Rambler's Top100

Пенсионеры отвоевали у коммерсанта своё имущество

Пенсионеры отвоевали у коммерсанта своё имущество

Пенсионеры не любят обращаться в суд. Они понимают, что без хороших адвокатов там делать нечего. Но не всегда разбирательство заканчивается печальным для пожилых людей исходом. Рассказывают "Аргументы и факты".

*   *   *

"Старикам тут не место..."

Южноуральские пенсионеры почтенного возраста шесть лет судились с крупным бизнесменом, который незаконно приобрёл и использовал муниципальное имущество.

 

«Лично моих денег ушло 252 тысячи, — челябинка Нина Олькова рассказывает о суде длиной в шесть лет как об одном из главных событий в жизни. — Ну и что. Да, и без денег сидела месяцами, и нервов сколько вытрепано. Зато я доказала всем главное: самое важное в жизни — это справедливость».

Учитель математики на пенсии признаётся: всю свою жизнь говорила, что не может терпеть несправедливость, неправду. Сыновья Ольковой давно живут отдельно, но на пенсии Нине Васильевне скучать не приходится. Забот-хлопот активной пенсионерке, обожающей Омара Хайяма и умеющей готовить самые вкусные в мире пироги с лимоном, добавил коммерсант, положивший глаз на подвал её дома в центре Челябинска.

«Хрущёвка» в центре города — лакомый кусочек для коммерсантов. Фото: АиФНадежда Уварова

 

«В 1996 году в наших стайках был пожар, — рассказывает Нина Васильевна. — Потом подвалом никто не пользовался — ждали ремонта. Спустя несколько лет мы случайно узнали, что свои банки-склянки с огурцами да квашеной капустой больше не сможем хранить в подвале. Его-де купил бизнесмен. Мы не поняли юмора: как это можно купить часть муниципального дома? И вообще — разве не принадлежит нам, собственникам квартир, весь многоквартирный дом и подвал как часть его?»

Восемнадцать килограммов документов

С тех пор пенсионерка развернула борьбу за подземелье. Нина Васильевна говорит: важно даже не вернуть хозяевам их стайки, важна справедливость. «И в прокуратуры писала, и в земельные комитеты, и в полицию, и к судебным приставам, и в администрацию, куда только ни обращалась, — рассказывает Олькова. — За шесть лет набралось восемнадцать килограммов переписки, недавно для смеха взвесила. Я теперь знаю: на каждое обращение, на любой смешной вопрос в любую инстанцию нужно предоставить пакет, нет, тонну документов. Уж сколько я всяких контор обошла, экспертиз заказывала, копий постановлений, приказов и прочей документации перелопатила».

Вся переписка с чиновниками занимает у Ольковой десятки папок. Общий вес бумаг – 18 килограммов. Фото: АиФНадежда Уварова

Везде поначалу Нине отвечали: вам это надо? Ну, купил коммерсант ваш подвал, и что? Вам нечем заняться в жизни? Сидите дома, телевизор смотрите, внукам носки вяжите.

«А я всем говорю — а вы не воруйте, тогда и мне нечего делать будет, — смеётся пенсионерка, помешивая пельмени в кастрюле. — Я работала в молодости комсоргом, человек активный и деятельный. Когда поняла, что одна ни морально, ни физически не потяну борьбу с предпринимателем, у которого и юристы, и деньги, собрала инициативную группу».

За этот подвал шла нешуточная борьба. Фото: АиФНадежда Уварова

Актив целиком состоял из жителей дома, «кому за шестьдесят», говорит пенсионерка. Всё дело в том, что новый собственник лакомого помещения начал активно обустраивать подвал. Вроде как на сегодняшний день его рыночная стоимость — 18 миллионов рублей. Но там нужно было делать капитальный ремонт. В помещении вырубили проёмы под рамы, выросли новые окна. Но тут один из членов инициативной группы, пенсионер за 80 Владислав Жернох, инженер-технолог с 60-летним стажем, заметил: из-за новых двадцати двух окон, появившихся в стайках, дом «повело». Идея нового собственника понятна: каждую комнатку превратить в офис, а потом сдать в аренду или продать.

 

Но не на тех напали: пенсионеры с Энгельса, 54 испугались, что дом сложится, как карточный домик, а вот в борьбу вступить не побоялись. Олькова заказала экспертизу дома у самого что ни на есть независимого эксперта, специалиста по Уралу и Сибири, доктора наук, своего старого знакомого, которому тоже за 80. Но её результат опротестовывали, не признавали, приводили доводы «своего» эксперта. А потом баба Нина четыре месяца прожила без пенсии.


Владислав Жернох, более пятидесяти лет проработавший в сфере строительства, увидел нарушения в реконструкции помещения. Фото: АиФНадежда Уварова

 

«Недоглядели»

Когда один из очередных судов по возвращению подвала его владельцам был проигран, судебные издержки легли на плечи пенсионерки. Но Нина Васильевна узнала об этом намного позже, когда в один не прекрасный день не получила своего единственного дохода — пенсии в 9 тысяч рублей. Позвонила в пенсионный, и оказалось, что пенсия в размере ста процентов арестована в счёт уплаты госпошлины и прочих судебных нужд.

Пенсионерка обомлела: да как так, сказали бы, что я должна столько-то и столько-то, я бы понемногу отдавала государству. «Почта потеряла где-то уведомление, решение суда я тоже не получала по её вине, — вспоминает отважная баба Нина. — К приставам пришла, говорю, специально узнавала, нельзя ста процентов пенсии лишать, можно только по двадцать вычитать. Вы что же, говорю, побоялись, что я умру, а долг не отдам? Те что-то заговорили про “недоглядели”. А, ладно, сыновья не дали с голоду умереть. Да и соседи враз прознали про эту ситуацию, несли мне кто огурец, кто молока и хлеба, продержалась три месяца, а там и долг иссяк».

Теперь домашние заготовки хранятся в квартире, а не в подвале. Фото: АиФНадежда Уварова

А потом Нину Васильевну сбила машина. Пенсионерка никого не обвиняет: зареклась. Поняла, что можно доказать что-то только в суде. А на кого иск писать? Потом Нине Васильевне посоветовали: какими бы вы смелыми, умными, упрямыми и настойчивыми ни были, вам не справиться с коммерсантами, юридическим лицом, самим, без помощи юристов. Пенсионеры достали свои «гробовые» деньги, то, что откладывали на протезирование, и решили: нанимаем специалистов.

Но не тут-то было. Когда Нина Олькова и её команда рассказывали в очередной адвокатской конторе, что они затеяли, непременно слышали в ответ: «Вы с ума сошли. Пытаться вернуть муниципальную собственность. У вас ничего не получится, таких прецедентов нет». Но старики не отчаивались. Молодая, 23-летняя юристка, недавняя выпускница, пожалела пожилых истцов, а может, сразу поняла, что это первое дело будет отличным стартом её юридической карьеры. Яна взялась помочь.

Через несколько дней она рассказала пенсионерам: вам тут предлагают пятьсот тысяч рублей, и не надо подписывать никакие бумаги, если вы дальше рыть не будете. Старики поняли: впервые коммерсант содрогнулся, предположив, что пенсионеры могут лишить его собственности в восемнадцать миллионов. На самых законных основаниях.

Жильцы фиксируют на фото и видео всё, что происходит с их подвалом. Фото: АиФНадежда Уварова

Нина Васильевна говорит, руки у нее не опускались от проигрываемых один за другим судов. Она билась не за подвал, а за справедливость.

«Я ненавижу, когда разглагольствуют: правительство не то, устои не те, законы не те, люди не те, — говорит она. — Всё то! Нужно начинать с себя, с низов. Добиваться, поднимать народ, стараться, бороться, биться всеми силами за правду. Напротив нашего дома, на симпатичной десятиэтажке, мальчик повесил плакат любимой девочке. Я подошла к окну и придумала: «Если не добьюсь правды, закажу такой же баннер с надписью “Здесь похоронена справедливость”. Об этом и чиновникам, с кем переписывалась годами, рассказала. Смотрю, напряглись».

«Детям — да, коммерсу — нет»

Поначалу у жильцов ещё теплилась надежда, что в новом помещении откроются благие учреждения. Например, кружки социальные для детей. Или отдастся помещение на благо жителей дома. Ан нет. Как выяснили «старики-разбойники», все эти ремонты, замена окон, новые двери делались не для того. «Детям — да, коммерсу — нет, — смеётся Нина Васильевна. — Будем стоять до конца».

От предложенной суммы они отказались. Яна брала со стариков за свои услуги самые мизерные суммы из возможных. Оплату справок и копий документов, дорожные расходы пенсионеры по-прежнему несли сами.

«Когда начался этот ремонт в подвале, а я на пятом этаже, у меня цветочный горшок на подоконнике от ударов содрогался, — говорит ещё одна инициативная пенсионерка, Любовь Ковалёва. — Я, так сказать, казначеем была назначена, встречалась с людьми, собирала собрания жителей дома. Вместе мы насобирали более-менее нужные суммы».

Любовь Ковалёва в очередной раз пытается попасть в собственный подвал. Тщетно. Фото: АиФНадежда Уварова

Нина Олькова уверяет, что боится и за сам их старенький дом 1968 года постройки. А если какая-то коммунальная авария? У жильцов от подвала даже ключей нет. Где бы пенсионеры их ни требовали, везде получали отказ. Войти в помещение мог только собственник, а не жильцы.

Мы обходим дом, пенсионеры показывают свой подвал. С одной стороны, там, где подъезды, он невзрачный и серый. С другой — отделанная жёлтым яркая крыша, предохраняющая от осадков. Широкая лестница вниз. Даже перила есть. Однако кое-где, от земли и около окон, по кирпичной отделке старого дома идут тонкие трещинки. Вот это, говорят пенсионеры, и есть беда: окна поставлены асимметрично, нарушен фундамент, ведь подвал углубляли, там вроде как потолки выше, чем в квартирах. Убедиться невозможно: по комнатам явно ходят люди, возможно, арендаторы помещений, но пенсионеров, стучащихся в дверь, никто не пускает.

Жильцы дома фиксируют каждую трещину. Фото: АиФНадежда Уварова

 

Отвоевала

...Уже на этой неделе решение областного суда Челябинска вступает в силу: старики отвоевали свой подвал. Их огурцы и помидоры переедут из кладовок на свои законные полочки в подземелье. А бывший собственник обязан своими силами и средствами вернуть подвалу и дому первозданный вид, убрав асимметричные окна, ликвидировав трещины, доведя до ума систему отопления.

«"Старики-разбойники" наши. Гвозди бы делать из этих людей», — говорят о Нине Ольковой и её команде молодые жильцы дома по Энгельса, которым некогда и неохота было заниматься проблемами собственного подвала. «Я всей стране показала, что можно добиться справедливости, — говорит сама Нина Васильевна. — Ко мне жители девяти домов ходят, у которых так же отобрали подвалы. Решила книгу написать, как победить тех, кто по всем статьям сильнее. Я думаю, мы ещё повоюем».

4.03.15         Надежда УВАРОВА           Источник

Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:





Право







Партнеры

Пять признаков наступающего слабоумия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

В объятиях старика. Почему девушки выбирают немолодых мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Свекровь в 50 нашла молодого любовника Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Одиночество губительнее болезни! Как бороться со скукой в возрасте 65+ Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Мне 70. Рассказ-фантазия Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Ни стыда, ни совести или можно ли давать волю чувствам в 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как немолодые женщины используют мужчин Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Зачем мужчины влюбляются в женщин, старше себя Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Чем опасна поздняя любовь?  Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Как замедлить старение женщин после 50 лет - 7 советов Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Исповедь одинокой женщины Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Про старческий запах Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Какие мужчины нравятся женщинам за 40? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Расскажу, почему я в свои 60 лет не жалуюсь на здоровье и чувствую себя лет на 30 моложе Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Стоит ли менять жизнь в зрелом возрасте? Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Опасные привычки пожилых людей которые должны вас насторожить Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Предложил ей стать воскресным мужем, но она отказалас Џ®¤а®Ў­ҐҐ

10 причин, по которым влюбляются в женщин старше 50 Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Нам, 50-60-летним, посвящается. Џ®¤а®Ў­ҐҐ

ЭТО СУПЕРИНТЕРЕСНО Џ®¤а®Ў­ҐҐ

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом

Рейтинг@Mail.ru