Rambler's Top100

Как у нас ограбили дачу

Как у нас ограбили дачу

Ночью позвонили с плохими новостями. Нашу дачу ограбили.

Мы, не выспавшиеся, рано утром поехали смотреть масштаб бедствия.

Муж сосредоточенно вел машину, я грустила, смотрела на по-весеннему бесснежные поля, проносящиеся за окном, и вспоминала...

Грабили наши дачи бессистемно, но регулярно. Перед Новым Годом кто-то обязательно получал "подарочек". 

Мы так вообще отличились 7 лет назад. Нас тогда не просто ограбили: воры неделю прожили в нашем доме на полном пансионе: спали в наших постелях, жгли наше электричество, ели наши консервы, грелись нашими обогревателями.  

Так как залезли они через окно второго этажа, на котором не было ставень, то ходить в туалет, который на улице, было неудобно. И они - догадливые, сука! - чтобы не гадить там, где живут, мирно срали в наши кастрюли, накрывали их крышечками, и относили на второй этаж, чтоб не воняло.

Когда пустые "горшки" закончились, воры поняли, что олл-инклюзив подошел к концу, красиво "как было" застелили кровати и ушли через окно второго этажа, прихватив велосипед. Добрые такие ребята, ага...

Той весной нам пришлось делать скоропостижный ремонт, покупать новую посуду, матрасы и постельное бельё... 

Летом к нам в гости приехали друзья на шашлыки.

- Какая у вас чистенькая, новенькая дача! - восхищались они, доедая мясо.

- Это случайность, - сказала я и рассказала про воров и горшки.

- Еле отмыли тогда посуду после диарейных воров, - добавила я, кивнув на кастрюлю с картошкой.

Лица друзей синхронно вытянулись, дав нам с мужем повод для хохота на неделю вперед.

А этим летом, в самый разгар дачного сезона, ограбили Наильку из крайнего дома.

Бесстрашные дерзкие воры высадили окно и забрали добра на триста тысяч: технику, шмотки, золотые украшения.

- Зачем тебе на даче украшения, Наиль? - спросила я. - По грибы ходить?

- У меня гости бывают, у мужа с работы, например, я хочу хорошо выглядеть, а что такого? - Наиля пожимает плечами.

- Ну, не знаю, странно как-то...

У меня полное ощущение, что это из серии "куртка кожаная...две!", но я молчу: у человека неприятнности, нехорошо злорадничать.

Хоть Наилькина "хата с краю", но она устроила скандал нашему садоводству и заставила нанять сторожа на общие деньги.

Задача сторожа - быть. Особенно зимой. Гадать кроссворды. Дважды в сутки обходить участки по периметру. Топтать снег. Чтобы потенциальные воры знали: тут кто-то есть и не лезли. Если что - звонить председателю. Всё. Не сложно.

"Надо нанять кого-то из местных", - решили мы.

На собеседование потянулись вереницей пьяницы из ближайших деревень. Они тряслись от усердия и похмелья. "Толку от таких сторожей - с гулькие хер!" - внятно выразила наши мысли Наилька.

Мы приуныли. Что же делать? Где брать сторожа?

И тут пришла она. Представилась: "Машка. 20 лет".

Худенькая, неухоженная, дикая, заросшая.

Смотрела исподлобья. Из-под длинной чёлки. Глаза - ножи. Острые, холодные, хитрые. Вообще не верилось, что ей 20 лет. Взгляд выдавал все сорок, а то и пятьдесят.

Глаза старого заматерелого волка, вожака стаи, а не девочки-студенточки.

Спросила глухим прокуренным голосом:

- Денег сколько?

Мы назвали сумму.

- Я согласна быть сторожем, - сказала она Председателю.

Мы  им переглянулись.

- Нууу, это вообще-то опасно...- начала я отговаривать девочку.

- У меня водолаз.

- Какой водолаз? При чем здесь водолаз? - удивился Председатель.

- Собака такая. Большая. Я сейчас приведу...

- Не надо! - в один голос сказали мы с Председателем.

- Меня тут знают, - хрипло сказала Машка. - Я вроде как...авторитет среди местной шпаны. Я скажу - и сюда к вам не сунутся...

Мы пообещали подумать.

Когда она ушла, Председатель нашего Садоводства тяжело вздохнул:

- Скоро детей на работу будем принимать. Взрослые - все сопьются... Где это видано: бабу- в сторожа!

На следующее утро Машка привела ко мне на участок огромную черную меховую собаку, почти пони.

- Это Меч, - сказала Машка вместо "здравствуйте".

- Ого! - сказала я вместо "здравствуйте".

- Вы не смотрите, что он добрый. Так просто кажется. Если надо - он загрызет человека, - пояснила Машка.

- Не надо! - испугалась я.

- Ну что, берёте нас с Мечом сторожем?

- Нам ещё надо посоветоваться, - попыталась я размазать ответственность. 

Машка в ответ полоснула меня холодным взглядом, мол, мне что, каждый день к вам на поклоны ходить?

- Слушай, заходи, я тебя чаем напою, а сама пока председателю позвоню, уточню, - говорю я, распахивая калитку.

Машкахмуро кивнула, вошла.

- А можно кофе?

- Можно кофе.

Я пошла в дом первая, они с Мечом - за мной.

Машка мялась в прихожей.

- Ну, что ты там замешкалась, проходи за стол, - улыбнулась я, засыпая кофе в турку.

- Я собаку парковала...

- "Парковала", - засмеялась я. - Кстати, ей не надо дать воды? Жарко же в такой шубе летом...

- Я дала уже, у тебя там ведро у колодца стояло...

"Да уж, самостоятельная девочка, не пропадет, - подумала я. -И на "ты" перешла без реверансов..."

- А поему Меч? - решила я поддержать беседу. - Типа, "кто к нам с мечом придет, тот от Меча и погибнет"?

- Нет. Меч от слова "Меченый". Его щенком бросили хозяева, уехали в город на зиму. Бросили замерзать. А он щенок домашний. Не умеет охотиться. Его подрали местные собаки. Он добрый был, дал себя подрать. Вон весь бок в шрамах. Я его спасла. Забрала себе, накормила, вылечила, объяснила, что нельзя быть добрым...

Машка, чуть стесняясь своей угловатости, села на краешек дивана, и с хмурым любопытством зыркала по сторонам.

- Слушай, может, ты голодная? Я могу накормить тебя! Котлеты, правда, вчерашние, но все равно очень вкусные...

- Давай.

Мы как бы сразу определили роли: она - главная, я - подай-принеси.

Я включила мультиварку. Режим подогрева.

- Зачем ты в мультиварке греешь, вон же микроволновка есть? - спросила Машка.

- Она сломана, - махнула я рукой. - Перегорело там что-то...

- Ясно.

Машка жадно и сосредоточено ела котлету с овощным салатом, низко склонившись над тарелкой, будто боялась, что отберут. Ну, волчонок! Чистой воды волчонок!

Молчать было неловко.

- Слушай, а почему ты не учишься в институте? Ну или техникуме? - спросила я.

- У меня два брата младших. Погодки. Три и пять лет. Отец умер. Мать спивается. За братьЯми смотреть некому...

- Ох, - выдохнула я с сочувствием.

- Нормально, - не приняла жалости Машка. - Все так живут, крутятся как могут.

- А парни в деревне есть?

- Не спившиеся? - не поняла вопроса Машка. - Нет. Нормальных нет. Все пьют. В деревне остались старики, собаки и пьяницы.

- А как же дальше? Как ты видишь свое будущее? 

- Подниму братьев до паспорта и в Москву слиняю... Мужа найду, работу...

- Так это ж когда, к старости?

- Почему же к старости? Мне 30 будет. Как тебе...

- А, ну да. Всё время забываю, что тебе всего 20...

Машка хмыкнула, сочла за комплимент, хотя любая другая женщина стесняется выглядеть старше.

- А с отцом что? - спрашиваю я как бы невзначай. 

- Несчастный случай, - говорит Машка голосом Жеглова. - Нам без него лучше. Никто руки не распускает...

Возможо, Машка и есть несчастный случай, но я не хочу этого знать.

Накоец, она поела, протерла мякишем тарелку начисто, отодвинула от себя.

Я поставила перед ней чашку кофе, сахар, печенье, шарлотку, которую пекла сама.

Она отпивает глоток кофе, жмурится от наслаждения.

В Машке сквозь дикие волчьи проступают девичьи черты.

- Страсть как люблю кофе, - доверчиво поясняет она. - В гостях только пью. Сама не могу купить. Дорого. А конфет нет?

Я полезла в буфет, достала шоколадку.

- Вот, вместо конфет...

- Ага! Тоже хорошо. Мы с братьями страсть как конфеты любим!

Машка говорит с характерным деревенским акцентом. Меня это умиляет.

На прощание я сгребла ей пакет сладостей в подарок братьЯм и полбанки растворимого кофе.

- Ну что там с Председателем? - спросила Машка, с достоинством приняв дары как само собой разумеющееся. А что? Дают - бери.

"Татаро-монгольское иго прям", - подумала я, удивившись отсутствию элементарного "спасибо".

- Ты принята. С октября. - сказала я, хоть и не дозвонилась Председателю. Ладно, потом позвоню и договорюсь.

 Жалко девчонку. Пусть подработает. Не сладко ей, поднимать братьёв...

Это было летом. А сейчас - зима.

И вот у нас, несмотря на наличие Машки и Меча, ограбили дачу.

...Мы с мужем опасливо входим в разбуженый дом. Воры аккуратно вскрыли ставню на окне, смотрящем в сторону леса, вместе с оконной рамой. Даже стекла целы.

Наши соседи на зиму вывезли с дачи всё, что смогли отодрать от пола, даже дверь от холодильника увезли (кому он нужен, холодильник, без двери?), а мы оказались менее предусмотрительными. Понадеялись на сторожа...

Поэтому воры вынесли обогреватель, чайник, газовую плитку, шмотки какие-то, посуду по мелочи, тушёнку и "доширак", хранящиеся на чердаке на случай перебоев с электричеством. Вроде всё. По-божески. 

- Странно, - сказал муж. - Плитку забрали, а микроволновку не тронули...

Микроволновку не тронули?

Меня прожгла догадка. Неужели?

Я вздохнула.

Машка ничего не боялась. Полная безнаказанность.

Можно, конечно, заявить в полицию, написать заявление, потратить время и нервы, но зачем? Чтобы Машку и ее сообщников (не одна же она перла обогреватель и чайник?) посадили в тюрьму? А кто же будет поднимать братьЁв?

Вещи уже наверняка не вернуть, шмотки копеечные, а обиженный волчонок придет и отомстит. Например, сожжет дом. Он уверен: нельзя быть добрым.

Бог с тобой, Машка... Живи спокойно. Пей чай из моего чайника, грейся моим обогревателем, носи мои шмотки, корми Меча моей тушёнкой. На здоровье...

Счастья тебе, Волчонок. Не буду я на тебя заявлять. Знаешь почему?

Потому что можно быть добрым, Машка, можно...

Источник

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Приусадебное хозяйство





Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом


















ИЗ КАКИХ СТРАН ЗАХОДЯТ К НАМ ПОСЕТИТЕЛИ

 free counters