Rambler's Top100

Русская история прошла через сердце Коршунова

Русская история прошла через сердце Коршунова
Их осталось совсем немного – народных артистов СССР, и вот один из них Виктор Иванович Коршунов навсегда покинул нас, отпраздновав в ноябре свое 85-летие среди верных друзей и коллег Малого театра, которому служил более 60 лет и даже был директором и генеральным директором до 2009 года. Здесь же прошло и прощание с ним, но не на основной сцене, где он сыграл бесчисленное количество ролей, а на Ордынке в филиале Малого. Похоронили Виктора Коршунова на Новодевичьем кладбище.
 
Не дожил Виктор Иванович до своего любимого праздника Дня Победы, и на то у него были особые причины. Во время войны они с мамой, проводив отца на фронт, не эвакуировались из Москвы, продолжая оставаться в столице, готовящейся к обороне. Днем Виктор ходил в школу на Сухаревке, а по ночам вместе с товарищами дежурил на крышах, сбрасывая зажигательные смеси. Даже умудрялся заниматься в драматическом кружке при Доме пионеров, а значит, бывать в госпиталях для раненых и "угощать" их стихами, песнями.
 
Патриотизм вошел в него с воем сирен, бомбоубежищами, скудной едой. Это были тяжелые годы: все для фронта, все для Победы, чтобы приблизить праздничный фейерверк 9 Мая 1945 года. Он был не только свидетель трагической истории России, он был ее участником. Именно поэтому любил повторять строки Арсения Тарковского: "Я тот, кто жил во времена мои". А его времена, как и всего советского народа, оказались нелегкими, но и теперь, уже издалека, можно сказать – была в них непотопляемая вера в будущее, чувство локтя, не дающего пропасть поодиночке. И вот эта соборность, непонятно как дошедшая до хрущевской оттепели и брежневского застоя, питала героев Коршунова, людей с крепким внутренним стержнем, неподкупных и честных.
 
Если вспомнить старые, но не устаревшие фильмы с участием Виктора Коршунова: "Необыкновенное лето", "Первые радости", "Иван Рыбаков", "Сердце Бонивура", "Берег" Бондарева, то ни в одном из них вы не обнаружите ложного пафоса, костюмированного персонажа. Все они, будто закаленные ветрами Гражданской и Отечественной войн, рассказывали о самом сокровенном, что есть в человеке, – любви к своей земле и малой родине. Ведь без нее и человек не человек, а бастард.
 
Самой природой было закодировано в генах артиста изображать вожаков, лидеров, не останавливающихся ни перед какими преградами. Вот почему ему были так близки характеры Горького, Тренева. Вот почему никто, кроме него, не смог настолько убедительно и достоверно сыграть Петра Великого в спектакле "Царь Петр Алексеевич", Бориса Годунова в "Царе Федоре Иоанновиче". Двадцать лет он перевоплощался в кровавого Бориса, и каждый раз потрясенный зал рукоплескал ему, находя параллели с современной властью. Казалось, чеховские герои не его коронка, но так только казалось, ибо когда он выходил в образе Лопахина в "Вишневом саде" или Сорина в "Чайке" – тут и возникал тот самый катарсис, ради которого зрители приходят в театр.
 
Будучи воспитанником Школы-студии МХАТ, Виктор Коршунов сумел на практике соединить две ветви русской академии актерского мастерства: Константина Станиславского и Михаила Щепкина и много лет учил этому своих воспитанников в Щепкинском училище. К тому же династия Коршуновых продолжает отцовскую линию жизни. Сын Александр Коршунов – актер Малого театра теперь возглавляет театр "Сфера", завещанный ему его матерью Екатериной Еланской, а внучка и внук тоже заразились лицедейством. Так что Виктор Иванович Коршунов оставил после себя богатое наследство, дай бог каждому.
 
28.04.15             Любовь ЛЕБЕДИНА           Источник
 

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru