Rambler's Top100

В колледже увековечили память Героя Советского Союза Г.Г. Тарасова

В колледже увековечили память Героя Советского Союза Г.Г. Тарасова

В Тверском колледже имени А.Н. Коняева торжественно открыли мемориальную доску выпускнику учебного заведения, Герою Советского Союза Г.Г. Тарасову.

Георгий Григорьевич закончил в 1925 году Калининский механико-строительный техникум (ныне – Тверской колледж имени А.Н. Коняева), затем возводил города и строил московский метрополитен, укреплял рубежи страны на государственной границе. На войне - с самого ее начала. 

*   *   *

 

Родился Георгий Григорьевич в деревне Тредубье Калининской области в семье крестьянина-бедняка в 1905 году. И уже в восемь лет освоил первую трудовую профессию - пастушка. Неизвестно, сколько ему предстояло нагуливать барских коров, если бы не революция. 1917 год изменил жизненный путь паренька. Поступил он в школу учиться. Через несколько лет одним из первых вступил в комсомол.
 
Довелось Георгию побывать тогда в Петрограде - за учебниками послали. Впечатления от города на Неве буквально захватили его. Прошел он по городу, увидел широкие проспекты, неповторимые по красоте соборы, мосты.
 
Расспрашивал прохожих. Люди охотно поясняли - это улица архитектора Росси, этот дворец по проекту Растрелли, а этот - Брюллова. И запала юноше тогда мечта - стать архитектором, возводить новые дома, а быть может, и города. Это оказалось вполне возможным и доступным. В Твери, в механико-строительном техникуме открылось отделение архитектуры. Туда и поступил двадцатилетний Георгий Тарасов.
 
Страна находилась на стремительном подъеме первой пятилетки. И дети рабочих и крестьян с дипломами архитекторов разъехались из Твери во все ее концы. Им предстояло участвовать в сооружении фабрик, заводов. И пусть пока было не до дворцов. Объектов, где требовались горячие сердца и пытливые умы, было достаточно: Магнитка, Кузнецк, Днепрогэс...
 
Но не пришлось Георгию работать сразу по специальности - призвали в Красную Армию. И вот тогда-то впервые познакомился он с Дальним Востоком, краем овеянным романтикой. Служба, в основном, проходила на Сахалине. Потом перебросили в Иркутск.
 
В 1933 году по мобилизации комсомола Георгий Тарасов отправился на сооружение Московского метрополитена, строил в районе станции "Кировская".
 
В ноябре 1933-го снова призыв в Армию. В военкомате Тарасов узнал - ехать ему снова на Дальний Восток, в места, где начинался город за первыми шагами которого следила вея страна. Следила, начиная с того памятного дня, когда в село Пермское на Амуре пароходы "Колумб", "Коминтерн" и барка "Клара Цеткин" доставили первые группы молодых энтузиастов-рабочих "Дальпромстроя". На месте, отвоеванном у тайги, в городе, где пока что и улиц-то не было, стремительно начал сооружаться гигант судостроения. С каждым днем на площадке возникали новые объекты, прибывали новые партии добровольцев, но квалифицированные рабочих не хватало, и отправился эшелон красноармейцев строительных частей на помощь.
 
Четыре недели через всю страну шел эшелон. Формировался
батальон в основном из комсомольцев. И вот 23 декабря 1933 года бойцы высыпали из теплушек на перрон Хабаровска. Недолгие сборы, тренировки. Через три дня выступили. Идти предстояло по льду Амура, преодолеть сотни километров бездорожья. Иного пути в Комсомольск в ту зиму не было.
 
...С песнями выходила колонна бойцов из Хабаровска. Прохожие останавливались, провожали их взглядами. Интенданты постарались - одели батальон в новые полушубки, в новые шлемы с подушниками, в валенки. С полной выкладкой, старательно держа равнение, шагали первые километры красноармейцы, в основном - новобранцы. Но вскоре повалил густой снег. Идти стало труднее. Еще полчаса назад слышались шутки и смех, а теперь каждый сосредоточил внимание на дороге. С нетерпением ждали первого привала на Черной Речке.
 
Второй день похода оказался еще труднее. Болели натруженные ноги, лямки вещевых мешков резали плечи. Тем, кто обес силил, на помощь приходили товарищи... Но на коротком привале заиграл вдруг гармонист "Барыню". Один из бойцов, немолодой уже, вышел в круг и пошел в присядку. Повеселели лица парней, воспрянули они духом, почувствовали, что есть силы преодолеть усталость.
 
После нескольких дней похода красноармейцы привыкли и к морозу, и к обжигающему лицо ветру. Перестали думать о километрах, считать шаги и смотреть под ноги, перестали думать о грузе за плечами. Нет-нет да и затянет кто-то песню, подхватит ее строй - идти легче.
 
Шагал батальон по снежной равнине Амура, по местам, овеянным легендарной славой дальневосточных партизан, по местам героическим. И эта мысль вдохновляла, трудности пути казались не так уж и значительными. Останавливались на ночлег в немногочисленных селах. Встречали их местные жители - нанайцы и каюры - гостеприимно, угощали чем могли, отводили под ночлег лучшие места.
 
Наконец - последний, самый длинный переход - 60 километров. В Комсомольск колонна военных строителей вошла ночью. Митинг проходил при свете автомобильных фар. Речи бойцов были короткими, но страстными, словно воинская присяга...
 
Четыре года провел Георгий Тарасов в Комсомольске. Сначала он был назначен начальником строительных мастерских, а потом работал прорабом корпусного цеха на судостроительном. Юный город с непрерывно звучащей симфонией кипучей стройки полностью поглотил его, позволил в полной мере раскрыться строительным способностям.
 

 

--------------------

Источник

 

 

16 апреля сорок пятого года передовые подразделения 9-го гвардейского корпуса достигли Одера и Альт-Одера в районе города Бад-Фрайнвальде.
 
Корпусной инженер Тарасов, прибыв с саперами к реке, сразу же опытным глазом определил: переправляться через эту водную преграду будет очень трудно. Все складывалось не в пользу наступающих — широко разлившаяся река, большая скорость течения, высокие дамбы по берегам. Гитлеровцы хорошо подготовили здесь оборону. Их пулеметы, минометы и орудия пристреляли каждый метр берега и водной глади. Устроив пункт управления в развалинах каменного дома на самом берегу, Георгий Григорьевич сказал своим помощникам:
 
— Орешек крепкий, но раскусить его надо. И как можно скорее.-
 
Ночью полковник осмотрел берег, выбрал удобные места для строительства переправ. Саперы принялись за работу. Переправочных средств не хватало, и они умело использовали подручные материалы и рыбачьи лодки.
 
И ночью и днем саперы занимались своим делом. Обстрел с вражеского берега не прекращался ни на один час. Сила огня немного ослабла, когда на немецком берегу высадилась группа наших автоматчиков.
 
— Быстрее, быстрее,— торопил полковник Тарасов саперов,— на плацдарм надо перебросить пушки и танки.-
 
Он воодушевлял бойцов, зная по опыту, что его присутствие на огненном «пятачке», его хладнокровие помогают делу. Фронтовой путь Георгия Григорьевича так сложился, что ему довелось строить переправы через многие реки, большие и малые. Под его руководством войска форсировали Оку под Белевом, Десну в районе Чернигова, Днепр под Дисмаркой, Западную Двину под Ригой, Пилицу при освобождении Варшавы. Где было легче, где труднее? Тарасов, пожимая плечами, отвечал: «Легких переправ не бывает». Всюду огонь, спешка, риск. И неизбежные жертвы...
 
На третий день корпусной инженер доложил командиру корпуса:
 
— Можно пускать танки и артиллерию.-
 
Гвардейцы перебросили технику на плацдарм, участвовали в штурме Берлина и затем быстро вышли на Эльбу.
 
Полковник Тарасов с честью выполнил свой долг перед Родиной.
 
Источник

 

За умелую организацию и личное руководство при форсировании частями и соединениями реки Одера коммунисту Тарасову и было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

 

ПАМЯТЬ НАРОДА

ПАМЯТЬ НАРОДА

ПАМЯТЬ НАРОДА

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





BR>



Мы и общество...







«ТРЕТИЙ ВОЗРАСТ» 
 

У нас третий возраст, ни много, ни мало.

А жизнь нередко других баловала…

И годы свои, мы, как видно, не спрячем:

При всех - веселимся, а внутренне – плачем…

 

Мы взрослые дяди, и взрослые тети.

И с детства, как видно, нас так воспитали,

Что все свои силы отдали работе,

Но вот о себе мы порой забывали…

 

А жизнь наступает, представьте, такая,

Которую, если серьезно, не ждали,

Когда-то мы бегали, не уставая,

Теперь меньше ходим, но больше устали...

 

Не замужем кто-то, не все и женаты,

Есть те, у кого подрастают внучата.

Так выпьем, ребята, так выпьем, девчата,

За возраст четвертый, а, может быть, пятый…

 

Нередко нам в жизни пришлось ошибаться,

Порою не в тех доводилось влюбляться.

Но сами себе мы боимся признаться,

Что жаждем любви, словно нам восемнадцать…

 
Феликс ГИНЗБУРГ    
 


Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом




Рейтинг@Mail.ru