Rambler's Top100

Люди и судьбы. Колчак и Папанин.

Люди и судьбы. Колчак и Папанин.

Я родился в 1937-м, а Папанин совершил свой знаменитый дрейф на льдине в 1937 – 1938 –м. Читать я начал в 1945-м, а тогда слава Папанина гремела по всему СССР и, понятно, для меня он был святым, на которого можно было только молиться. Ну, я и молился! И мечтал сделать хоть маленькую часть того самого для своей Родины! Четыре богатыря Земли Русской – Папанин, Федоров, Ширшов, Кренкель. Имена богатырей я запомнил навеки. Потом где-то мелькнуло, что Папанин родом из Севастополя. Мелькнуло и забылось. А зачем? И так все ясно. Герои рождаются не в каком-то одном, определенном, месте, как все прочие. Они были, есть и будут всегда!

Пролетели годы. В 1969 – 1975-м я работал в Западном речном пароходстве (ЗРП), тогда я был вторым помощником капитана на судне типа «река-море», а старшим к нам пришел некий Б., бывший зять Папанина, на несколько лет старше меня. До этого он работал капитаном на научном судне, которое принадлежало институту, а институтом этим руководил его родственник Папанин.

Под эгидой родственника Б. делал блестящую морскую карьеру, но вдруг его жена, (говорили, что она - племянница Папанина), нашла новую любовь, она с ним развелась, выгнала его из квартиры в Москве, которую им сделал ее дядя. Б. слетел с должности капитана белоснежного красавца - теплохода и был сослан на должность старпома моего судна, которое было вовсе неплохим, но не белым, а, наоборот, черным. Как это принято у русских, Б. начал пить, вскоре он окончательно спился, а когда Б-ва выгнали уже и из нашего пароходства, я работал старпомом на другом судне. Куда потом делся Б., я не знаю, но после этого я заметил на белоснежном кителе Папанина небольшое пятнышко. Но это – пустяки, по сравнению…

Пролетели еще годы. В 1982 – 1991-м я работал капитаном на транспортном рефрижераторе (МТР), в рядом со мной 10 лет работал стармехом Толя С., мой одногодок и приятель, отличный механик, которого в 1991-м списали из плавсостава по состоянию здоровья и он потом умер в возрасте 60 лет – внезапно, как это обычно и бывает, остановилось сердце. Родом Толя был из Севастополя, но его родная тетка тогда работала в Калининграде секретарем райкома КПСС и сделала ему квартиру. Так нас и свела судьба. По своим убеждениям Толя был, как сейчас говорят, ярым коммунистом и патриотом, а обо мне вы все узнаете из данной статьи. За 10 лет совместных плаваний и застолий Толя рассказал много интересного. Ну, например.

Дед Толи когда-то был членом Крымского Ревкома, а я тогда уже знал кое-что о крымских расстрелах и все спрашивал – а его дед стрелял? Толя отнекивался, но как-то вяло, видимо, к тому времени он уже стеснялся того, что его дед, все-таки, стрелял. А иначе – зачем он там был нужен? Ну а тот дед, как и положено, в 1937-м сгинул без следа в каких-то севастопольских подвалах, но на семью это не повлияло и они оставались честными и преданными коммунистами.

И вот началась война. Толя рассказывал так: – «Представляшь, 22-го июня первая немецкая бомба упала в наш двор, но не взорвалась. А люди вокруг радовались и говорили, что, дескать, есть бог на свете, потому первая бомба и упала во двор коммунистов. Представляешь, какие люди?!». В ответ я только помалкивал и думал… А Толина бабка еще до войны говорила: - «Ничего бы ему не было, если бы молчал, а то пошел, старый дурак, в НКВД…, заступаться». В 1942-м, еще до падения Севастополя, Толя был эвакуирован на корабле в Грузию, в Поти.

Толин родной дядя, брат отца, был в Севастополе полковым комиссаром, а на подводной лодке, на которой спасался командарм Петров, полковому комиссару места не досталось, и когда немцы прижали наших к морю, Толин дядя застрелился. Я потом нашел описание этого случая в мемуарах, но Толи уже не было в живых. Жизнь Толи в Грузии ничем не интересна, разве только тем, что их воспитательница постоянно пересчитывала своих птенцов и просила быть осторожными и не попасть в те пирожки, которыми бойко торговали вокруг их детдома. Нашла Толю родная мать через несколько лет после окончания войны.

Пролетели еще годы, Папанин так и оставался Героем Арктики, но вот сегодня мне в руки попал свежий номер «Новой газеты», в котором журналист Елена Дьякова разместила свою статью под названием «Два капитана: Колчак и Папанин». Там я и узнал кое-что новое. Вот цитата: – «ЧК, Севастополь, декабрь 1920-го… С ноября 1920г., по рекомендации Р. Землячки, Папанин назначен комендантом Крымской ЧК… Только в Севастополе тогда расстреляны от 12 до 29 тысяч человек! По Крыму – свыше 100 тысяч человек, включая раненых и врачей «белых» лазаретов. В первые дни установления соввласти в городе Исторический бульвар и иные улицы были увешаны трупами «бывших»…

Папанин прослужил в КрымЧК год. Тот самый год!». Конец цитаты. Кстати, Адмирал Колчак до того геройствовал тоже в Севастополе, был Командующим Черноморским флотом; и его героизм, и его горькая любовь к Анне Тимирёвой, и его гибель от кровавых рук Иркутского ЧК, и его смерть подо льдом замерзшей реки – все это теперь уже читано-перечитано, и… и не пережито, и всегда стучит в мое сердце.

Сейчас 2016-й год. Ребята, помолчите, перестаньте жевать и вдумайтесь! Как, однако, тесна наша земля! Где враг Колчак, где герой Арктики Папанин, где его зять - алкоголик Б., где Толя С. с его многочисленной родней, сделавшей карьеру: его дед – пламенный революционер в Севастополе, его тетка – процветающий секретарь райкома в Калининграде, его дядька – застрелившийся в 1942-м, и тоже в Севастополе, полковой комиссар, и где я? И, однако же, все переплелось, все сплелось в один клубок, все скрытое стало явным, и я сегодня читаю этот свежий номер «Новой газеты», и сердце сжато… О, это горькое счастье! Жернов Истории мелет медленно, но верно! Сейчас такое, вот, противоречивое время, зерно еще не смолото.

Понимаете, ребята, жизнь – это борьба!? У верблюда два горба, потому, что жизнь – борьба. И борьба эта идет всегда, но не по прямой, слева направо, а по синусоиде, волнообразно. Так устроен Мировой океан, так устроен наш мир. И волны эти мы наблюдаем всю жизнь. Например, в 1991-м Ельцин был на танке и смерти он не боялся, она была рядом, и он тогда рисковал, но он её презирал и смеялся ей в рожу, а в 2000-м он же отдал страну за собственную безопасность. Люди меняются быстро! Вот вам пример той самой волны. А что же Колчак?

Колчак с Анной Тимиревой, они теперь уже герои! Но, и Папанин, он тоже, пока еще, герой, и дед Толи С., и Землячка, и Бела Кун, и вся КрымЧК – все те, кто когда-то упивался чужой кровью, кто когда-то пьянел от чужой крови, они все тоже, пока, герои. А кто же виноват, что только в Крыму, подумать только –Сто Тысяч! – молодежь, надежда страны, лучшие сыны России, без страха и упрека, а вместе с ними и Адмирал Колчак, а вместе с ними и все те миллионы по всей России, кем страна должна бы гордиться, все они убиты выстрелом в затылок? Кто убил? Виноватых нет! Кругом одни герои, а убийц нет! Все хотели счастья своей несчастной Родине, а потому и убивали миллионами. А ведь давно сказано: - «Не убий!». Нельзя убивать! Даже одного! Все тайное станет явным. И никакая классовая целесообразность вас не спасет! Никогда! А примером тому данная статья.

Интересно, о чем они думали тогда, когда убивали? Разве чудом оставшиеся в живых дети и внуки когда-то забудут? Я думаю - убийцы были уверены, что все тайное так навсегда и останется тайным, что Советская власть навеки и на века, и что она всегда все спишет и никогда ничего не спросит. А иначе – они, возможно, и не убивали бы. А оно, видишь как, повернулось! И, то ли еще будет! Это относится и к нынешней вертикали. Это – истина на века!

Я никогда не думал, что доживу до того дня, когда настоящий Адмирал Колчак будет признан Героем России, а советский адмирал Папанин будет назван кровавым убийцей. Надеюсь дожить и до того дня, когда не только Папанин, когда все палачи и убийцы будут так и названы - убийцами и палачами. Это надо не мертвым! Это нужно живым! В заключение приведу стихотворение Анны Ахматовой:

Для того ль тебя носила я когда-то на руках, для того ль сияла сила в голубых твоих глазах!

Вырос стройный и высокий, песни пел, мадеру пил, к Анатолии далекой миноносец свой водил.

На Малаховом кургане офицера расстреляли. Без недели двадцать лет он глядел на белый свет.

Для того ль тебя носила
Я когда-то на руках.
Для того ль сияла сила
В голубых твоих глазах!

Вырос стройный и высокий.
Песни пел, мадеру пил,
К Анатолии далёкой
Миноносец свой водил.

На Малаховом кургане
Офицера расстреляли.
Без недели двадцать лет
Он глядел на Божий свет.

Никто не забыт! И ничто не забыто! А теперь можно продолжать и жевать, если только ваши зубы не стиснуты намертво, если только не ком застрял в вашем горле.

9.12.16      Николай ТКАЧЕНКО

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:
















"ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ" УЧИТСЯ...















 





 




 




 




 




.


Мы и общество...









* * *

ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ

I

Я вступаю в третий возраст...
Говорят, ещё не поздно
Начинать и что-то пробовать с нуля.
Появляется возможность
По ночам смотреть на звёзды
И по крышам до утра одной гулять...

Припев:

Третий возраст — странный возраст...
В нём немного ближе звёзды.
Третий возраст — это молодость души.
Больше времени подумать,
Вспоминать былую юность,
А вообще-то, наступает время жить!..

II

И однажды, на рассвете,
Может, кто-то заприметит,
Как гуляю я по крышам в тишине...
Он такой же, одинокий
И мечтает о полёте
В невесомой и зовущей вышине...

Припев.

III

Ну а если быть серьёзной:
Что такое третий возраст?
Это время собирания плодов,
Подведения итогов...
Ну, а впрочем, ещё много
Впереди того, что дарит нам любовь!

Припев.


Надежда БУРЦЕВА



Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом



























  



Странная штука жизнь: все время чего-то ждешь. Зимой – лета, летом – отпуска, и все время – Новый год. В отпуск и в Новый год с тоской ждешь, когда праздник кончится. Не хочешь об этом думать, но каждый день невольно ловишь себя на мысли, что ждешь.
 
Когда рождается ребенок, с нетерпением ждешь его первых шагов, потом первого слова, дальше первого сентября, чтобы отвести его, наконец, в школу. Потом ждешь выпускного и какой-то определенности: техникума или института. Если ждешь армии, то потом ждешь, когда вернется. Ждешь своей квартиры, потом размена, чтобы жить от этого же ребенка отдельно. Ждешь внуков, потом ждешь, что тебя, наконец, поймут их родители.
 
Ждешь, когда пройдет болезнь, потом с надеждой ждешь, что к этой старой болезни не добавятся новые. Так проходит жизнь. Единственное, чего не ждешь – смерти. Она приходит в результате всех этих ожиданий и до последнего кажется, что момент еще не настал.



 
Ну как же? А Новый год? А лето? Вот с этой мыслью все и заканчивается...
 
Наталья АНДРЕЕВА, "Утро ночи любви"