Rambler's Top100

Остановите цены!

Остановите цены!

Эта проблема не внутренняя, не сугубо российская: рост цен в настоящее время стал проблемой всего человеческого сообщества. Президент Путин недавно подчеркнул, что «мир вступил в полосу дорогого продовольствия. Цены на него будут только расти. Главная задача – выявить наши слабые моменты, определить те продукты, по которым у нас дефицит, и обеспечить опережающими темпами рост производства этих продуктов».

 Итак, задача №1 – выявить наши слабые моменты. Специалисты самого высокого уровня отмечают, что в России, к сожалению, стихийное ценообразование. И хотя Конституция предписывает правительству проводить активную ценовую политику, ее сегодня нет.

Вряд ли можно назвать активной политикой соглашение о моратории на рост цен, которое было подписано 15 октября прошлого года с первоначальным сроком действия до 1 февраля. Это были «пожарные» меры, ибо вслед за ценами на мировых рынках основные продукты у нас вздорожали в среднем на 40–60%, что накануне выборов в Госдуму стало для правительства неприятным сюрпризом.

 В дальнейшем срок действия моратория был продлен еще на три месяца. Но сколько можно тянуть время – в долгосрочной перспективе подобное антирыночное манипулирование может привести к опасным перекосам. На прошлой неделе премьер Зубков высказался весьма симптоматично: «Цены растут постоянно, но, как только поднимутся цены на хлеб, начинается крик: «Караул, цены поднялись!» Господину премьеру стоило бы, наверное, не сетовать на крик, но реально оценить, что значит для россиян вздорожание первого продукта наипервейшей необходимости. А между тем в Приморье и Ставропольском крае хлебушек вздорожал на четверть!

Выполняя требование Президента Путина выявить наши слабые моменты, депутаты Госдумы в один голос среди многих причин определяют главную – слабое, медленное развитие реальной экономики, отставание от потребностей страны нашего сельского хозяйства. По мнению экспертов, обеспеченность села тракторами составляет 46%, зерноуборочными комбайнами – 49%, кормоуборочными комбайнами – 62%. Сельское население за последние 5 лет сократилось до 700 тысяч человек.

Среднемесячная заработная плата в сельском хозяйстве чуть более 40% от общероссийского уровня, в то время как в 1990 году она составляла более 95%.


Светлана АЛЕКСЕЕВА



Цены растут. Как их контролировать?

На экономическом форуме в Давосе в докладе, основанном на данных более 100 видных представителей деловых кругов, руководителей, ученых и ведущих специалистов, прозвучал, прямо скажем, далеко не оптимистический прогноз: мир столкнется с системным экономическим кризисом в ближайшие 12 месяцев, ожидается риск подорожания продовольствия, уязвимость глобальных каналов поставок и подорожание энергоносителей в ближайшие несколько лет.

Как ощущает себя Россия в этой ситуации? В мае заканчивается срок соглашения о «замораживании» цен на продукты питания. Какой будет инфляция, если, привязанные к мировым, цены на нефтепродукты на наших бензозаправках уже сегодня ползут все выше и выше?

Кто же все-таки виноват в непрекращающемся ценовом росте? Учитывая актуальность вопроса, редакция «ГД» решила еще раз более подробно остановиться на парламентских слушаниях на тему: «Основные направления совершенствования законодательного регулирования ценовой и тарифной политики в РФ», состоявшихся «под занавес» осенней сессии.

Итак, подарка не ожидается: цены на услуги естественных монополий не снизятся. Минэкономразвития констатирует: с 2003 по 2006 год рост цен на услуги естественных монополий составил 8–20 процентов при инфляции (далеко не реальной) 9–12 процентов. С 2007–2011 гг. цены на услуги – 27 процентов, ин­фляция – 6–7 процентов. Но по­следняя опять пренебрегла официальным прогнозом. МЭРТ уже повысил инфляционный показатель 2007 года: 10,5–11 процентов. Реальная цифра, как считают эксперты, все 20!

Специалисты утверждают: 30–35 процентов в инфляционной составляющей из-за роста тарифов естественных монополий. При этом правительство планирует сократить(!) тарифное регулирование в монопольных отраслях. С 2011 года газовщики перейдут на принцип «нэтбек»: внутренняя цена на газ будет зависеть от мировой. Электроэнергетика – на рыночное ценообразование для промышленных потребителей. Получается: рост инфляции будет вечным? И вести борьбу против нее станет делом жизни государства? Но все-таки кто будет контролировать ценовую политику?

– К сожалению, в России стихийное ценообразование. Страна разделилась на две части: валютную и рублевую, с разницей доходов примерно в 25–30 раз. Статья 70 пункт «ж» Конституции предписывает правительству проводить активную ценовую политику. Ее сегодня нет. Поэтому сама экономическая политика перестала отвечать нацио­нальным интересам, – отметил заведующий сектором политики цен Института экономики РАН Михаил Гельвановский.

Проблема роста тарифов на услуги ЖКХ для населения стоит особенно остро. При этом в России нет единого нормативно-правового акта, устанавливающего тарифы на электричество, газ, тепло, воду. Нет в стране и порядка их установления. Закон не предусматривает его ни для госвласти, ни для субъектов РФ, ни для органов местного самоуправления.
В большинстве своем они представляют отсылочные нормы, требующие принятия подзаконных нормативных актов. На сегодняшний день их издано более 100 на федеральном уровне. И более тысячи – органами местного самоуправления.

Такой законодательный «вине­грет» только усугубляет ситуацию. Федеральные и выпущенные на местном уровне законы противоречат друг другу. К примеру, в Законе «О ветеранах» предусмотрена мера социальной поддержки – оплата 50 процентов коммунальных услуг. Норматив на человека – 90 киловатт. А органы местного самоуправления, исходя из среднего потребления электроэнергии, устанавливают его на уровне 33–35 кВт. Не существует и единой методики изменения предельных индексов. Что с чем сравнивать? Как складывать кубометр воды с киловаттом электроэнергии?

Особенно плохо дело обстоит с 210-м Федеральным законом «Об основах регулирования тарифов и организаций коммунального комплекса». По словам заместителя руководителя региональной службы по тарифам Ростовской области Дмитрия Подгорного, до сих пор не принят ни один подзаконный акт, так необходимый для его реализации. К тому же закон расширил полномочия органов местного самоуправления по регулированию тарифов.

 Теперь расценки на услуги водоснабжения одной организации в субъекте регулируются на региональном и местном уровнях. А с введением 1 января 2006 года нового принципа территориальной организации местного самоуправления число муниципальных образований, желающих регулировать тарифы, выросло в разы. К примеру, в той же Ростовской области их 462 на 360 организаций.

Вся эта полифония тарифных «регулировщиков» только добавляет хлопот по всякого рода согласованиям тарифов и надбавок подразделениям ЖКХ. Приводит к тому, что в соседних городах одного региона сегодня разные тарифы.

И все-таки при всех своих недостатках эти законы хоть как-то контролируют сегодня тарифы для населения. Вопрос: что ждет россиян после 1 января 2009 года, когда механизм государственного регулирования исчезнет, как планируют, окончательно?

Но эксперты уверены: водоэнерготеплоснабжение, транспортные тарифы, основные виды продовольствия и топлива, промышленного и сельскохозяйственного сырья, уровень и динамика цен на услуги здравоохранения, образования и ЖКХ должны строго регулироваться государством.

По мнению участников парламентских слушаний, необходимо продлить до 1 января 2012 года регулирование органами госвласти предельных индексов максимально возможного изменения тарифов на товары и услуги ЖКХ, размера оплаты за жилье и коммунальные услуги. Установить единые правила государственного регулирования тарифов, разграничив полномочия органов госвласти, местного самоуправления и субъектов РФ. Принять закон «О государственном регулировании цен и тарифов в РФ». Необходимо отказаться от перекрестного субсидирования, позволяющего сегодня дотировать прежде всего состоятельных россиян.

О такой поддержке одних слоев населения за счет других или одних отраслей за счет других, по словам заместителя руководителя Федеральной службы по тарифам Евгения Яркина, замалчивают с 1992 года.

 – Вся страна сегодня имеет льготные тарифы. Из бюджета на это уходит как минимум 100 миллиардов рублей. В 2008 году будет выделено 110–115 миллиардов рублей. При этом богатые получают дотаций больше, чем малоимущие. Так, обычной 3–4-комнатной квартире вполне достаточно 15 киловатт. Однако те, кто имеет особняки, просят – тысячу. Почти мегаватт просят. Зачем? Зимой электричеством они будут отапливать дорожки. Чтобы человека не нанимать чистить с них снег.

Поэтому, считает Евгений Яркин, надо устанавливать адресные субсидии для бедных слоев населения.

Миф о том, что перекрестное субсидирование якобы снижает тарифы в пользу населения, развенчал и первый заместитель генерального директора Московской объединенной энергетической компании Владислав Черный.

– Это неправда, по крайней мере по отношению к Москве, – сказал он. – Свободные тепловые мощности сегодня – у меня есть точные расчеты – оплачивает население. Но доказать это гражданам невозможно. У них нет счетчиков тепла.

Почему же так быстро растут цены на продукты питания, топливо и ЖКХ? По мнению председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по транспорту и экспедированию, президента Союза транспортников Виталия Ефимова, если монопольный сектор хоть как-то регулируется правительством, то немонопольный брошен на произвол судьбы.

Государственная тарифная политика там сегодня – инструмент изъятия прибыли у одних в пользу других. Так, во всех странах мира, в том числе и в добывающих отраслях, и в оптовой торговле США, норма прибыли – 10 процентов. ( И она отработана десятилетиями.) У нас – 100, 200.

Руководитель одной из фирм строительных материалов, заметил выступающий, хвастался в одной из центральных газет, что себестоимость его продукции составляет 1900 рублей, а продает он ее за 4500. О каком доступном жилье может идти речь, если ценообразование немонопольных секторов экономики в России формируется не по законам рынка, а по законам джунглей?

– Создатели российского варианта для получателей сверхдоходов придумали интересное оправдание: надо постепенно приучать к честности! Почему-то некоторым царькам рынка позволено богатеть в законодательном порядке, не повышая производительности и качества товара. За кордоном бизнес тоже мечтает о сверхприбылях. Но, по их законам, 90 процентов сверхдоходов изымаются в пользу государства. У нас таких законов пока нет.

Жители районов, приграничных с Республикой Белорусь, могут убедиться, что цены на многие продукты и промышленные изделия у соседей ниже. В частности, цены на школьную мебель вполне приличного качества.

Именно комплекс законов смог удержать цены на моторное топливо в западных странах, где они поднялись до 42 процентов. У нас за этот же период оно подорожало на 300!

Монопольный сектор в странах ЕС также регулируется жесткими рыночными механизмами. Математической формулой на долгосрочную перспективу там можно без труда спрогнозировать, сколько будет стоить один кубический километр газа или один киловатт электроэнергии. Удобно для потребителей. Но не для производителей. У нас же правительство приглашает свои национальные компании для сговора о ценах на рынке, проводит весьма своеобразную ценовую политику. Так, транспортникам снизили налоги на 4–6 процентов, а себестоимость их продукции с ростом энергетики металлов выросла на 40–60. Когда на Западе осталась 25 процентов!

– Мы просим правительство: не снижайте налоги! Повысьте их еще на 4—6 процентов, те, которые сняли. Но верните наши 40–60. Что за ценовая политика? – недоумевает все тот же Виталий Ефимов.

Россия не может жить в условиях мировых цен. Поскольку они тут же ведут к удорожанию продуктов питания на отечественном рынке. Ориентированные на экспорт и на мировые цены, наши производители поднимают их и на товары первой необходимости, и на нефтепродукты, и на черные металлы. 

В США действует закон «О неоправданном повышении цен», который предусматривает 150 миллионов долларов штрафа и до трех лет тюрьмы. Не разумнее воспользоваться им на благо России? Это особенно актуально для нашей страны, где еще одной исходной для ценообразования являются доходы граждан. Как только повышаются пенсии и зарплаты – вырастают цены на рынке. Их взвинчивают посредники. Монопольные торговые сети.

Вывод из создавшейся в России ситуации: стране необходим единый центр, анализирующий последствия повышения тарифов на экономику в целом, – координирующий госорган проведения ценовой политики.


Светлана ДОНСКАЯ


Где нужно власть употребить!

В начале марта истек срок соглашения с производителями о «заморозке» цен на социально значимые продукты питания. И в течение нескольких последних дней во многих регионах выросли отпускные цены на хлеб и молоко.

Больше других пострадали от скачка цен жители Приморья (там самые ходовые сорта хлеба подорожали на четверть), Ставропольского края (на 25%), Самарской и Ростовской областей (до 20%). В Мурманской области ожидается подорожание хлеба на 15%, в Дагестане – на треть.

Региональные эксперты хором утверждают: подорожание хлеба экономически обосновано. Вот как объясняют возникшую ситуацию в Приморье. По данным дирекции ОАО «Владхлеб», начиная с осени прошлого года в среднем на 25–30% подорожало топливо, выросли транспортные тарифы, на 20% выросли цены на пшеницу и муку.

Подобным же образом обстояли дела и в других регионах, где цена продукта №1 скакнула на многие проценты.

А что же власть? Как она защищает интересы россиян? «Ценовую политику теперь определяет не власть, а механизм рыночных отношений», – отметил представитель департамента пищевой промышленности Приморской краевой администрации.

Но вот социальный парадокс: цены на топливо, услуги транспорта и пшеницу за прошедшие три месяца выросли и в других южных регионах того же Дальнего Востока России – в Амурской и Еврейской автономной областях, Хабаровском крае. Однако хлеб в регионах, по данным РИА «Новости», уже продолжительное время остается в прежней цене. Региональные бюджеты оказывают хлебозаводам Приамурья и Хабаровского края финансовую поддержку, компенсируя часть расходов на электроэнергию, транспорт, оптовые закупки зерна. Почему у хлебопеков Приморья нет такой поддержки властей?

В Республике Коми хлеб из муки высшего сорта подорожал на 7%, но роста цен на молоко высокой жирности, подорожавшее в ряде российских регионов, пока не произошло. С 15 марта в Коми местные производители подняли цены на хлеб на 7%. Подорожание составило порядка 1 руб. 10 копеек.

Не коснулся пока рост и такого социально значимого сорта, как «Дарницкий» (черный буханочный) – в связи с действием соглашений между предпринимателями и властями муниципалитетов с целью сдер
живания удорожания цен. «Дарницкий» по-прежнему обходится потребителям в 15 рублей 80 копеек. Самый крупный в регионе производитель хлеба – акционерное общество «Сыктывкархлеб» – намеревалось поднять отпускную цену на свою продукцию на 15–17%. Однако экспертиза, которую провело управление Федеральной антимонопольной службы по Коми, доказало ее необоснованность.

В Москве цены на хлебобулочные изделия в ближайшее время не вырастут. Исполняющий обязанности руководителя столичного департамента продовольственных ресурсов Виктор Ольховой отметил: «Пока в столице зерна достаточно. Соответственно роста цен на хлебобулочные изделия в городе нет и пока не ожидается. И цены мы будем удерживать на той планке, какая существует сейчас».

В Бурятии цены также пока остаются прежними. Этому способствует распоряжение президента республики, который в октябре прошлого года поручил сформировать резервный фонд продовольственного зерна.
Тюменская область также пока не подняла цену на хлеб. Она стабилизировалась после ряда распоряжений тюменского правительства. Кроме того, гражданам были компенсированы издержки, которые они понесли в результате повышения цен.

По сообщениям информагентств

 

Комментарии к ситуации


Гаджимет САФАРАЛИЕВ, заместитель председателя Комитета ГД по образованию (фракция «Единая Россия»):

– Для того чтобы население не почувствовало очередного роста цен, государство должно выплачивать гражданам компенсации в соответствии с повышением. Понизить цены нереально из-за рыночной экономики в стране. Поэтому если за границей цены на продукты питания выросли, то и в России они поднимутся, поскольку 80% товара наша страна приобретает там.



Николай Харитонов, первый заместитель председателя Комитета ГД по аграрным вопросам (фракция КПРФ):
 
– Чтобы защитить интересы малообеспеченных слоев населения, прежде всего необходимо научиться исходить не из иждивенческого прожиточного минимума каждого человека в отдельности, а из реального. Этот показатель в масштабах России несложно подсчитать.



Павел МЕДВЕДЕВ, член Комитета ГД по финансовому рынку (фракция «Единая Россия»):

– Сдержать инфляцию можно лишь за счет соблюдения бюджетной дисциплины, которая в 2007 году была ослаблена по ряду причин, в том числе из-за ассигнации денежных средств на выселение граждан из аварийного жилья. Единственный путь спасения малообеспеченных слоев населения от подорожания – повышение их доходов. Удержать цены невозможно.



Иван МЕЛЬНИКОВ, заместитель председателя Государственной Думы, (фракция КПРФ):

– Проблема роста цен – это не случайное, с небес упавшее проклятие. Они не меняются, как погода. Цены – это все­го один из основных по­ка­зателей эффективности работы экономики. В нашей стране, где в разы, а где даже в десятки раз сократилось все: сбор и производство зерна, поголовье скота, овец и коз. Средства национального проекта – это капля в море по сравнению с теми средствами, которые необходимы для эффективного функционирования сельскохозяйственной системы. Интересный факт: в 1970 году в сельском хозяйстве России были заняты около 11 миллионов человек, сейчас – 2,2 миллиона.

Так что мое твердое убеждение: рост цен – это проблема политической воли. Нужно честно признать, что требуются колоссальные инвестиции в реальный сектор, в родное сельское хозяйство и курс на независимость от импорта. Только эта последовательная политика обезопасит от роста цен.



Василий ТАРАСЮК, заместитель председателя Комитета по вопросам местного самоуправления, (фракция ЛДПР):

– Необходимо развивать реальный сектор экономики. Сейчас продолжаем жить за счет высоких цен на мировом рынке на нефть. До сего дня нет программы развития других отраслей экономики, например, легкой, пищевой. Со стороны государства нет контроля за продажей отечественного зерна.

А для того чтобы помочь малообеспеченным слоям населения, надо создать сеть магазинов «твердых цен». Этим должно заняться государство. Тогда и будет оказана реальная помощь пенсионерам, ветеранам, инвалидам, многодетным семьям и студентам.

Считаю, что одна из главных причин роста цен на продовольствие – состояние сельского хозяйства. Сегодня уже превышен порог продовольственной безопасности страны. Мы покупаем ежегодно продовольствия на 13 млрд. долларов, в то время как на развитие села и сельхозпродукции тратится не более 1,5 млрд. долларов.

 Сложившаяся ситуация требует незамедлительного решения. Дальнейший регресс в сельском хозяйстве можно приостановить только с быстрейшим принятием закона «О продовольственной безопасности».

25.03.08

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        

Мы и общество...





«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Пять признаков наступающего слабоумия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

В объятиях старика. Почему девушки выбирают немолодых мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Свекровь в 50 нашла молодого любовника Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Одиночество губительнее болезни! Как бороться со скукой в возрасте 65+ Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Мне 70. Рассказ-фантазия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Ни стыда, ни совести или можно ли давать волю чувствам в 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как немолодые женщины используют мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Зачем мужчины влюбляются в женщин, старше себя Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Чем опасна поздняя любовь?  Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как замедлить старение женщин после 50 лет - 7 советов Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Исповедь одинокой женщины Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Про старческий запах Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Какие мужчины нравятся женщинам за 40? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Расскажу, почему я в свои 60 лет не жалуюсь на здоровье и чувствую себя лет на 30 моложе Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Стоит ли менять жизнь в зрелом возрасте? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Опасные привычки пожилых людей которые должны вас насторожить Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Предложил ей стать воскресным мужем, но она отказалас Џ®¤а®Ў­ҐҐ

10 причин, по которым влюбляются в женщин старше 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Нам, 50-60-летним, посвящается. Џ®¤а®Ў­ҐҐ

ЭТО СУПЕРИНТЕРЕСНО Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru