Rambler's Top100

Мужчина слаб — живет свободой и надеждой

Мужчина слаб — живет свободой и надеждой
 
    Демографы доныне считают, что продолжительность жизни мужчин в годы горбачевской перестройки повысилась благодаря антиалкогольной кампании. Спорный вопрос...

 

45 лет назад, 24 июля 1968 года, в «Литературной газете» вышла статья демографа Бориса Урланиса «Берегите мужчин!» Наверно, ее можно назвать самой популярной публикацией за годы советской власти. Ее помнят до сих пор, а тогда о ней говорили все - и рабочие, и академики. На эстраде исполняли юмористические скетчи и сатирические частушки по ее мотивам, появился даже фильм с таким названием.

Впервые в советской массовой печати было сказано, что мужчины биологически слабее женщин. Сейчас это каждый знает. Даже в благополучных странах мужчины живут меньше, чем женщины.

Борис Урланис тогда писал, что средний возраст мужчин в СССР - 66 лет (на самом деле 63,4. - С. Б.), а женщин - 74 года.

Почти полвека (!) прошло, а демографические показатели стали хуже. Хотя они должны были улучшаться в силу естественного исторического прогресса! Разрыв между женской и мужской смертностью увеличился до 14 лет. Появился пугающий термин - мужская сверхсмертность. Среди людей трудоспособного возраста - в 5 раз выше, чем в США и Европе.

Кажется, причины известны, тысячи раз перетолкованы, начиная с вечной российской темы - пьянства. О чем и Урланис писал.

Даже серьезные демографы доныне пишут, что продолжительность жизни мужчин в годы горбачевской перестройки выросла благодаря антиалкогольной кампании. Дескать, пить стали меньше - жить дольше. Однако есть большие сомнения. Или, не будучи специалистами, скажем так - вопросы. Полагаю, пили ничуть не меньше. Во-первых, на волне общего послабления, либерализации стали гнать самогон беспрепятственно, особенно в деревнях-поселках. Море было разливанное. Во-вторых, та часть населения, которая вымирала от алкоголя, вымирала по-прежнему, даже еще интенсивней. Травились жутко, потому что пили вместо ядовитой, но все-таки казенной «вермути» вообще невообразимую дрянь, суррогаты. То есть, наоборот, антиалкогольная кампания, по всем показателям, должна была сократить продолжительность жизни мужчин.

А этого не случилось. Почему?

Конечно, главное - уровень жизни. Если брать это понятие широко. Если же посмотреть статистику по нашей стране, то нет прямой зависимости между продолжительностью жизни и уровнем жизни. Парадокс?! В 1950-е и в начале 1960-х было тяжело. Но почему в благополучные брежневские годы, когда жили гораздо лучше, жили меньше?

С 1955 по 1964 год средняя продолжительность жизни мужчин выросла на 6,3 года. Очень высокий показатель. Никогда до того в России мужчины не жили так долго - 64,4 года.

Это - хрущевская оттепель, крушение сталинской духовной и физической казармы, ветер XX съезда, воздух свободы, надежд на другую жизнь.

Можно ли считать совпадением, что рост продолжительности жизни остановился точно, год в год, с падением хрущевской власти, приходом Брежнева? Или, если сказать иначе, с концом оттепели, воцарением бюрократии и крахом надежд на свободу.

С 1964 года продолжительность жизни стала падать. Хотя материально жить стали лучше. Несравнимо с тем, что было раньше. Началась продажа нефти за границу, появились импортные товары. В массовом порядке переселялись в благоустроенные квартиры, в панельные пятиэтажки, презрительно называемые нынче хрущобами. В то время - дворцы! Мечта каждого! С водой в квартире, у некоторых  даже с горячей! С туалетом, извините, не на морозе во дворе. Резко снизилась опасность инфекционных заболеваний.

Тем не менее к 1980-м годам продолжительность жизни мужчин снизилась на 3,5 года. Тот двадцатилетний период - с 1964 по 1985 год - время, названное застойным, время абсолютной власти бюрократии-партократии.

Но потом - в 1986 - 1990 годах - продолжительность жизни мужчин вдруг резко пошла вверх и составила 64,9 года - самый высокий показатель за всю историю России! Заметим в скобках: по медицинским меркам главная причина нынешней сверхсмертности мужчин - сердечно-сосудистые заболевания; так вот минимум смертности от сердечно-сосудистых заболеваний приходился на 1988 год.

Это было время горбачевской перестройки, гласности, свободы, всеобщего энтузиазма, время надежд на новую, лучшую жизнь.

Разочарование началось в 1992 году.

С этого же года наблюдается резкое сокращение населения России в целом. (Даже с учетом нескольких миллионов переселенцев из СНГ.) И резкое снижение продолжительности жизни, особенно у мужчин. C 1994 по 2010 год среднестатистический российский мужчина не доживал до пенсии - до 60 лет.

Самое тяжелое время - 1990-е годы. Разорение, удар по психике. Шок. Советский народ, рожденный и выросший в каком-никаком равноправии (пусть даже уравниловке), имеющий постоянную работу и постоянный гарантированный (!) доход, вдруг лишился всех сбережений, многие стали безработными, впали в нищету. О силе удара говорят медицинские факты. С 1990 по 1995 год смертность от психических расстройств выросла в 4,1 раза. С 1991 по 1998 год заболеваемость всеми формами активного туберкулеза выросла в 2,2 раза.

2000-е годы - вроде бы выход из кризиса. Цены на нефть поднялись в 15 раз! Страна получила невиданные деньги. Однако убыль населения возросла. И продолжительность жизни осталась той же.

Переломное, бурное время Хрущева, Горбачева - пора свободы в той или иной степени, пора надежд.

А 1990-е и 2000-е годы - не только шок, разочарование, но и снова установившаяся абсолютная власть бюрократии в известном ныне варианте. И не только бюрократии, а и еще нового класса - хозяев, капиталистов.

Про российского человека много нелицеприятного сказано. Например, Чернышевским: «Жалкая нация, нация рабов, сверху донизу - все рабы». Ну, раз раб, веками в уже привычном крепостном праве - живи привычно, жуй пайку и размножайся?

Однако нет! Почему-то человеческая природа против (как показывает статистика). Получается, российский мужик в неволе долго не живет.

Определим для нашего случая, условно, два вида свободы (или несвободы). Общую, политическую, и производственную. Первая - далеко не всеми востребована, для многих она не является чем-то личным. А вот присутствие или отсутствие второй неизбежно затрагивает каждого. И здесь мы должны засвидетельствовать: в производственном смысле советские брежневские порядки по сравнению с нынешними - разгул демократии. Официальная идеология нам внушала, что мы - хозяева всего, что вокруг, и многие на работе чувствовали себя таковыми. (Что выражалось в том числе и в ерничестве: «Тащи с работы каждый гвоздь - ведь ты хозяин, а не гость!») Проводились собрания, на которых обязательно возникали люди, искренне считавшие, что они служат не начальству, а Отечеству, и зарплату получают от государства и штатного расписания, а не от начальства. Официально главным в стране провозглашен был рабочий человек, и на него не смотрели свысока, на заводах он свое место и свои права знал: за каждую минуту сверх смены требовал оплаты, и уволить его было практически невозможно.

Сейчас рабочий слова поперек сказать не может. Тут же уволят. Поначалу некоторые по старой советской привычке предлагали что-то улучшить, рационализировать. Им говорили: «Вас не спрашивают, ваше дело - молчать и пахать, вам деньги платят!»

Жизнь клерков не лучше. Их называют «офисным планктоном». Они и чувствуют себя планктоном. Часто - с девяти утра до восьми вечера в конторах, и никто не заикнется о рабочем дне или (боже упаси!) профсоюзе. Молчат, терпят. Только ведь молчание и терпение без последствий не проходят.

Из заключения Центра демографии и экологии человека Российской академии наук: «Свыше 70 процентов населения России живет в состоянии затяжного психоэмоционального и социального стресса, вызывающего рост депрессий, реактивных психозов, тяжелых неврозов и психосоматических расстройств, целого ряда внутренних заболеваний, психических срывов, алкоголизма и наркомании, других форм отклоняющегося поведения, что чревато массовыми разрушительными действиями части населения».

Мужчина хочет чувствовать свою значимость. Потеряв ее, часто теряет себя. Или срывается.

В 1993 - 1997 годах я ездил по селам средней России, писал, а затем делал на ТВ передачи о переселенцах. Тогда, после развала СССР, в Россию на историческую родину буквально хлынули русские люди из бывших союзных республик. Но никто их здесь не ждал и - хуже того - не желал видеть. Каждый начальник отделывался от них, как мог. Это были, в абсолютном большинстве, горожане, а их расселяли по деревням.

«Я был одним из первых фрезеровщиков на Ташкентском авиационном заводе, - рассказывал мне Сергей Солодовников в селе Кирове Липецкой области. - А что такое Ташкентский авиа­завод? Это громадина союзного значения, десятки тысяч людей. Директор напрямую только Москве подчинялся. И вот этот директор меня лично знал, со мной за руку здоровался. А здесь меня колхозный кладовщик стороной обходит, чтоб я не попросил у него резиновые сапоги и брезентовые рукавицы. Вот как все вышло со мной, я теперь никто».

Многие мужчины из переселенцев сникли, опустили руки. И тогда всю тяжесть той жизни взяли на себя женщины. Они значимы сами по себе, по женской природе, им ничего доказывать не надо, а горевать о потерянном было некогда и отступать некуда - за ними дети.

Вы заметили, что за последние десять лет женщин-начальниц стало в несколько раз больше? Безусловно, процесс естественный, закономерный. Видимо, так.

Хотя многие не желают признавать очевидного. Помню, лет пять назад была большая передача по телевидению, ток-шоу на тему: «Может ли женщина в современной России стать президентом?». Мужчины, как часто водится, несли ахинею про природную сущность, полушария мозга. И прочее. Про то, что народ не воспринимает и долго еще не воспримет «бабу» как высшего руководителя.

Но после реплики Ирины Хакамады этим мужикам лучше бы замолчать. Хакамада сказала: «А вот если бы президент Путин назначил преемником женщину, все бы проголосовали как миленькие, в том числе и участники ток-шоу».

Однако Хакамада не на тех напала. Наши «настоящие мужики» в костюмах и галстуках пропустили убийственную реплику мимо ушей. И понесли дальше. Злые языки могли бы сказать, что их неосознанным потолком был их пол.

Да, процесс мировой, всеобщий, давний - женщины занимают все больше места на всех уровнях и во всех сферах. Но в России он, разумеется, имеет свои особенности. В принципе у нас везде - как с теми переселенцами. Мужчины не выдерживают ударов, давления, требований новой жизни. Ломаются или сникают. А женщины - выдерживают. И занимают места, в советское время считавшиеся исконно мужскими.

Чтобы далеко не заходить, сошлюсь на журналистику, в которой работаю с 1967 года.

В областных редакциях, в городах женщины-журналистки составляли небольшой, но обязательный процент. А в районных газетах, во всяком случае, в которых я работал, их практически не было. Районщик - суровая, тяжелая лямка, не для них.

Теперь - все наоборот. В районных редакциях, как правило, один мужик - шофер. Попадаются еще и редакторы мужского пола. По данным Союза журналистов России, 80 процентов кадрового состава нашей прессы - женщины.

«Чисто женские редакционные коллективы вызывают недоумение и даже сочувствие, - говорит председатель Ярославской региональной организации Союза журналистов Ирина Пухтий. - Это тяжелая профессия, мужская, с большими эмоциональными и физическими нагрузками. Женщине, у которой семья и ребенок, очень трудно приходится».

Говорят, виной всему капитализм. Мол, парни выбирают денежные профессии. А с другой стороны, что, в провинции кругом офисы богатых фирм, и над жалованьем завотделом районной газеты народ насмехается? Увы, в провинции работы мало, и редакция - вполне нормальное место. Однако мужчин нет.

Да, возможно, парни там мечтают о большем, нежели корреспондентский оклад с тощим гонораром. Но уж должность редактора более или менее приемлемо оплачивается, а самое главное - это испокон веков мужицкая номенклатурная должность!

Моя названая мать Римма Васильевна Сергеева была редактором областной партийной газеты. В конце 1960-х и в середине 1970-х - одна-единственная женщина на весь Советский Союз. Вот что такое была должность редактора в то время.

В районных и городских газетах встречались женщины-начальницы, но очень и очень редко. В нашей области - ни одной.

А сейчас... В Тверской области, например, 80 процентов редакторов городских и районных газет - женщины.

Стал расспрашивать одну редакторшу: почему так, что случилось?

- Правду сказать? - усмехнулась она.

- Ну, конечно, правду.

- Спились - вот что случилось! Ни на что не годны!

Вот как выглядят мировая тенденция и эмансипация с поправкой на наш провинциальный журналистский вариант.

На журфаке МГУ 80 процентов - девушки. В региональных университетах - еще больше.

Тут ничего не поделаешь, жизни не прикажешь. В одном можно не сомневаться: мужчины не вымрут - женщины не позволят.

 

31.07.13    Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.     Источник

 
 
 
 
Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        

Мы и общество...





«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Пять признаков наступающего слабоумия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

В объятиях старика. Почему девушки выбирают немолодых мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Свекровь в 50 нашла молодого любовника Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Одиночество губительнее болезни! Как бороться со скукой в возрасте 65+ Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Мне 70. Рассказ-фантазия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Ни стыда, ни совести или можно ли давать волю чувствам в 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как немолодые женщины используют мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Зачем мужчины влюбляются в женщин, старше себя Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Чем опасна поздняя любовь?  Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как замедлить старение женщин после 50 лет - 7 советов Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Исповедь одинокой женщины Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Про старческий запах Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Какие мужчины нравятся женщинам за 40? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Расскажу, почему я в свои 60 лет не жалуюсь на здоровье и чувствую себя лет на 30 моложе Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Стоит ли менять жизнь в зрелом возрасте? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Опасные привычки пожилых людей которые должны вас насторожить Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Предложил ей стать воскресным мужем, но она отказалас Џ®¤а®Ў­ҐҐ

10 причин, по которым влюбляются в женщин старше 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Нам, 50-60-летним, посвящается. Џ®¤а®Ў­ҐҐ

ЭТО СУПЕРИНТЕРЕСНО Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru