Rambler's Top100

Гериатрия в поисках места под солнцем

Гериатрия в поисках места под солнцем
Нынешняя картина возрастной структуры населения разительно отличается от той, которая была сто лет назад, не говоря уже про более ранние времена. Никто сейчас не скажет, что 50-летний человек – старик. А в пушкинские времена это считалось именно так: «мерзкому старикашке Геккерну» было 44 года. Женщина в 24 года имела уже трех-четырех детей. А если не была к этому возрасту замужем, считалась старой девой.
 
В наше время 30 лет – молодая женщина, роды в 40 и позже становятся нормой. Никто и нигде специально такой порядок не устанавливал. Все произошло естественным путем. Благодаря успехам медицины люди стали жить дольше, детская смертность резко снизилась. Отпала необходимость рожать дюжину детей в надежде, что хотя бы половина выживет. В результате всех этих изменений людей старшего возраста становится все больше, а молодых все меньше.
 
По данным Росстата, общая численность населения в нашей стране с 2006 до 2015 года выросла на 2%; в то же время численность населения в возрасте старше трудоспособного (пожилого) – на 20%. Если в 2006 году доля пожилых составляла 20,4%, то в 2015-м – уже 24%. По прогнозу того же Росстата, до 2031 года в России продолжится рост численности пожилых. Эта тенденция общая для всех развитых стран. А дальше начинается разница.
 
Ожидаемая продолжительность жизни после 60 лет в мире в среднем составляет 20,16 года: в Африке – 16,93, в Азии – 19,38, в Европе – 21,93 года. В России ожидаемая продолжительность жизни после 60 лет – 18,35 года, больше чем в Африке, но меньше, чем в Европе и даже в Азии. Впрочем, в Азии такая позитивная средняя цифра получилась за счет Японии, где после 60 предполагается добавка в 25,84 года. От европейских стран (в Германии – 23,51 года, в Швейцарии – 25,03, в Италии – 25,09, во Франции – 25,18) и от США (24,07 года) мы отстаем.
 
Заметное отставание РФ по ожидаемой продолжительности жизни людей, достигших 60 лет, от развитых стран – результат воздействия многих негативных факторов. Не случайно Россия заняла 119-е место в рейтинге здоровья населения (расчет критериев проводился на основе анализа данных с 1990 по 2015 год) по версии медицинского журнала «Ланцет». Наша страна набрала 54 балла из 100. Такой же результат показали Украина и Сирия.
 
Заметно меньшую продолжительность жизни в России выдвигают как аргумент в пользу того, что нельзя в нашей стране повышать пенсионный возраст, как это делают в Европе и США. Однако специалисты придерживаются другого мнения.
 
Вот что сказал обозревателю «НГ» заведующий кафедрой гериатрии и гематологии Первого Московского медицинского университета профессор Павел Воробьев: «Гериатры и геронтологи, врачи и ученые уже лет 20 твердят о необходимости увеличения пенсионного возраста. Большинство пожилых продолжают работать, ведь преимущественно физический труд начала ХХ века сменился на преимущественно интеллектуальный начала ХХI века. Работать стало легче. Медицина, культура и урбанизация в целом подправили здоровье, и нынешний пенсионер часто здоровее молодых. Ну, и самый важный фактор: исследование показывает, что выход на пенсию приводит к резкому росту заболеваемости тяжелой патологией уже в течение первого года: в два раза в среднем растет частота инфарктов, инсультов, опухолей и сахарного диабета».
 
Резкий переход от активности до ничегонеделания часто не проходит даром, считает профессор Воробьев. Поэтому нужно, чтобы люди в старшей возрастной группе трудились как можно дольше. Это сохраняет им здоровье и увеличивает продолжительность жизни. Кроме того, мудрость пожилого вполне уравновешивает импульсивность молодого и в результате производительность такого тандема кратно растет.
 
Житейское наблюдение также подтверждает слова профессора: ученые плодотворно работают до глубокой старости или, если хотите, доживают до мафусаиловых лет благодаря работе. Однако есть такая загогулина: работодатели стараются избавиться от работников не только пенсионного, но и предпенсионного возраста. Уже после 40 в нашей стране возникают трудности с поиском работы. Так что увеличение пенсионного возраста должно идти параллельно с принятием закона, запрещающего увольнение из-за возраста. Кстати, в верхних эшелонах власти возраст – отнюдь не препятствие к занятию важных постов.
 
Однако наступает время, когда человек уже не в силах работать. Профессор Воробьев считает, что нужны разнообразного вида места компактного проживания для пожилых. Например, многоквартирные дома, куда человек может переселиться, сдав свою квартиру, с приближенной медицинской помощью, где будут проводиться какие-то культурные мероприятия по интересам, будут места для общения, кафе и ресторан, аптека, прачечная… Это станет профилактикой многих заболеваний – от инфарктов и инсультов (постоянный мониторинг хронических неинфекционных болезней) до переломов (предупреждение падения, специальная безбарьерная среда.
 
Для более «зависимых» должны создаваться дома другого типа, где гарантирован социальный и медицинский уход вплоть до призрения за полностью обездвиженными пациентами – отделение сестринского ухода.
 
А вот специализированные клиники, отделение в больнице и подразделение в поликлинике, по мнению Павла Воробьева, не нужны. У пожилых больных встречаются те же болезни, что и у молодых, протекают они со специфической картиной, но лечение в целом одинаковое. Частота некоторых болезней с возрастом нарастает, других, наоборот, уменьшается.
 
Есть специфические болезни, например аденома простаты. Но появляется она лет в 50–55. Болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона – преимущественно удел пожилых. Но врача, который одинаково хорошо лечит аденому простаты и болезнь Паркинсона, трудно себе представить. Врач общей практики в пределах своей компетенции может лечить все болезни, обращаясь в трудном случае к специалисту. Он должен знать и гериатрию, так как большинство его больных – люди пожилые.
 
А гериатр должен консультировать врачей в первую очередь общей практики, в случае наличия одновременно большого числа болезней при необходимости назначить сразу много препаратов, при разработке программы длительного ведения, реабилитации. Так выглядит гериатрия за рубежом. У нас пока идет поиск места для этой приобретающей все большую важность медицинской специальности.
 
22.10.16      Ада ГОРБАЧЕВА, обозреватель "Независимой газеты"         Источник
Комментарии к статье
Добавить комментарий


Читайте также:



















ПРОЖИЛА 122 С ПОЛОВИНОЙ ГОДА...



Не все умеют стариками быть.

Быть стариками непростая штука,
Не все умеют стариками быть.
Дожить до старости еще не вся наука,
Куда трудней достоинство хранить.

Не опуститься, не поддаться хвори,
Болячками другим не докучать,
Уметь остановиться в разговоре,
Поменьше наставлять и поучать.

Не требовать излишнего вниманья,
Обид, претензий к близким не копить,
До старческого не дойти брюзжанья,
Совсем не просто стариками быть.

И не давить своим авторитетом,
И опытом не слишком донимать,
У молодых свои приоритеты
И это надо ясно понимать.

Пусть далеко не все тебе по нраву,
Но не пытайся это изменить,
И ложному не поддавайся праву
Других уму и разуму учить.

Чтоб пеною не исходить при споре,
Не жаловаться и поменьше ныть,
Занудство пресекая априори,
Совсем не просто стариками быть.

И ни к чему подсчитывать морщины,
Пытаясь как-то время обмануть,
У жизни есть на все свои причины,
И старость это неизбежный путь.

А если одиночество случиться,
Уметь достойно это пережить.
Быть стариками трудно научиться,
Не все умеют стариками быть.

(Андрей Дементьев) 
 






















Долголетие


















Партнеры

Из почты

Навигатор

Информация

За рубежом