Rambler's Top100

Свобода

Свобода

Когда я работал на флоте, в 50 - 60-х, у нас там были представители только трех наций – русские, украинцы и белорусы. Остальные нации были умными и в рыбаки не ходили. А если точнее, им тогда и не открывали, как визу № 1 (с заходом в инпорты), так и визу № 2 (без захода в инпорты), и следили за всем этим наши доблестные органы, которых, в обыденном разговоре, называли не иначе, как словом «контора». Ну, чтобы враг не понял. Как известно, на скотном дворе все животные равны, но некоторые из них, все-таки, равнее других. Вот, за тем, чтобы в моря ходили только наиболее равные и самые надежные советские граждане, и следила неутомимая «контора».

Дальше, мы будем говорить только о тех же восточных славянах. И назовем их, условно, так – украинцы (буйные), белорусы (тихие), и русские (безразличные). Над белорусами беззлобно потешались. Ну, например, сходятся нос к носу два судна, обменяться фильмами, и начинается разговор, с подоплекой: - «А белорусы у вас есть? – Ёсть! Ёсть! – Ааа, а мы своих утопили!». А любители сочиняли и целые поэмы, с такими, например, словами: - «Лас - Пальмас и Санта- Крус посещает белорус, где за тысячу песет и обут он и одет».

Сегодня мало кто помнит, что после войны Гибралтар был единственным местом, где «отоваривались» советские рыбаки и китобои. Правда, в отчетах тогда писали, что заход был «для отдыха». Но, все читали между строк. Именно, «отоварка» и была той вишенкой на торте, о которой рыбак (китобой) и мечтал весь свой долгий рейс. Правда, были и такие, кто слова об отдыхе понимали буквально, они и отдыхали по-русски, то есть, пили, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, в 60-х, наши рыбаки стали ловить рыбу и в Африке, например, в Гвинее, и теперь всем им надо было открывать визу № 1. Кроме того, вместо Гибралтара стали они заходить, «для отдыха», на Канарские острова. Вот, все это и было отражено в тех поэмах, отрывок из которых приведен выше.

С тех пор прошли годы и десятилетия, многое изменилось, рыболовный и китобойный промыслы почти заглохли, и теперь моряку достаточно позвонить по телефону в любую соответствующую контору и договориться о рейсе без всяких, там, кавычек.

Перейдем, однако, в наше время. «Все мы равны в созвездии братских республик страны!» (Джабаев). Да, это так, но русские, например, всегда были более равными, чем другие братья по классу, они всегда были старшими братьями, и это для них было важнее свободы. Побунтовали они тогда, в августе 91-го, ровно трое суток, потом проголодались, вспомнили, что в тюрьме макароны дают, и думать там не надо, ну и побрели они понуро опять восвояси, где и сидят до сих пор, наслаждаясь своим званием старшего брата. Одним словом, безразличные. Ни кола, ни двора! А если кто в этом сомневается, то для того у нас и армия есть.

Теперь, о хохлах. Эти тоже были братьями, но, чуть поменьше. Зато они всегда были самыми буйными. Потому они и восстали, свергли своего диктатора, получили свободу в свои руки, но, тут и выяснилось, что там еще и работать надо. Свободу на хлеб не намажешь, а работать они не привыкли, так у них и пошло с тех пор все - вкривь\вкось, то есть, через пень\колоду.

Осталась одна надежда - на белорусов, ну, чтоб и свобода была, и кусок хлеба, желательно, с маслом. На них меньше всего надеялись, а зря. Да, и на кого еще? Вот, они и борются за свободу, нашу и вашу, как умеют, как учили. Борьба эта, как известно, началась давно, 4 млн. лет назад, с момента появления человека на Земле, так она и продолжается до сих пор, и отражена она в творчестве многих классиков.

«Это сладкое слово – свобода!» - название фильма; «Но где, скажи, когда была без жертв искуплена свобода?» (Рылеев); «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой!» (Гёте); «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы!», «И в мой жестокий век восславил я свободу!», «И свобода вас примет радостно у входа, и братья меч вам отдадут!» (Пушкин).

А ученые, так те даже сочинили теорию о том, что полпроцента вооруженных и решительных бойцов (душителей) решают исход схватки за свободу. Подчеркиваю - вооруженных и решительных. Вот, некий диктатор, например, имеет эти полпроцента, и даже больше, вооруженных и купленных, душителей свободы. Но он же никогда не знает, до каких пор эти силовики будут решительными? Почему они вдруг стали колебаться и предавать своего покупателя? Ничего, вроде, не изменилось, льготы, оклады - все те же, и вдруг… Но, чтобы это произошло, самые отважные и отчаянные борцы за свободу должны жертвовать своей жизнью. А это, уже, зависит от народа, от его решимости.

В чем состоит талант диктатора? В том, чтобы давить, но, не перегнуть палку, не довести до взрыва. Диктаторы - неудачники – Хусейн, Чаушеску, Каддафи, они не учли этого пустяка, потому и кончили плохо. Диктатор Янукович во-время сбежал за границу, потому и остался в живых, правда, в другой стране. А диктатор Асад пока сидит на своем троне, но только, благодаря внешним силам.

Продолжим, однако, о наших белорусах. Я охренел, когда они восстали за свободу, но это - факт. На флоте их считали самыми тихими, терпеливыми и безвредными, все были уверены, что они пришли только, чтобы заработать на корову, и вот, надо же! «Ну, все! – думаю я, состарился, потерял нюх и не заметил, что там подросло молодое поколение, для которых свобода важнее жизни». Прошёл, однако месяц, и я начал кое-что понимать. Оказалось, что белорусы действуют исключительно мирно, по – белорусски, вроде и сопротивляются, но,как-то так, не очень. Ну, как девушка, впервые, точь-в-точь. «Но, так ведь, не бывает! – подумал я. - А возможно, я что-то не понял, и там диктатор Лукашенко оказался слабоватым и обойдется без пролития большой крови?».

Увы, диктатор оказался классическим, самым настоящим, и удержался он на троне благодаря только своей решительности, иностранной поддержке, а также, тюрьмам и смертям своих противников. Мирное сопротивление диктатуре – это, как горячий лед, это – исключительно, белорусское изобретение и оно не закончится ничем, кроме поражения.

Судите сами. Вот с утра, на проспекте Победителей, их собралось 200 тысяч, они скандируют свои лозунги, они настроены решительно. Диктатор падет, вот-вот. Но, как кто-то написал в сети, взглянули они на свои часы и разбрелись по домам, есть драники. Все, революция кончилась. Или, вот, собрались они опять, 300 тысяч, ну, думаю, теперь Батьке, уж точно, хана. Мне его даже жаль стало, но, тут пошел дождь, и они опять разбежались по домам.

Дождь виноват. Или, создали они свой Координационный Совет, а Лукашенко всех членов Совета выловил и посадил. А когда показали Лукашенко и Колю с автоматами, то тут уж все 300 тысяч протестующих и оробели. Ну, кто ж мог подумать? А есть еще и Европа, и она тоже грозит диктатору пальчиком и санкциями, но, понимаете, все это – несерьёзно, дешевый газ и Белоруссия - что важнее? Диктатор только улыбается. А я тоже усмехнулся грустно и подумал: - «Природа человека неизменна. Спасибо, что хоть пытались».

Всем всего доброго!

 

 07.09. 202        Николай ТКАЧЕНКО

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:












        


Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом





Рейтинг@Mail.ru