Rambler's Top100

Владислав Третьяк: Люблю жить по-русски

Владислав Третьяк: Люблю жить по-русски
 Наш собеседник –  трехкратный олимпийский чемпион, президент Федерации хоккея России, лучший хоккейный вратарь ХХ века, депутат Государственной Думы РФ Владислав ТРЕТЬЯК.

– Владислав Александрович!Насколько известно, вы начинали с плавания. А как взялись за клюшку?

– Действительно, я, как и старший брат, сначала занимался плаванием. Затем увлекся прыжками в воду. Прыгал с пятиметровой вышки. Высота поначалу казалась огромной, а вода – твердой, как асфальт. Именно тогда научился преодолевать страх.

Однажды с друзьями спозаранку отправился на Ленинградский проспект. Видим, у Ледового дворца ЦСКА вавилонское столпотворение – шел набор в хоккейную школу. Тренеры проверяли умение кататься задним ходом. Мы по воскресеньям устраивали семейные походы на каток в Парк имени Горького, и я к этому времени уже хорошо стоял на коньках. Так я оказался в числе четверых, принятых в знаменитый клуб.

Прошел по конкурсу как нападающий. И с тех пор регулярно посещал тренировки – три раза в неделю по полтора часа. Целый месяц с нетерпением ждал, когда вместе с другими новичками выдадут хоккейную форму. Однажды не выдержал и, когда никто не хотел играть на воротах, подошел к тренеру и сказал: «Если дадите настоящую форму, то буду вратарем». В ответ услышал: «А не боишься?» «Чего бояться?» – простодушно удивился я и отправился в ворота. Я тогда еще не знал, как больно бьет шайба и, вообще, как тяжела доля вратаря…

 Больше всего в то время хотел получить настоящую хоккейную форму. И получил. К синякам привык быстро, а вот к неудачам за все годы, проведенные в хоккее, так и не смог. Переживаю очень болезненно.

– Вы с 17 лет играли в мощнейшем ЦСКА. Анатолия Владимировича Тарасова называли и сейчас, и тогда великим тренером. Но сегодня звучат нотки, мол, был силен, однако деспотичен.

– Я к Тарасову отношусь с глубоким и неизменным уважением, хотя есть люди, которые его не любят. Он – удивительный тренер и психолог от бога. Многие недоумевали: в 17 лет Третьяк играет за ЦСКА, а Тарасов обещает, что будет и в сборной. Говорили: у нас ведь есть Зингер – он не хуже. А Тарасов всех убедил: пока жив Коноваленко, пусть Третьяк учится, будет вторым, но вырастет – и у нас появится настоящий вратарь. Анатолий Владимирович не ошибся, а я его не подвел: 15 сезонов оставался первым вратарем сборной. У Тарасова были и чутье, и предвидение. Великое счастье, когда на жизненном пути встречается такой наставник!

– Говорят, что в старые времена за вами гонялись агенты из НХЛ, к себе приглашая.

– На банкетах после чемпионатов мира ловили. И официально подходили, и так. Огромные деньги давали. И остаться у них предлагали, и убежать. И не только мне.

– А вы?

– Мы вежливо улыбались, качали головами – «ноу-ноу». В ту пору в нашей команде не было ребят, которые бросили бы страну, просто уехали из Советского Союза.

– А в нынешнее время в НХЛ тренером на постоянную работу не звали?

– Звали тренером вратарей официально и с постоянным местом жительства, но я твердо отказывался. Хотя многие почему-то уверены, что я работал в Канаде. Не жил я там никогда и не играл. Всегда хотел жить только в России и нигде больше. У меня здесь дом, семья. Я очень русский человек и люблю жить по-русски.


Подготовили Павел АНОХИН, Николай ДОЛГОПОЛОВ

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...






«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru