Rambler's Top100

Красный день календаря...

Красный день календаря...
День 7 ноября - красный день календаря... Звонкими голосами декламировали мы на импровизированых школьных сценах в советские годы стихи. И только сейчас, под старость, узнаем правду. В том числе и о событиях далеких лет в нынешнем центре Москвы.
 
*   *   *
 
Упоминания о Калитниковском храме и кладбище в хронике российской жизни крайне редки и незначительны.
 
«А были события и весьма значительные,  трагические, но прикрытые завесой  строгой секретности. Так в 1918 году на территории кладбища по ночам проводились массовые  расстрелы  «контрреволюционного элемента».
 
По воспоминаниям старой москвички, «во время террора 1918 года был взят в ЧК и пропал без вести один из членов известной семьи Найденовых. Потом семье сообщили, что он, вероятно, в числе прочих казненных расстрелян на Калитниковском кладбище.
 
Благодаря сохранившимся старым связям удалось получить пропуск на кладбище, чтобы забрать погибшего родственника для захоронения. Перевернув несколько сотен трупов в поисках «своего», они, наконец, не выдержали этого страшного зрелища, и ушли, так и не обретя убиенного. Изученные ими трупы составляли малую часть огромной кучи погубленных людей…».
 
По свидетельству местных жителей, при  оцеплении кладбища посетителей или просто случайных прохожих за ограду уже  не выпускали и расстреливали «за компанию», как нежелательных свидетелей террора.
 
Подобное повторилось и в годы репрессий, страшные 30-е годы уже прошлого столетия. На этот раз  большевистская  власть  в огромных могилах закапывала  здесь «врагов народа». По преданию все массовые захоронения проводились по ночам, в овраге, пересекающем кладбище. Сейчас овраг почти не заметен и представляет собой едва заметную ложбинку, густо усеянную крестами и памятниками позднейших захоронений.
 
Источник
 
 
Одна из сторожих, живших неподалеку от кладбища, рассказывала мне ужасающие истории из времен ее довоенного детства. Она и все жители соседних с кладбищем домов видели из окон, как во рвы вокруг кладбища чекисты свозили огромное количество мертвых голых мужских и женских тел.
 
Подъезжала хлебная, обитая изнутри оцинкованным железом машина, выходило двое чекистов в кожаных черных фартуках и перчатках и специальными крючьями, чтобы не замараться, зацепляли трупы и стаскивали их в ямы. Местные могильщики присыпали трупы землей. Иногда в день приезжало пять-шесть хлебных машин-труповозок. "И всё молодые и такие гожие тела были, особенно женщины – одни красотки, – рассказывала старушка. – Лет пятнадцать возили их, почти до сорокового года, тышши тут лежат. У нас несколько поколений жильцов под эту трупарню выросло".
 
От этих рассказов делалось как-то не по себе. По-видимому,  на Калитниковское кладбище свозили перебитую московскую элиту. Здесь ОГПУ и НКВД устроили один из своих массовых могильников. Я хорошо знал эту старушку, много с ней говорил, она не была способна врать. Выждав минуту, когда никого не было, я спросил старика-настоятеля, бывшего обновленца, правда ли, что сюда свозили тела расстрелянных с Лубянки.
 
На мой вопрос он оглянулся, нехорошо матерно в алтаре выругался и сказал: "Я здесь с тридцать восьмого года служу, сам видел, – и добавил шепотом: – Тогда каждого так можно было – слово скажешь и конец, тут их целый город закопан". Потом, в годы перестройки, в коротичевском "Огоньке" была статья, где описывались эти массовые захоронения лубянских палачей и сообщалось о том, что теперь в этих местах поставлен памятный крест над братской могилой.

Алексей СМИРНОВ       Источник

Комментарии к статье
  • Людмила
    camantana@mail.ru
    А элита из кого была? Советской Власти здравия и долгих лет желала или как? Среди моей родни рабоче-крестьянский класс, и никто не сидел ни за политику, ни за уголовщину, Вообще ни "сидельцев", ни казненных не было и нет.

    ОТВЕТ РЕДАКЦИИ; Мы рады за Вас.

Страницы: 1
Добавить комментарий


Читайте также:





Мы и общество...

Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом

Странная штука жизнь: все время чего-то ждешь. Зимой – лета, летом – отпуска, и все время – Новый год. В отпуск и в Новый год с тоской ждешь, когда праздник кончится. Не хочешь об этом думать, но каждый день невольно ловишь себя на мысли, что ждешь.
 
Когда рождается ребенок, с нетерпением ждешь его первых шагов, потом первого слова, дальше первого сентября, чтобы отвести его, наконец, в школу. Потом ждешь выпускного и какой-то определенности: техникума или института. Если ждешь армии, то потом ждешь, когда вернется. Ждешь своей квартиры, потом размена, чтобы жить от этого же ребенка отдельно. Ждешь внуков, потом ждешь, что тебя, наконец, поймут их родители.
 
Ждешь, когда пройдет болезнь, потом с надеждой ждешь, что к этой старой болезни не добавятся новые. Так проходит жизнь. Единственное, чего не ждешь – смерти. Она приходит в результате всех этих ожиданий и до последнего кажется, что момент еще не настал.



 
Ну как же? А Новый год? А лето? Вот с этой мыслью все и заканчивается...
 
Наталья АНДРЕЕВА, "Утро ночи любви"