему году). В конце 2016 года секретные расходы бюджета резко увеличились (их доля в том году достигла постсоветского максимума в 21,7%) из-за того, что правительство решило досрочно расплатиться с банками по кредитам ОПК на 800 млрд руб.

Правительство решило увеличить секретные расходы в бюджете 2017 года

В разделе «Общегосударственные вопросы» снижение закрытых расходов в 2018 году во многом будет связано с тем, что почти не останется засекреченных трат в рамках подраздела «Международные отношения и международное сотрудничество» (в этом году закрытые ассигнования по этому подразделу могут составить 51 млрд руб.). В разделе «Национальная экономика» в этом году засекречен 41% расходов (около 47 млрд руб.) по направлению «Исследование и использование космического пространства», а в следующем году все 73 млрд руб. по «космической» части «Национальной экономики» открыты.

Хотя в целом секретные расходы по разделу «Национальная оборона» в 2018 году останутся на уровне чуть ниже 66%, как и в 2017-м (это единственный раздел бюджета, в котором секретных расходов больше, чем несекретных), закрытые ассигнования увеличились по подразделу «Другие вопросы» национальной обороны, обращает внимание заведующий лабораторией военной экономики Института Гайдара Василий Зацепин. Если в этом году их доля ожидается на уровне 59% (по показателям сводной бюджетной росписи), то в 2018 году запланирован 71%. «Это не говоря о том, что этот раздел существенно вырос в абсолютных величинах», — добавляет Зацепин. Еще хуже обстоят дела с открытостью «других вопросов» в области национальной безопасности — доля секретности там в следующем году достигнет 98,5%. Если тенденция продолжится, то после 2020 года они перевалят за 100%, иронизирует Зацепин.

В федеральном бюджете есть подразделы, засекреченные на 100% или почти на 100%. Это ядерно-оружейный комплекс (раздел «Национальная оборона»), где никогда не было открытых расходов; подразделы «Органы пограничной службы» (100%) и «Органы безопасности» (99,8%), к последним относятся ФСБ, ФСО, Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК).
Новые и старые секреты

Удивление в новом проекте бюджета вызывают секретные межбюджетные трансферты, отмечает Зацепин. «Публичные нормативные обязательства [разве] могут быть совершенно секретными?» — задается вопросом он. В опубликованном проекте бюджета говорится, что «отдельные межбюджетные трансферты бюджетам субъектов Российской Федерации» предусмотрены секретным приложением.

Есть и парадоксальные на первый взгляд закрытые расходы: в частности, правительство засекречивает на следующий год около 3,3% ассигнований на образование и здравоохранение. По направлению «Санаторно-оздоровительная помощь» предлагается засекретить 6,4 млрд руб., еще 8,5 млрд — по стационарной и амбулаторной помощи. В разделе «Образование» закрываются 6% расходов (476 млн руб.) на дошкольное образование, 4% (20,7 млрд руб.) — на высшее. Скорее всего, те же военные вузы и госпитали находятся в ведении Минобороны, из-за чего расходы на них и идут в секретном порядке, рассуждает Климанов. «Это ведомственные расходы наших спецслужб», — указывает Зацепин.

Секретные траты есть и по направлению физической культуры (239 млн руб. на 2018 год) и периодической печати (281 млн руб.). Логично предположить, что какие-то СМИ находятся в ведении, например, ФСБ и получают деньги из бюджета, добавляет Климанов. В то же время это «копеечные» суммы, отмечает он. С 2015 года засекречивается около 0,1% расходов на пенсионное обеспечение по разделу «Социальная политика». Хотя в процентном отношении это и можно округлить до нуля, это более 3,7 млрд руб. на следующий год.

В России засекречена почти половина фундаментальных и прикладных исследований. Всего на них выделяется 708,8 млрд руб. (по 2018 году), а закрытые расходы в составе этой суммы занимают 324 млрд руб. (или 45,7%). Традиционно такая статистика в основном складывается из-за военных (почти 95% прикладных исследований по разделу «Национальная оборона» засекречены) и силовиков (88,9% в разделе «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность»). В «Национальной экономике» скрыты 15% расходов на исследования, зато в образовании, здравоохранении, социальной политике, культуре они полностью открыты.


Авторы: Иван ТКАЧЁВ, Антон ФЕЙНБЕРГ.      Источник
 

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом

Странная штука жизнь: все время чего-то ждешь. Зимой – лета, летом – отпуска, и все время – Новый год. В отпуск и в Новый год с тоской ждешь, когда праздник кончится. Не хочешь об этом думать, но каждый день невольно ловишь себя на мысли, что ждешь.
 
Когда рождается ребенок, с нетерпением ждешь его первых шагов, потом первого слова, дальше первого сентября, чтобы отвести его, наконец, в школу. Потом ждешь выпускного и какой-то определенности: техникума или института. Если ждешь армии, то потом ждешь, когда вернется. Ждешь своей квартиры, потом размена, чтобы жить от этого же ребенка отдельно. Ждешь внуков, потом ждешь, что тебя, наконец, поймут их родители.
 
Ждешь, когда пройдет болезнь, потом с надеждой ждешь, что к этой старой болезни не добавятся новые. Так проходит жизнь. Единственное, чего не ждешь – смерти. Она приходит в результате всех этих ожиданий и до последнего кажется, что момент еще не настал.



 
Ну как же? А Новый год? А лето? Вот с этой мыслью все и заканчивается...
 
Наталья АНДРЕЕВА, "Утро ночи любви"